Помочь сайту

Если Вам помогла информация, которую Вы здесь обнаружили - помогите дополнить сайт другими уникальными материалами. Поддержите сайт любой суммой.

Флинт В.Е. и др. Разведение редких видов птиц.

Флинт В.Е. и др. Разведение редких видов птиц. Москва, Агропромиздат, 1986 г. 206 с.

 

 

РАЗВЕДЕНИЕ РЕДКИХ ВИДОВ ПТИЦ

 

Рассмотрены теоретические и практические вопросы разведения редких видов птиц в целях их последующей реинтродукции в природу для образования новых популяций. Даны практические рекомендации по транспортировке, хранению и искусственной инкубации яиц, выращиванию птенцов, кормлению птиц в неволе, формированию размножающихся пар, повышению их продуктивности.

Для научных работников в области охраны природы, биологов.

 

 

СОДЕРЖАНИЕ

 

Предисловие

Задачи, проблемы и перспективы разведения диких птиц

Вольерное разведение – новый этап в охране диких животных

Закон СССР «Об охране и использовании животного мира»

Статус и задачи питомников

Племенные книги и генетический контроль

Научные исследования

Реинтродукция птиц в природу

Создание питомников

Типы питомников

Практика создания питомников

Работа питомников

Устройство и оборудование питомников

Вольеры

Инкубационные и лабораторные помещения

Корма и кормление животных

Основные правила ухода за птицами

Заселение питомника и формирование поголовья

Подготовка птиц к размножению

Яйцо птицы и его развитие

Инкубация яиц

Выращивание птенцов

Болезни диких птиц в неволе

Ветеринарное обслуживание питомников

Разведение диких птиц

Журавлеобразные

Дрофиные

Дрофа

Джек

Стрепет

Гусеобразные

Куриные

Хищные птицы

Приложения

  1. Специфичность воздействия витаминов на организм птицы
  2. Нормирование рационов для домашних и некоторых видов диких птиц, разводимых на дичефермах
  3. Еденицы измерения количества витаминов

Список рекомендуемой литературы

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

 

 

Разведение редких и исчезающих животных, в вольерах как метод их спасения, как особая научно-организационная проблема стало объектом пристального внимания и оформилось в самостоя­тельное направление охраны животного мира недавно. От успеш­ной работы в этом направлении сейчас во многом зависит судьба животного мира, а для некоторых видов животных, над которыми в настоящее время нависла угроза исчезновения, это единствен­ный и последний шанс выжить. Выжить в вольерах, чтобы затем снова вернуться к вольной жизни.

Разведение животных в питомниках таит в себе особую прив­лекательность для людей самых разных научных интересов. Имен­но этим следует объяснить тот стихийный, «взрывной» характер, который приняло создание питомников во всем мире. То же наб­людается сейчас и в нашей стране: личная инициатива подчас опережает плановое развитие научных рекомендаций. С одной стороны, это можно приветствовать, так как глубокая заинтере­сованность всегда была и остается важнейшим залогом успешной работы. Однако, с другой стороны, необходимость строгого конт­роля здесь очевидна: ведь мы, в большинстве случаев, имеем дело с редкими видами и каждая неудача, обусловленная недостаточ­ной подготовкой или плохим обеспечением работ, тяжело отра­жается не только на престиже всего дела в целом, но и на состоя­нии поголовья животных, представляющих огромную научную, культурную и практическую ценность.

Масштабы исследований, посвященных разведению животных в неволе, исключительно широки. В настоящее время в питомни­ках и зоопарках мира изучают разведение практически всех групп высших позвоночных — всех млекопитающих (за исключением, пожалуй, китов), большинства отрядов птиц, многих пресмыкаю­щихся (в первую очередь черепах, змей и крокодилов), земноводных и рыб. В нашей стране работы такого плана начались с заметным опозданием, но сейчас они достигли достаточно высокого уровня. В Советском Союзе, как ни в одной другой стране мира, широки перспективы для развития сети питомников. Для нас чужды и не­знакомы те мотивы, по которым за рубежом, особенно в странах капитала, тормозится эта работа, и прежде всего мотивы эконо­мического плана. Основные предпосылки нашей работы — государственное планирование и финансирование в отличие от работы наших зарубежных коллег.

Было бы, однако, ошибкой думать, что в нашей стране созда­ние питомников и их успешная стабильная работа — дело прос­тое. Сложностей самого разного характера (научного, методиче­ского, организационного и чисто технологического) возникает много. Помочь преодолеть их, помочь наиболее оптимально обес­печить и направить работу уже созданных питомников и избежать ошибок при создании новых — главная задача авторов этой кни­ги. Авторы посетили все отечественные питомники редких видов животных, на практике ознакомились с опытом организации и ра­боты питомников журавлей, хищных птиц, водоплавающих, дроф и сов в США, Англии, Венгрии, ГДР, Швеции, атакже с работой многих зоопарков нашей страны и зарубежных, изучили всю дос­тупную литературу по разведению животных в вольерных усло­виях. Весь накопленный к настоящему моменту отечественный и международный опыт создания питомников и разведения живот­ных, которым грозит исчезновение, авторы постарались обобщить в этой книге. Здесь рассматривается преимущественно разведение птиц, но многие из обсуждаемых в этой книге проблем, в первую очередь научных и организационных, имеют более широкий ха­рактер и в равной мере касаются разведения других групп живот­ных.

Работа между авторами распределялась следующим образом, В.Е. Флинтом написаны предисловие, первая часть, посвященная задачам и перспективам питомников, а также разделы о практи­ке создания питомников (совместно с О.С. Габузовым), прави­лах ухода за птицами, заселении питомника и формировании по­головья (совместно с А.Г. Сорокиным), подготовке птиц к раз­множению и разведении журавлей. О.С. Габузовым написаны разделы о строительстве и оборудовании вольер (совместно с В.Е. Флинтом), инкубационных и лабораторных помещениях, кормах, строении и развитии яйца птицы, инкубации яиц, выра­щивании птенцов, болезнях птиц, ветеринарном обслуживании питомников, разведении гусеобразных (совместно с Т.С. Поно­маревой) и куриных птиц. Т.С. Пономаревой совместно с В.Е. Флинтом и О.С. Габузовым подготовлен раздел о разведении дроф, а А.Г. Сорокиным — о разведении хищных птиц. Список рекомендуемой литературы и приложения составлены О.С. Габузовым.

 

ЗАДАЧИ, ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ

РАЗВЕДЕНИЯ ДИКИХ ПТИЦ

 

 

Вольерное разведение – новый этап в охране диких животных

 

 

Немногим более ста лет прошло со дня образования первого в мире национального парка — Йеллоустонского в штате Вайо­минг (США). Это событие знаменовало начало новой эры в борь­бе за спасение животного мира. Тысячи и тысячи заповедников, национальных парков, резерватов, заказников, возникших за по­следующее столетие, стали последними убежищами животным, которым грозило исчезновение. На территории Советского Союза к середине 80-х годов создано более 150 заповедников общей пло­щадью свыше 13 млн. га.

Роль заповедных территорий в сохранении животного мира огромна. Только в национальных парках сохранилась уникаль­ная фауна Восточной Африки, представляющая не только хозяй­ственную, но и непреходящую научную и эстетическую ценность. Только на заповедных землях обитают сейчас американский жу­равль и лесной бизон Северной Америки, туатара Новой Зелан­дии. Исключительно на охраняемых территориях сохранились горные гориллы Экваториальной Африки, панцирные носороги Южной Азии, белоплечие могильники Испании, редчайшие лему­ры Мадагаскара и многие другие казавшиеся обреченными жи­вотные. В Советском Союзе благодаря работе заповедников сох­ранились такие виды, как амурский тигр, кулан, бухарский олень и некоторые другие животные.

К середине XX в. экологическая ситуация в мире резко изме­нилась, поскольку все большее количество различных районов Земли оказалось вовлеченным в хозяйственное использование. Ох­раняемые территории превратились в островки, окруженные без­брежным морем антропогенных ландшафтов, в значительной мере (если не полностью) утратили способность к саморегулированию природных процессов и без помощи человека практически уже не могут существовать.

Рост населения, индустриализация ландшафтов, широчайшее развитие туризма привели к неожиданным последствиям. Из-за невиданных ранее концентраций животных на охраняемых тер­риториях начали создаваться кризисные ситуации. Например, в национальных парках Цаво (Кения) и Мерчисон-Фоллз (Уганда) африканские слоны так разрушили исходные биоценозы саванн, что началась ощутимая трансформация всего животного населе­ния этих районов. Более того, сами слоны начали голодать и в неблагоприятные засушливые годы их очень много погибало; по­добное явление отмечается и в отношении бегемотов в Уганде. Концентрации животных в национальных парках Восточной Аф­рики привлекли внимание браконьеров, и сейчас практически все шкуры леопардов и рога носорогов добываются на территориях национальных парков незаконно. Черный носорог, бывший еще десятилетие назад обычным животным в национальных парках Нгоронгоро, Амбосели, Серенгети, стал исключительно редок. Шимпанзе и оранги, контрабандой ввозимые в Европу и Амери­ку, браконьерски отлавливаются на территориях национальных парков и резерватов. В окрестностях крупных резерватов прочно обосновались целые концерны браконьеров, оснащенных по пос­леднему слову техники.

Общая беда национальных парков, связанных с ростом туриз­ма, — синантропизация животных и переход их к паразитированию за счет человека. Наиболее ярко это явление проявляется в национальных парках, Северной Америки, где привыкшие к по­дачкам медведи, первоначально кормившиеся на свалках отбро­сов около кемпингов, перестали быть настоящими дикими живот­ными и теперь представляют серьезную опасность для туристов. То же происходит с павианами в национальных парках Америки, с белыми медведями на Аляске. Потерять страх перед человеком и стать опасными для него могут и другие виды животных, в том числе африканские слоны.

В заповедниках, ограниченных по площади и окруженных ан­тропогенными ландшафтами, численность животных, достигнув определенного уровня, стабилизируется, а затем даже снижается. Снижение ее происходит как за счет уменьшения потенциала раз­множения, так и вследствие эмиграции животных под влиянием демографических факторов. Попадая за пределы охраняемой территории, в трансформированные антропогенные ландшафты, эми­гранты неизбежно и очень скоро становятся жертвой браконье­ров; крупных хищников иногда приходится и отстреливать по официальным разрешениям, так как они начинают нападать на домашний скот. Кроме того, не для всех животных заповедники могут служить сколько-нибудь надежным убежищем на протяжении круглого года. Перелетные птицы, например (среди них большинство редких и исчезающих видов), гнездящиеся в заповедни­ках, во время миграций и на зимовках несут по разным причинам огромные потери, иногда осенью и зимой может погибнуть почти весь летний прирост популяции, полученный на охраняемых тер­риториях. Все это — негативные явления в жизни животных, за­метно прогрессирующие. И не случайно к середине нашего столе­тия стало очевидным, что без новых специальных мер ряд отдель­ных видов и целых их групп спасти уже не удастся. В связи с этим положение об исключительности заповедников было пересмотрено.

Многолетний опыт показал, что единственной абсолютно на­дежной мерой сохранения попавших в бедственное положение ви­дов, сохранения их как носителей генофонда может стать только разведение этих видов в искусственно созданных условиях — в вольерах специальных питомников и зоопарков. Возникновение первых питомников означало переход от пассивных мер охраны животного мира к активной борьбе за их спасение. Предстоял второй, качественно новый этап работы по сохранению генофон­да нашей планеты.

Обращаясь к сравнительно недавней истории, мы находим по­разительные, ставшие хрестоматийными примеры спасения видов в зоопарках и питомниках — оленя Давида, лошади Пржеваль­ского, зубра, гавайской казарки, лайсанского чирка и некоторых других. Не будь этого — их мы смогли бы видеть их сейчас только в музеях. На первых порах разведение в вольерных условиях рассмат­ривалось как крайнее средство, экстренный случай «реанимации» наиболее угрожаемых видов. Сейчас точка зрения на проблемы разведения животных меняется. Специалисты приходят к мысли, что необходимо в совершенстве овладеть технологией разведения в искусственно созданных условиях всех видов существующих животных. Грань между редким и обычным животным зыбка, а сдвиги в природных экосистемах под влиянием хозяйственной де­ятельности человека глубоки и осуществляются в рекордно корот­кие сроки. Поэтому те виды, численность которых сегодня не внушает опасений за их будущее, завтра могут оказаться на гра­ни исчезновения, и тогда уже будет поздно разрабатывать мето­ды их спасения. Владение технологией разведения всех групп жи­вотных поможет во всеоружии встретить возможные кризисные ситуации, возникшие в жизни того или иного вида, положение ко­торого сейчас не вызывает тревоги. Вот почему эта работа долж­на расцениваться как одна из наиболее актуальных на сегодняш­ний день.

Все вышесказанное не означает, конечно, что мы уже сейчас должны создавать специальные центры по разведению всех современных животных, — это нереально. Но знать, как разводить этих животных, как создавать стабильно размножающиеся и ге­нетически полноценные группы каждого существующего вида, как управлять ими, мы обязаны уже сейчас, во всяком случае, долж­ны к этому стремиться.

Разведение животных в вольерных условиях как метод спасения редких видов долгое время воспринималось большинством специалистов скептически, и причины этого были достаточно вески. Еще совсем недавно считалось, что жи­вотные, выросшие в тесном контакте с человеком (импринтированные на чело­века), не обученные родителями, уже не способны к самостоятельной жизни в природных условиях. Особенно устойчиво держались такие воззрения в отно­шении хищных животных. Однако исследования последних двадцати лет, в частности работа Джой Адамсон со львами и гепардами, показали несостоя­тельность этих сомнений. Во-первых, были разработаны технические приемы возвращения (репатриации) животных в природную среду, оказавшиеся исклю­чительно эффективными (к этому мы позже вернемся). Во-вторых, сами жи­вотные показали себя в экологическом и этологическом плане гораздо более пластичными, нежели мы представляли себе это ранее. Они проявили прекрас­ные способности к адаптации в незнакомых им условиях, что значительно облегчило решение проблем, связанных с репатриацией. Наконец, импринтинг на человека, считавшийся после работ замечательного этолога, лауреата Нобе­левской премии К. Лоренца совершенно непреодолимым препятствием, на практике оказался отнюдь не таким стойким и всеобъемлющим, каким мы его себе представляли. Все это дает нам основание утверждать, что возвращение выращенных человеком животных в природу не только возможно, но и не со­здает сколько-нибудь серьезных, а тем более непреодолимых препятствий.

Многие специалисты не верили в возможность поддерживать генетическую полноценность в ограниченной группе животных, разводимых в неволе. Дело в том, что животные в питомнике по сути дела представляют собой не что иное, как малую популяцию, а генетическая судьба таких популяций изучена доста­точно хорошо и в целом не оставляет места для оптимизма. Однако сейчас хорошо известно и то, что малая популяция в питомнике не эквивалентна при­родным малым популяциям потому, что размножение в ней жестко контроли­руется и грамотно направляется человеком. К настоящему времени методы та­кого контроля разработаны достаточно основательно, и прежде всего в сель­скохозяйственном животноводстве, имеющем много общего с разведением диких животных в питомниках.

Есть и третья причина скептического отношения некоторых специалистов к разведению диких животных. Она объясняется дефицитом мест, пригодных для репатриации, поскольку площадь и число природных местообитаний, как уже говорилось, резко сократились, и с этим приходится считаться. На первых порах убежищами для выращенных в питомниках животных могут стать охра­няемые территории, которые, надо надеяться, еще не скоро окончательно по­теряют свои природные качества. Однако уже сейчас надо быть готовым к тому, что для животных придется специально создавать условия существова­ния в рамках сугубо антропогенных ландшафтов. Если же заглянуть в буду­щее значительно дальше, чем мы это обычно делаем, надо признать неизбеж­ность искусственного формирования фаун районов, где это будет по тем или иным причинам возможно. Такими местами могут быть вновь культивируемые земли, искусственные водоемы и т. п. По выражению американского ученого У. Конвея, на человеке лежит сейчас большая ответственность, он должен действовать, чтобы сохранить биологическое разнообразие, используя самые разные средства, в том числе и создание новых экологических взаимоотноше­ний. Он не может просто стоять и сокрушаться. Приспособить животных к антропогенному ландшафту — задача, если брать ее в чистом виде, кажущаяся невыполнимой только на первый взгляд.

Вольерным разведением и выпуском животных в природу в целях обогащения охотничьих угодий человек занимается уже на протяжении столетия. Эта область деятельности получила назва­ние дичеразведения. Круг животных, ставших объектами дичеразведения, широк, а знания в области технологии разведения и опыт практической работы по реинтродукции животных исключи­тельно велики. Нет ни малейшего сомнения в том, что дичеразведение, специальные питомники и современные зоопарки состав­ляют единую стратегическую линию. Это лишь различные подхо­ды к сохранению и направленному формированию животного ми­ра, это своего рода авангард в охране генетического разнообра­зия нашей планеты.

Было бы непростительной ошибкой противопоставлять созда­ние питомников другим, более консервативным, но достаточно отработанным мерам охраны животных — расширению сети ох­раняемых территорий или различным формам охраны мест оби­тания животных в пределах антропогенных ландшафтов, а также укреплению законности в области природоохранного права. В ряде случаев и по отношению ко многим видам это представля­ется даже более актуальным и действенным, по крайней мере, сейчас. Однако это не дает повода для самоуспокоения и не ис­ключает необходимость разработки технологии разведения этих видов в вольерах питомников, а, скорее, наоборот. Таково веле­ние нашего времени.

 

Закон СССР «Об охране и использовании животного мира»

 

Сохранение всего видового многообразия животных независи­мо от их значения для человека в настоящем и будущем, сохра­нение целостности генофонда нашей планеты — один из основных принципов, регламентированных Законом СССР «Об охране и ис­пользовании животного мира». Этот важнейший принцип крас­ной нитью проходит и через Всемирную стратегию охраны при­роды, провозглашенную 5 марта 1980 г. в 30 странах мира, в том числе и в СССР. Редкие и находящиеся под угрозой исчезнове­ния виды — это наиболее уязвимая часть генофонда, потеря которой может произойти в очень короткие сроки. Именно поэтому сохранению этих видов сейчас придается особое значение.

В Законе СССР «Об охране и использовании животного ми­ра» предусматриваются особые меры, направленные на сохране­ние редких и находящихся под угрозой исчезновения видов. В ст. 26 указано, что они заносятся в Красную книгу СССР и крас­ные книги союзных республик. Действия, которые могут привести к гибели, сокращению численности или нарушению среды обита­ния видов, занесенных в Красную книгу СССР, не допускаются. Исключительную важность представляет то, что в Законе СССР впервые в мировой практике регламентируется юридиче­ское положение питомников для разведения редких и исчезающих видов. В ст. 26 записано, что в целях сохранения редких и нахо­дящихся под угрозой исчезновения видов животных, воспроиз­водство которых в естественных условиях невозможно, специаль­но уполномоченные на то государственные органы по охране и регулированию использования животного мира обязаны при­нимать меры к созданию необходимых условий для разведения этих видов животных. В ст. 21 (п. 7) в качестве мер охраны жи­вотного мира указывается разведение в неволе редких и находя­щихся под угрозой исчезновения видов животных. Таким обра­зом, разведение в неволе, в вольерных условиях редких и исче­зающих видов животных в настоящее время стало обязан­ностью государственных органов по охране животного мира.

В соответствии с Законом СССР «Об охране и использовании животного мира» добывание животных, занесенных в Красную книгу СССР, допускается по особому разрешению, которое вы­дают в первую очередь для добывания животных, предназначен­ных для разведения в искусственно созданных условиях, т. е. в питомниках. Важно подчеркнуть, что без разрешения, выдаваемо­го согласно постановлению Совета Министров СССР от 12 апре­ля 1983 г. «О Красной книге СССР» Министерством сельского хозяйства СССР (ныне Госагропром СССР), любой отлов или сбор яиц животных, занесенных в Красную книгу СССР, расценивается как особый случай злостного браконьерства. Это положение распро­страняется на территории всех союзных республик.

Общие законодательные акты, направленные на охрану ред­ких и исчезающих видов, действуют практически в каждой стра­не. Хочется, однако, напомнить, что Советский Союз стал первым в мире государством, юридически утвердившим создание питом­ников в качестве государственной обязанности.

 

Статус и задачи питомников

 

Питомники для разведения редких и исчезающих видов могут создаваться любыми государственными, кооперативными и об­щественными учреждениями, предприятиями, организациями не­зависимо от их ведомственной принадлежности. Однако создание каждого такого питомника должно быть согласовано с Госагропромом СССР, который является специально уполномоченным го­сударственным органом по охране животного мира.

Задачи питомников многоплановы, и несомненно, что главней­шая из них — сохранение генофонда редких и исчезающих видов путем создания и содержания в вольерах или в полувольных ус­ловиях стабильно размножающихся и генетически полноценных групп животных. Не случайно за питомниками закрепилось наз­вание «генетические банки». Если разведение в питомнике редко­го вида отработано достаточно четко и животные размножаются регулярно, за судьбу этого вида в принципе можно не беспокоить­ся. Вторая задача питомников — разработка стандартной, хорошо документированной и апробированной технологии содержания и разведения животных. Однако разведение при сравнительно уз­ком круге производителей неизбежно приводит к инбридингу, поэ­тому третья важнейшая задача питомников — создание и ведение племенных книг, позволяющих избежать близкородственного скре­щивания или, во всяком случае, свести его последствия к мини­муму. Четвертая задача питомников — создание резервного по­головья разводимых животных для возвращения их в природу с целью усиления ослабленных, восстановления угасших или соз­дания новых популяций, пополнения коллекций зоопарков. Тес­ный рабочий контакт между питомниками и зоопарками — основа успешной работы тех и других.

Сейчас, когда зоопарки приняли разведение редких и исчезаю­щих животных за одну из главных своих функций, обмен живот­ными для «освежения» крови племенного поголовья стал не толь­ко необходимым, но и достаточно распространенным и обыден­ным явлением. Разведение в неволе животных снижает также пресс отлова их в природе для пополнения коллекций зоопарков и для зооэкспорта.

Огромную ценность представляют питомники как место про­ведения научных исследований. Уже говорилось, что в боль­шинстве случаев питомники создают при научно-исследователь­ских и природоохранных учреждениях, организациях или общест­вах. Поэтому научно-исследовательская работа в них является обязанностью каждого сотрудника питомника.

Содержание животных в неволе открывает перед исследова­телем исключительно широкие возможности для изучения наибо­лее сложных и скрытых, интимных сторон биологии этих живот­ных, практически не поддающихся анализу при изучении в при­роде.

Проблематика исследований может быть очень разнооб­разной и включать вопросы как фундаментального, так и чисто прикладного характера. Наконец, каждый питомник — это куль­турно-просветительный центр. В его задачи входит пропаганда идей охраны природы, бережного обращения с животным ми­ром— важным природным ресурсом, экологическое воспитание лю­дей, посетивших питомник. А посетителей бывает много, даже ес­ли питомник расположен в достаточно отдаленной местности. Та­ковы в самых общих чертах задачи питомников.

ПЛЕМЕННЫЕ КНИГИ И ГЕНЕТИЧЕСКИЙ КОНТРОЛЬ. В нашей стране сама проблема создания питомников, как метода сохранения генофонда диких животных в целом и редких исчезающих видов в частности, еще настолько молода и нова, что ставить вопрос о возможных генетических изменениях, которые проявляются, как правило, не ранее чем в двадцатом-тридцатом поко­лении, на первый взгляд преждевременно. Мы искренне радуем­ся, когда успешно выращиваем нескольких птенцов из яиц, взя­тых в природе, по-настоящему бываем горды, когда получаем пер­вое потомство. Сегодня для нас наиболее остры вопросы предот­вращения болезнейи лечения животных, разработки для них кор­мовых рационов и методов искусственного осеменения. Это понят­но, ведь мы во многом идем нехожеными путями, и каждый ус­пех дорог и ценен. Однако, планируя долгосрочность наших программ по разведению животных в неволе, мы уже сейчас обязаны думать о тех далеких их поколениях, в которых по нашей беспеч­ности и неосведомленности могут проявиться негативные послед­ствия забвения основ племенной работы.

Племенная работа в питомниках редких видов животных стро­ится по тем же принципам, что и племенная работа с сельскохо­зяйственными животными, однако конечные цели разведения ди­ких и домашних животных диаметрально противоположны. Если при разведенки домашних главной задачей является получение наибольшей и выгодной для человека (запрограммированной) из­менчивости, то разведение диких животных направлено на макси­мальное сохранение, консервацию исходных гено- и фенотипов.

Генетика домашних животных была предметом исследований на протяжении значительного отрезка времени и к настоящему моменту имеет крепкую научную и практическую базу, тогда как в генетике диких животных, особенно малых их популяций (ка­ковыми и являются группы животных в питомниках), сделаны лишь первые шаги. Мы еще многого не знаем о направленной пле­менной работе с дикими животными. Вместе с тем, очевидно, что основы такой работы должны закладываться уже сейчас, с пер­вых дней существования питомников, с первых поступлений в них диких животных. Поэтому, отсылая читателя для получения све­дений общего плана к фундаментальным сводкам по генетике сель­скохозяйственных животных, мы останавливаемся лишь на тех практических аспектах, которые могут быть поставлены на по­вестку сегодняшнего дня и уже сейчас должны стать краеуголь­ным камнем последующей племенной работы во всех питомниках. Основная проблема, возникающая при разведении диких жи­вотных в питомниках — преодоление негативных последствий ин­бридинга (близкородственного скрещивания), который приводит к появлению рецессивных генотипов. Поскольку многие рецессивы обладают вредным или нежелательным эффектом, инбридинг обычно ведет к уменьшению размеров тела и другим конститу­ционным отклонениям, к снижению плодовитости, депрессии жизспособности и плодовитости, увеличению доли самцов в потомстве, что, в свою очередь, служит причиной нарушения эко­логической и социально-этологичесной организации популяций. Bместe с тем, при инбридинге резко повышается фенотипическая изменчивость, что крайне нежелательно, так как нарушается один из основных принципов разведения диких животных — сохране­ние генетически и фенотипически полноценных особей, пригодных для последующей репатриации в природу.

Основной метод предотвращения инбридинга или преодоления его последствий — направленная селекционная работа и прежде всего жесткий контроль за формированием брачных пар и групп. Такой контроль в практике сельскохозяйственного животноводст­ва осуществляется на основе племенных книг, позволяющих опре­делить родственные связи всех участвующих в воспроизводстве животных. Эти книги для каждой породы ведутся уже почти сто­летие, они бесценный инструмент управления размножением популяций домашних животных.

К настоящему времени созданы племенные книги и диких жи­вотных, разводимых в основном в зоопарках. Международную племенную книгу лошади Пржевальского, например, ведут зоо­парки в Праге и Сан-Диего, международную племенную книгу кулана — Берлинский зоопарк (ГДР), амурского тигра — зоопарк в Лейпциге (ГДР). Менее интенсивно ведутся работы с племен­ными книгами птиц, хотя в последние годы кое-что сделано и здесь. Международную племенную книгу даурского журавля ведет Нью-Йоркское зоологическое общество, японского журавля — зоопарк Уэно в Токио, недавно начаты работы по ведению меж­дународной племенной книги стерха, ответственным за которую стал питомник редких журавлей в Окском заповеднике. Вместе с тем, по большинству видов птиц, разводимых в неволе, племен­ных книг нет, их создание и ведение — задача нашего поколения. Поскольку организация этого дела в международном масштабе длительна и сложна, мы рекомендуем начать его уже сейчас в масштабах каждого питомника. Такие материалы впоследствии принесут неоценимую пользу при управлении популяциями птиц, разводимых в вольерных условиях.

Племенная книга представляет собой свод определенных сведений о каж­дом животном, содержащемся в неволе. Эти сведения включают: название вида животного (желательно русское, английское и латинское); присвоенный живот­ному номер по племенной книге; пол; кличку (практика показала, что клички использовать лучше, чем номера, которые легко спутать с номерами племен­ной книги); дату рождения (если она известна); место рождения (или место приобретения); время поступления в питомник; дату и место смерти, причины гибели; способ использования трупа и место хранения останков (если они со­храняются в виде скелета, тушки, препарата и т. п.); специальные заметки и примечания.

Все эти сведения заносят в специальную карточку, которую заводят на животное при его поступлении в питомник и пополняют в течение всей его жизни. На обороте карточки приводят сведения о потомстве по несколько упрошенной схеме, а для животных, рожденных в этом же питомнике, — све­дения и о родителях.

Для ведения международных племенных книг дубликаты карточек перио­дически высылают назначенному международному куратору, который их обра­батывает и несет ответственность за их регулярную публикацию и распростра­нение среди владельцев всех животных данного вида. Такую систему регистра­ции исходных данных о поступающих в питомник животных мы рекомендуем для практической работы всех наших питомников диких животных. Именно такая система будет основной для предотвращения или снижения последствий инбридинга.

Одна из задач племенной работы — генетическая паспортиза­ция животных, содержащихся в питомниках. За последние два десятилетия разработаны достаточно надежные биохимические методы регистрации изменений генных частот, происходящих в популяции, находящейся под контролем. Основу этой работы представляет исследование изоферментов тканей и крови мето­дом гель-электрофореза. Простота, универсальность (метод при­годен для исследования любых видов позвоночных животных), возможность получения прямых данных о степени средней гомо- и гетерозиготности, позволяющих оценивать степень инбридинга, делают этот метод незаменимым при изучении генетической струк­туры популяции. Применение его не требует сложной и дорого­стоящей техники, электрофореграммы в полиакриламидном геле хранятся достаточно долго и представляют прекрасный объект для сравнения.

Сведений о генетическом разнообразии свободноживущих по­пуляций тех видов животных, с которыми начата работа в питом­никах, пока недостаточно. Поэтому одной из важнейших задач сейчас является создание своего рода «музея крови», где будут накапливаться сведения о генетическом разнообразии диких по­пуляций, находящихся в норме. Сравнение этих данных с анало­гичными данными из питомников позволит объективно оценить раз­личия, вызываемые содержанием животных в неволе, разработать наиболее оптимальные программы их разведения, поможет в со­ставлении соответствующих схем формирования брачных пар и групп по принципу максимального избегания инбридинга. В сущ­ности это не что иное, как генетический мониторинг. Уже начаты первые экспериментальные исследования генетической структуры лошадей Пржевальского, содержащихся в. некоторых зоопарках США.

На практике для избегания негативных воздействий инбридинга можно для начала руководствоваться двумя простейшими, сформулированными американским ученым Дж. Сеннером правилами:

не брать в качестве особей — основателей популяции в питомнике инбредных животных. Группа неродственных, но прошедших полный инбридинг жи­вотных имеет вдвое меньшую изменчивость, чем группа неродственных особей, не подвергавшихся инбридингу;

не брать для первоначальной популяции родственных животных, надо стремиться к тому, чтобы как можно большее число животных было как можно меньше родственно друг другу.

К сожалению, это условие удается выполнить далеко не всегда, так как в руки исследователя по большей части попадает несколько яиц из одного гнезда или птенцов из одного выводка.

Некоторые аспекты сохранения генетического разнообразия и генетической стабильности в популяциях животных, содержащих­ся в питомниках, упоминались выше. К ним относятся соблюде­ние минимальной величины поддерживаемой эффективной чис­ленности популяции (не менее 50 особей), а также рассредоточе­ние размножающихся животных по разным питомникам, распо­ложенным в различных климатических условиях. Все это в соче­тании с аккуратным и добросовестным ведением племенных книг и введением в практику генного контроля создает предпосылки для грамотной селекционной работы и избегания или нейтрали­зации негативных последствий инбридинга, по крайней мере в обозримом будущем.

НАУЧНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ. Знание биологии животных, содержащихся в питомниках, — основа их успешного разведения. К сожалению, наших знаний в этой области, несмотря на огром­ное количество проведенных исследований, еще недостаточно, осо­бенно по вопросам, которые имеют особую важность для искус­ственного разведения, — об интимных сторонах жизни животных. Питомники представляют поистине неоценимые возможности для проведения исследований самого разного профиля, которые по разным причинам часто еще недоиспользуются. Именно поэтому мы сочли необходимым остановиться на обсуждении перспек­тив научных исследований в питомниках более подробно, хотя составление конкретных программ исследований в наши задачи не входит.

Научные исследования в питомниках можно разделить на две категории, одна из которых относится к разделу фундаменталь­ных наук, а другая — к разряду прикладных, обеспечивающих практическую работу питомника. В фундаментальные исследова­ния входит, несомненно, изучение классической экологии разво­димых животных: исследования по биологии размножения, изу­чение роста и развития, суточной активности и бюджета времени, линьки, индивидуальной и возрастной изменчивости окраски, раз­меров и других меристических параметров. Исследования в пи­томниках дают уникальный материал о сроках инкубации яиц, их массе и изменении ее в процессе насиживания (инкубации).

Ежедневные взвешивания и измерения птенцов позволяют вы­явить закономерности их роста и развития, которые можно выра­зить графически в виде так называемых кривых роста. Большую ценность представляют материалы по формированию перьевого покрова, его возрастной и сезонной смене (для этого достаточно ежедневно собирать в вольерах все выпавшие перья и определять их происхождение на основе заранее составленного атласа оперения). Хронометраж поведения животных в вольерах дает воз­можность судить о суточной активности и бюджете времени, а в сочетании с контролем потребляемой пищи и экскреции — и об энергетическом балансе. Наблюдения за животными во время про­гулок вне вольер позволяют с достаточным основанием составить представление об их избирательности при добывании пищи, о предпочитаемости того или иного вида корма. Простейшие эксперименты, не нарушающие режима питомника, могут дать ответ на такие вопросы, как выбор оптимальных температур, типов убе­жищ, мест для расположения гнезда и т. п. Ни один из всех пе­речисленных вопросов не может быть с достаточной полнотой изу­чен в природных условиях.

Работа в питомниках открывает широкие перспективы в об­ласти этологии животных. Изучение определяющих факторов и поведения во время свободного формирования брачных пар и групп, исследование проявлений территориальности, возрастной и сезонной изменчивости, расшифровка ритуализированных форм брачного поведения и сопутствующей вокализации, раскрытие внутренних причин совместимости брачных партнеров, изучение заботы о потомстве и роли в этом обоих родителей — таков са­мый краткий перечень вопросов, ответы на которые можно полу­чить при научных работах со взрослыми птицами. Не менее цен­ный материал дают исследования поведения птенцов: изучение формирования в онтогенезе таких важных поведенческих реак­ций, как реакции на родителей или замещающие их объекты (воз­никновение импринтинга), на особей своего вида, на хищников. Исключительный интерес представляют работы в области форми­рования акустических связей родителей и потомства, проявляю­щихся уже в процессе эмбрионального развития и впоследствии могущих стать важным инструментом управления вольерной по­пуляцией. Поскольку в питомниках содержат обычно близкие ви­ды, исследования эти можно выполнять в сравнительном аспекте, что значительно повышает их научную ценность.

К этологическим исследованиям близко примыкают исследо­вания социобиологического направления, имеющие большое зна­чение и в прикладном плане. Изучение социальной структуры размножающихся (и репатриируемых) групп животных, выбор наиболее оптимальных вариантов соотношения полов и возрас­тов животных, исследование механизмов, поддерживающих иерар­хию подчиненности, представляют собой не только общебиологи­ческую ценность, но и дают предпосылки к успешному разведению. Например, во многих зоопарках мира долго и безуспешно пытались разводить колониальных птиц — фламинго, некоторых ибисов, пеликанов. Оказалось, что препятствием к началу разм­ножения было содержание птиц небольшими группами или отдельными парами. Как только выяснилось, что для стимуляции размножения группы должны состоять из большого количества особей, в том числе и неполовозрелых, это препятствие было уст­ранено, и сейчас почти в каждом крупном зоопарке эти птицы размножаются сравнительно легко.

В питомниках предоставляется обширное поле для исследо­ваний и в области генетики. Мы уже говорили о практической значимости генетического контроля вольерных популяций, одна­ко дело здесь не только в непосредственной утилизации генети­ческих данных. По существу, только питомники могут быть на­стоящей базой для изучения генетических перестроек в малых популяциях диких животных, приводящих к их гибели, явлений, связанных с генетическим дрейфом, инбредной депрессией, исто­щением генетической дисперсии и другими важными аспектами популяционной генетики. Эти аспекты хорошо разработаны в ма­тематических моделях и для некоторых лабораторных или до­машних животных, и практически их нет для диких животных. Конечно, говорить об организации фундаментальных генетических исследований в отечественных питомниках пока преждевременно, поскольку они еще очень молоды, однако в перспективе это надо иметь в виду.

Питомники могут и должны стать рабочей базой эндокрино­логов. Знание природы и действия гормонов при разведении жи­вотных (а этих знаний еще недостаточно) уже сейчас находит чисто практическое применение. В частности, по общему содержа­нию эстрогенов в моче определяется беременность млекопитаю­щих, у которых ее нельзя выявить обычными методами. Не ис­ключено, что впоследствии и у птиц можно будет установить связь между готовностью к спариванию, откладкой яиц и уровнем эстрогенов в организме. По наличию в экскрементах птиц тесто­стерона или эстрогенов можно определить пол здоровых поло­возрелых птиц. Наконец, введение гормонов может оказаться эф­фективным стимулятором размножения.

Следует отметить, что мнения относительно возможности ис­пользования гормонов в качестве стимуляторов размножения раз­деляют далеко не все специалисты. Один из основоположников, разведения животных в вольерах выразился до этому поводу при­мерно следующим образом: стараться заставить птиц размно­жаться с помощью введения гормонов, когда они не хотят делать этого обычным путем,— это все равно, что пытаться починить ЭВМ, стреляя в нее из пистолета. Отдавая дань юмору нашего коллеги, мы тем не менее не можем с ним полностью согласить­ся. Гормоны уже зарекомендовали себя, как подсобное средство при разведении соколов в странах Передней Азии и в ФРГ; пер­вые успешные опыты предприняты и у нас при разведении краснозобых казарок. Конечно же, они не заменяют главного — правильного ухода за птицами и подбора пар, но, тем не менее, мы убеждены, что роль эндокринологии в разработке технологии раз­ведения редких видов в будущем станет весьма значительной.

Некоторые исследования должны проводиться в питомниках специально как элементы технологии содержания и разведения животных в неволе. К такого рода исследованиям в первую оче­редь следует отнести изучение режима инкубации, включающего температурный режим, влажность воздуха, прерывистость инку­бации, частоту поворотов яиц и т.д. И хотя эти показатели у всех птиц колеблются в общих пределах, каждый вид имеет свои, пусть даже незначительные нюансы, и игнорирование их может приве­сти к ошибкам, причины которых мы не всегда в состоянии выя­вить. Большинство неудач в искусственном инкубировании связа­но именно с незнанием точных параметров инкубации, с попытками экстраполировать режим одного вида на режим других видов.

Большую ценность представляют исследования в области раз­работки полноценных сбалансированных кормовых рационов. Рецептура кормов для домашних птиц разработана давно, а в пос­ледние годы в разных странах определен состав искусственных кормов и для ряда диких птиц, в частности для журавлей, дроф, многих охотничьих видов. К сожалению, в практике не всегда удается точно повторить составы, разработанные за рубежом, поэтому проблема создания отечественных комбикормов стоит до­статочно остро.

Практическую значимость имеют исследования по биоакусти­ке. Сейчас установлено, что соответствующий акустический фон может выполнять различные функции, в частности синхронизиро­вать вылупление яиц в инкубаторе и даже повысить их выводи­мость. Несомненно, что биоакустические исследования в питомни­ках следует только приветствовать.

Важное и очень сложное дело — изучение болезней диких жи­вотных. И хотя питомники редких и исчезающих видов по понят­ным причинам не самое лучшее место для исследований такого плана, тем не менее необходимость использовать их в качестве полигона при изучении болезней реальна. Совсем недавно в жу­равлином питомнике Международного фонда охраны журавлей (МФОЖ) был, например, выявлен новый, неизвестный ранее виpyc группы Herpes, унесший в течение недели более 20 журав­лей, в том числе и очень ценных. Именно в этом питомнике вирус был выделен и описан.

Наконец, особого внимания заслуживают работы, связанные с консервацией генома (на далекую перспективу) и половых про­дуктов для искусственного осеменения, повышения генетического разнообразия и снижения воздействий инбридинга. Результаты таких исследований представляют исключительную ценность, од­нако для этого требуется сложная аппаратура, поэтому в решении задач консервации генома питомники могут выполнять роль лишь младшего партнера.

Таков в самых общих чертах круг исследований, которые мож­но проводить на базе питомников. Естественно, что сотрудникам питомника даже часть этих, исследований может оказаться не под силу. Не следует забывать, что для них главная обязан­ность — содержание и разведение животных. Поэтому чем ши­ре будет круг научных учреждений, заинтересованных в коопера­ция с питомниками, тем успешнее будет развеваться научная ра­бота, тем больший вклад сделает наука в охрану животного мира.

 

 

Реинтродукция птиц в природу.

 

Создание резерва для реинтродукции, или репатриации, животных в природу - одна из главнейших задач, питомников. Известно, что ареалы редких и исчезающих животных, как правило, в той или иной мере редуцированы под влиянием неблагоприятных, чаще антропогенных факторов. Сокращение ареала в определенном смысле - самостоятельный лимитирующий фактор, воздействующий на судьбу вида. Поэтому искусственное расширение ареала путем восстановления исчезнувших или создания новых природных популяций следует рассматривать, как один из естественных и самых логичных путей сохранения редких и исчезающих видов.

Еще сравнительно недавно существовало мнение, что выведенные и выращенные в неволе птицы непригодны для реинтродукции в природу. Импринтинг на человека (потеря страха перед ним), отсутствие навыков добывания пищи, формирующихся под влиянием научения со стороны родителей, неспособность самостоятельно набирать миграционные пути и места зимовки - все это определяло по старым представлениям невозможность выпуска на свободу выращенных в вольерных условиях птиц. В определённых кругах исследователей такое мнение сохраняется, к сожалению, и по сей день. Однако в действительности дело обстоит не так. Сейчас разработаны технические приемы, позволившие преодолеть очевидные трудности.

Реинтродукция птиц может осуществляться на разных стадиях индивидуального жизненного цикла, и на этом основаны различные технические методы реинтродукции: приемных родителей; усыновления; смешанных пар; одичания.

Метод приемных родителей. В основе этого метода лежит неспособность отличать собственные яйца от яиц другого, особенно систематически близкого вида, что позволяет производить подмену яиц. Этот метод давно используют в домашнем птицеводстве, когда, например, под курицу-наседку кладут для инкубации яйца уток, гусей или индюков. При работе с редкими видами донором является сам редкий вид, а реципиентом (приемным родителем) - систематически близкий, но достаточно обычный вид. При подмене яйца реципиента изымаются. Приемные родители инкубируют яйца редкого вида, выращивают птенцов. Обучают их всем жизненным навыкам; птенцы узнают район, где они выросли, миграционные пути и места зимовки приемных родителей. Этот метод эффективен как при работе с выводковыми, так и с птенцовыми птицами.

Метод приемных родителей прекрасно зарекомендовал себя при создании новой природной популяции американского журавля в резервате Грейс-Лейк (Айдахо, США), где яйца американского журавля подкладывали в гнезда канадского. Приемные родители, канадские журавли, не только вырастили своих воспитанников, но и показали им, куда и как отлетать на зимовку, как возвращаться на новую родину. Американские журавли новой популяции освоили несвойственный им зимний корм. Если исходная популяция из Канады, зимующая в резервате Арканзас на заболоченных приморских лугах побережья Мексиканского залива (штат Техас), питается на мелководьях в основном животной пищей, журавли новой популяции зимуют в засушливом штате Нью-Мексико и всю зиму кормятся зернами кукурузы. Этот факт опроверг главное возражение ученых старого толка, которые предрекали, что американские журавли будут импринтированы на своих приемных родителей и только с ними станут образовывать брачные пары, засоряя фауну никуда не годными гибридами. Все оказалось иначе: выросшие американские журавли перестали обращать внимание на своих приемных родителей! Генетически закодированные и унаследованные от предков формы брачного поведения оказались сильнее импринтинга, вот почему в нашей стране при создании новой популяции стерха в Окском заповеднике метод приемных родителей был избран без колебаний.

Известной модификацией метода приемных родителей является подмена не яиц, а птенцов. Этот метод практикуется с птицами, имеющими птенцовый тип развития. Он был широко использован при восстановлении сапсана на Тихоокеанском побережье США, где птенцов сапсана подкладывали в гнезда мексиканского сокола.

Метод усыновления. Его используют исключительно для птенцовых птиц, и заключается он в том, что в гнездо с пуховыми птенцами редкого вида подкладывают (не заменяют!) птенцов того же редкого вида, но полученных в неволе. Этот метод очень надежен, он полностью исключает импринтинг птиц на человека, обеспечивает оптимальные условия выращивания и обучения птенцов. Однако применение его несколько ограниченно в связи с невозможностью создать новую популяцию из-за отсутствия реципиента. Тем не менее, метод усыновления стал основой программы по восстановлению численности сапсана в Скалистых горах и на Тихоокеанском побережье США, где только в 1982 г. в гнездах диких сапсанов выросли и получили путевку в жизнь 52 молодых сокола, родившихся в питомнике Фонда сапсана в Корнелльском университете. Успешность выращивания усыновленных птенцов составила более 95%.

Метод смешанных пар. Он принципиально отличен от двух первых методов. Сущность его заключается в том, что, если вкаком-то определенном районе держится в период размножения одиночная птица редкого вида, ей предлагают выведенного в неволе брачного партнера. Такого кандидата помещают в открытую сверху вольеру, обеспечивая доступ к нему вольного партнера (естественно, что кандидат лишен способности к полету). Образуется, как правило, смешанная пара, потомство которой оказывается диким и по достижении определенного возраста переходит к самостоятельной жизни. Применение этого метода при работе с редкими видами еще более ограниченно, однако он прекрасно зарекомендовал себя в работе с филинами в Швеции, с дикой индейкой в США, а сейчас используется при формировании новой популяции американского журавля в резервате Грейс-Лейк, где в связи с повышенной птенцовой гибелью самок резко нарушилось естественное соотношение полов. Предполагается в местах обитания самцов построить открытые вольеры и поместить в них самок из питомника Исследовательского центра в Патуксенте, которые образуют смешанные пары с дикими самцами. Пока эта работа находится в стадии эксперимента, однако сомнений в ее успешном завершении не возникает.

Метод одичания. Он наиболее прост, широко применяется и достаточно эффективен. По сути дела все искусственное дичеразведение строится на выпусках выращенных птиц по методу одичания. Основа метода - постепенное приучение молодых, но уже оперившихся и достаточно сформировавшихся птенцов к самостоятельной жизни.

Метод одичания широко применяется при репатриации птиц, и все успешные выпуски редких видов фазановых в Южной и Юго-Восточной Азии были осуществлены с применением этого метода. Он же является основой при сохранении дрофы в странах Западной Европы, где яйца из обреченных на разорение гнезд собирают, искусственно инкубируют, а подросших птенцов выпускают в угодья. Выпуск приурочивают к периоду, когда дрофы из природных популяций собираются в стаи перед осенним отлетом. Именно таким образом на биологической станции в ГДР с 1973 по 1981 г. было возвращено в природу более 200 дроф.

Наиболее ярко проявил себя метод одичания в замечательной по смелости и успешной операции по восстановлению сапсана в восточных штатах США и отчасти в Скалистых горах. Это был первый опыт выпуска хищных птиц, и многие предрекали ему неудачу. Однако профессору Т. Кейду, инициатору этой работы, и его последователям, в основном студентам Корнелльского университета, удалось опровергнуть пессимистические прогнозы. Работа по реинтродукции строилась так: подросший и неимпринтированный на человека молодняк помещали в специально сконструированные клетки-ящики с открывающимся выходом и присадкой. Клетки размещали либо на построенных для этого особых деревянных вышках на побережье Атлантического океана, где проходит интенсивный осенний пролет куликов, либо в горах, где ранее гнездились сапсаны. Во всех случаях выбирали достаточно уединенные места. Молодые голодные соколы, выход которых на волю ничем не ограничивался, довольно быстро начинали самостоятельно добывать себе пищу и спустя некоторое время теряли связь с клеткой, которую вначале считали своим домом. Если сокол не сразу принимался за охоту, его некоторое время слегка подкармливали, но так, чтобы он не видел людей. Сейчас ежегодно выпускают около 200 сапсанов, выращенных в неволе. В 1980 г. возвращенные к вольной жизни, птицы впервые загнездились восточнее Миссисипи, где сапсаны не строили гнёзд с конца 50-х годов. В 1982 г. здесь гнездилось уже не менее 10 пар - успех превзошел самые смелые ожидания!

Особую проблему составляет разработка методики подготовки непосредственного материала для реинтродукции - яиц, птенцов и молодых птиц. При использовании метода приемных родителей замену яиц реципиента на яйца донора наиболее целесообразно осуществлять на максимально поздних стадиях инкубации. Это сокращает период пребывания их в гнезде приемных родителей, где опасность гибели яиц от хищников или иных причин достаточно велика. Вместе с тем установлено, что из яиц, инкубированных в искусственных условиях, птенцы вылупляются несколько ослабленными. При заботливом и правильном содержании в вольерах такие птенцы вырастают в полноценных птиц, однако в естественных условиях они оказываются недостаточно жизнеспособными и, как правило, гибнут. Поэтому брать для замены яйца из инкубатора рискованно. Нельзя и оставлять яйца под родителями для насиживания, так как это приводит к прекращению откладки новых яиц и отражается на общей продуктивности редкого вида в питомнике. В связи с эти и было предложено помещать яйца после откладки не в инкубатор, а под заменяющую родителей наседку, относящуюся к систематически и экологически близкому виду. Например, для яиц американского журавля в Патуксенте (США) такими наседками стали канадские журавли, разводимые в этом же питомнике, и эффективность метода приемных родителей после этого резко возросла. В питомнике редких журавлей в Окском заповеднике планируется использовать для этих целей канадских и серых журавлей.

Особый подход требуется к выращиванию молодых птиц, предназначенных для реинтродукции методом одичания. Если для птиц племенного поголовья импринтирование на человека не представляет серьезных неудобств, а, напротив, облегчает уход, содержание, кормление, искусственное осеменение и т.д., то для птиц, которых готовят к выпуску в природу, оно нежелательно. Поэтому контакты таких птиц с человеком, особенно в первые дни жизни, следует свести до минимума. Это достигается рядом технических приемов. При инкубировании яиц и выращивании птенцов, прежде всего, используют заменяющих наседок, причем,они могут относиться к другому виду. Установлено, что даже привыращивании птенцов родителями, импринтированными на человека, молодые птицы оказываются дикими и боятся человека несоизмеримо больше, чем родители.

Метод одичания особенно эффективен при работе с выводковыми птицами. При выращивании птенцовых птиц поступают двояко: либо оставляют только что вылупившихся птенцов с родителями на несколько дней, а затем докармливают их из пинцетатак, чтобы кормящий человек не был виден птенцам, либо (если яйца инкубированы в инкубаторе) с самого начала кормят птенцов искусственно, оставаясь для них невидимым: для этого стенки вольеры делают из стекла с односторонней прозрачностью и на руку надевают особый рукав, имитирующий голову взрослой птицы. При таком воспитании птенцы практически не импринтируются на человека.

Предполагалось, что большую потенциальную опасность представляет возможный импринтинг птенцов на приемных родителей, а это впоследствии может привести к межвидовой гибридизации. Однако, как уже говорилось, работы в резервате Грейс-Лейк показали, что у американского журавля не возникло импринтинга на приемных родителей - канадских журавлей. Не возникло импринтинга и у сапсана на мексиканского сокола. Можно предположить, что наследственные изолирующие механизмы, куда в качестве составляющих входит восприятие внешнего облика, голосовых сигналов и поз, окажутся более стойкими, чем импринтинг.

Таковы основные методы реинтродукции птиц в природу. Естественно, что их можно комбинировать в различных сочетаниях в зависимости от сложившейся ситуации. Не исключено также, что в будущем будут предложены и успешно применены и другие методы.

Вторая важная проблема при создании новых популяций - выбор территории. Вопрос это сложный, и при решении его мы рекомендуем руководствоваться следующими основными принципами.

Исторический принцип. Наиболее оптимальным представляется на первый взгляд создание новой популяции в местах былого обитания вида, т.е. в пределах восстановленного ареала. В ряде случаев такой подход действительно приносит успех, например при восстановлении природных популяций соболя и бобра, а из редких видов - белого орикса или американского журавля. Мировой опыт показал, однако, что это правило имеет много исключений. Очень часто места былого обитания вида оказываются уже непригодными для существования вида, причем произошедшие изменения могут быть практически незаметными для глаза человека. Действительно, если вид однажды исчез на какой-то территории, значит, были объективные причины для этого, которые могут сказаться и сейчас. Иногда мы знаем эти причины, иногда нет. Не отвергая поэтому возможности создания новой популяции в пределах исторического ареала вида, мы не имеем оснований отказываться от обсуждения попытки сделать это на принципиально новой территории, где вид не обитал. Неудача с реинтродукцией гавайской казарки на Гавайях и, напротив, успешное размножение алеутского подвида канадской казарки в Новой Зеландии как нельзя более ярко иллюстрируют это положение.

Ландшафтный принцип. При создании новой природной популяции, желательно определенное физиономическое сходство исходных ландшафтов: того, где вид обитал в прошлом, и нового, где ему предстоит жить. Нецелесообразно, например, создавать новую популяцию степного или пустынного вида в антропогенном ландшафте. Напротив, сравнительно однотипные тугайные леса на всей территории Средней Азии пригодны, по-видимому, для интродукции многих животных, характерных для тугайного комплекса, но имеющих узколокальное распространение. Вместе с тем полная идентичность ландшафтов - необязательное условие успешной интродукции. Еще часто мы недооцениваем экологическую пластичность животных и их способности резко менять биологию при изменении условий существования. Например, бухарский олень - характерный обитатель пойменных тугайных лесов - сравнительно легко приспособился к жизни в принципиально иных условиях - в горных лесах Таджикистана. Коренным образом изменилась и зимняя биология американского журавля вновь созданной популяции в Грейс-Лейк. Но, пожалуй, лучшей иллюстрацией пластичаности вида и его способности осваивать новые ландшафты является обыкновенный фазан, который с помощью человека заселил сейчас все континенты, кроме Антарктиды, и обитает даже в вечнозеленых лесах Новой Зеландии. Это обстоятельство необходимо учитывать при анализе ландшафтной характеристики территории, выбранной для реинтродукции.

Экологический принцип. Важнейшее условие успеха в создания новой популяции - возможно более полное выявление экологической пригодности территории. Это требует не только детального изучения ее свойств, но и исчерпывающих знаний биологии интродуцируемого вида, а также подробных сведений о климате района. Набор данных об экологических возможностях территории в каждом конкретном случае может быть различным, но обязательно должен включать данные о наличии, запасах и доступности кормов, об убежищах и других элементах природного комплекса, необходимых для размножения вида, о возможных врагах, конкурентах и болезнях, а также о максимальных и средних климатических параметрах. С экологических позиций должна быть учтена и другая сторона создания новой популяции - возможности воздействия ее на те биоценозы, в которых она будет новым, эволюционно неотработанным звеном. Не исключено, что при определенных обстоятельствах появление в биоценозе вселяемого вида может привести к нежелательным последствиям (в виде конкуренции с аборигенными видами) или даже к нарушению биологического равновесия. Особенно остро такая проблема может стоять при создании новых популяций на охраняемых территориях.

Организационный принцип. При создании новой популяции, особенно на первых этапах работы, необходимы надежная охрана территории и слежение за интродуцированными в природу животными. Эти требования должны быть учтены уже при планировании операции и подборе территории. Очень желательно, чтобы территория имела естественные рубежи в виде горных массивов или водных артерий, чтобы не использовалась в хозяйственных целях, не была бы населена и т.д. Не менее важен постоянный контроль за выпущенными животными, что возможно при хорошем обзоре территории.

С учетом необходимости охраны редкого вида оптимальным вариантом территории, предназначенным для его реинтродукции в пределах восстановленного ареала, следует считать заповедник или хорошо организованное охотничье хозяйство. В отдельных, достаточно аргументированных случаях вполне возможно вселение на территорию заповедника и не аборигенного редкого вида.

Если подходить к оценке территории с позиции этих четырех принципов, то проблема подбора участка, оптимального для интродукции, оказывается достаточно сложной, однако только такой подход может гарантировать конечный успех итерации в целом.

Еще один вопрос, связанный с проблемой создания новых популяций, касается принципов подбора животных для интродукции. Прежде всего, нужно отчетливо представлять себе, что для создания полноценной популяции необходим достаточно большой исходный материал. Назвать какие бы то ни было конкретные цифры пока не представляется возможным - они зависят от ряда биологических особенностей интродуцируемого вида: характеристики социальной структуры популяции, степени ее территориальности, подвижности, системы брачных отношений и т. д. Кроме того, возможности добыть животных для реинтродукции иногда просто ограниченны. Тем не менее можно с уверенностью сказать, что для различных групп животных интродукционный минимум будет разным. Например, при создании новой популяции кулана в Меана-Чаачинском заказнике (Туркменская ССР) первоначально было выпущено 12 особей, а в Капчагайском госохотхозяйсггве (Казахская ССР) - 23 особи; при интродукции бухарского оленя в Кара-Чингильском госохотхозяйстве той же республики выпустили 22 животных, причем все выпуски были успешными. Популяция джейрана в Бухарском питомнике, насчитывающая сейчас около 500 голов, вначале, в 1977 г., состояла из 44 животных. С другой стороны, на Гавайи с 1961 по 1976 г. были завезены 1244 гавайских казарки, но гнездование их до сих пор не зарегистрировано.

При комплектований группы животных для реинтродукции необходимо придерживаться тех соотношений пола и возраста, которые характерны для вольных популяций данного вида. Этим, в частности, объясняется успех реинтродукции кулана и бухарского оленя. Правильно подобранные половой и возрастной составы интродуцируемой группы животных имеют, по-видимому, большее значение, чем общее количество выпущенных особей. К сожалению, возможности для этого имеются не всегда.

Очень важна работа с животными, предшествующая выпуску их на волю: они обязательно должны пройти карантин, дегельминтизацию, быть обмерены и по возможности взвешены. Необходимым условием является мечение животных перед выпуском. Все это в дальнейшем позволит контролировать состояние популяции.

Слежение за вновь созданной популяцией требует научного и технического обеспечения и поэтому должно быть организовано и продумано еще до начала интродукция. Следует помнить, что, создавая новую популяцию редкого или исчезающего вида, мы берем на себя большую ответственность и если возможности обеспечения научно-технического персонала транспортом и другим оборудованием ограниченны, а участвующие в проведении операции люди не заинтересованы в работе, надежд на успех мало.

При работе в питомниках возникает проблема сохранения генетической чистоты подвидов и популяций, которую нельзя решить однозначно. С одной стороны, создание профилированных питомников для спасения эндемичных подвидов фазана - дело первостепенной срочности, и необходимо предпринять все меры для того, чтобы воспрепятствовать гибридизации этих подвидов, сохранить их в чистоте как важный компонент генофонда вида. С другой стороны, складываются порой и иные ситуации. Например, когда к 1960 г. восточно-американский подвид сапсана практически исчез на всем протяжении ареала восточнее Миссисипи, в питомнике Фонда сапсана были собраны все доступные из оставшихся живых соколов, относящихся к трем подвидам (кроме восточно-американского здесь были западно-американский и тундровый подвиды). Из-за ограниченного их количества пришлось при формировании пар игнорировать подвидовую принадлежность. Потомство этих с формальной точки зрения гибридных пар сейчас и расселяют по всей громадной территории - от Атлантического побережья до Скалистых гор. Американцев это не пугает («лучше какой-нибудь сапсан, чем никакого!»), и они по-своему правы. Так ли уж жизненно важно, что в коллекциях музеев могут появиться тушки сапсанов, вызывающие недоумение сравнительно небольшой группы систематиков? Зато крылья живых сапсанов рассекают воздух, и человек может любоваться стремительным полётом этих прекрасных птиц, пустовавшие в течение 30 (!) лет скалы вновь огласились их воинственным криком. Итак, две ситуации - два решения. Нам кажется, что именно здесь нужно искать ответ на поставленный вопрос - в крайнем случае, попытку сохранить вид ценой подвида можно считать оправданной.

Последний вопрос касается правовых основ создания новых популяций. В соответствии со ст. 29 Закона СССР «Об охране и использовании животного мира» переселение животных в новые места обитания допускается с учетом заключений соответствующих научных организаций по решению государственных органов по охране животного мира. Самовольное переселение животных запрещено! Правовой стороне планирования и организации каждой операции по реинтродукции редких видов в природу следует уделять особое внимание.

 

Создание питомников.

 

ТИПЫ ПИТОМНИКОВ. Приступая к проектированию сети питомников для разведения в вольерных условиях редких и исчезающих видов птиц, необходимо предвидеть всю перспективу этого сравнительно нового для нас дела. Мы должны отчетливо представлять себе какого типа питомники наиболее отвечают нашим требованиям, каких птиц и в какой очередности мы намерены разводить.

Международный опыт разведения в неволе редких видов животных показал возможность выделить четыре основных организационных формы учреждений подобного профиля: комплексные питомники; специализированные питомники; профилированные питомники; зоопарки.

Комплексные питомники. Их создают при крупных научно-исследовательских учреждениях, разрабатывающих общие проблемы охраны природы, и в частности животного мира. В таких питомниках содержат, как правило, животных, относящихся к различным, часто далеким систематическим группам, и число таких групп может сильно варьировать. Создание комплексного питомника предусматривает наличие большой территории, значительного и высококвалифицированного штата научных сотрудников различных специальностей и обслуживающего персонала, разнообразного современного оборудования и, естественно, крупного финансирования. Примером может служить комплексный питомник при Исследовательском центре в Патуксенте, где осуществляют программы по разведению в неволе черноногого хорька, американского журавля, калифорнийского кондора, коршуна-слизнееда, некоторых видов водяных черепах. В Советском Союзе аналогом такого питомника может служить зоопарк «Аскания-Нова».

Специализированные питомники. Они наиболее распространены, и объектами разведения в них являются крупные систематические единицы типа отряда или семейства, причем наравне с редкими здесь содержат и разводят и обычные, многочисленные виды. Эти виды выполняют ряд функций: служат моделями для отработки методик разведения редких птиц, используются вместо наседок, а также, демонстрируя разнообразие группы, служат пропагандистским целям. Это очень важно, так как помещать в экспозицию редкие, особо ценные виды не всегда оправдано. Наиболее яркие примеры специализированных питомников - это питомник объединения по водоплавающим птицам в Слимбридже (Англия), где собрана уникальная и почти полная коллекция лебедей, гусей и уток мировой фауны, питомник Международного фонда охраны журавлей (МФОЖ) в Барабу (Висконсин, США) - здесь из 14 видов журавлей мира нет только одного - черношейного, а также отечественный журавлиный питомник в Окском заповеднике.

Профилированные питомники. Они предназначены для разведения какого-нибудь одного редкого или исчезающего вида. Концентрация усилий на одном виде дает, конечно, прекрасные результаты, так как позволяет создать оптимальные условия для его разведения. Однако именно из-за ограниченности объектов разведения создание профилированных питомников сопряжено с определенными трудностями. В нашей стране типичный профилированный питомник - Центральный зубровый в Приокско-Террасном государственном заповеднике, а за рубежом - питомники по разведению сапсана при Корнелльском университете и в Форт-Коллинс (США).

Зоопарки. По данным Международного зоопарковского ежегодника, по состоянию на 1979 г. в зоопарках мира содержались 55 видов птиц и 134 вида млекопитающих, занесенных в Красную книгу Международного союза охраны природы и природных ресурсов (МСОП), из которых 27 видов птиц и 90 видов млекопитающих размножались в неволе. В зоопарках Советского Союза из числа редких и особо ценных животных, специально учитываемых ежегодником, в настоящее время содержится 57 видов млекопитающих (796 особей) и 16 видов птиц (170 особей). Многие из этих животных размножаются. В частности, в Алма-Атинском зоопарке регулярно дает потомство пара бородачей. В Московском зоопарке периодически размножаются краснозобые казарки, малые лебеди, горные гуси, белощекие казарки, мандаринки. В ряде зоопарков регулярно получают потомство от амурских тигров, снежных барсов, гепардов, белых медведей и других млекопитающих, занесенных в Красную книгу СССР. Больших успехов в работе достигли многие зарубежные зоопарки - Сан-Диего (США), Уипснейд (Англия), Берлинский, Пражский и др.

Разведение в неволе редких и исчезающих видов хотя и важная для зоопарков, но в определенном смысле подчиненная функция, выполняемая наряду с более ответственными - демонстрацией разнообразной коллекции животных. Преобладающее большинство зоопарков, в том числе и в нашей стране, не приспособлено для разведения редких видов. До последнего времени баланс рождаемости редких и исчезающих видов в зоопарках по отношению к их смертности был отрицательным. Лишь во второй половине XX в. начали создавать зоопарки нового типа, в которых основное внимание уделяется проблеме разведения редких видов. Примером может служить основанный Дж. Даррелом зоопарк Джерсийского треста (Англия). Следует отметить, что именно зоопарки выступили инициаторами международной кооперации в деле разведения в неволе редких и исчезающих видов и провели ряд международных конференций на эту тему.

Каждая из форм организации питомников имеет определенные преимущества и недостатки. Работа комплексных питомников успешна, однако набор разводимых видов, как правило, велик, поэтому такие питомники целесообразно создавать только при крупных научных учреждениях с широкой проблематикой исследований. Организация специализированных питомников позволяет полнее использовать территорию (близкородственные и экологически однотипные виды требуют примерно одинаковых условий и могут содержаться в общих вольерных комплексах или даже совместно), сократить штат научных сотрудников и обслуживающего персонала в связи с относительно узким профилем работ, унифицировать (а поэтому и удешевить) кормление животных. Вместе с тем эффективность работы таких питомников исключительно высока. Также высока эффективность работы профилироваяных питомников, однако при организации их могут возникнуть известные трудности, связанные прежде всего с соотношением фактических затрат и известной лимитированностью результатов разведения единственным видом. Поэтому масштабы организации таких питомников ограниченны.

Оценивая реальную ситуацию, для нашей страны наиболее перспективным вариантом следует признать специализированные питомники. В то же время нельзя отказываться и от других организационных форм разведения редких видов в вольерных условиях, которые уже достаточно апробированы.

ПРАКТИКА СОЗДАНИЯ ПИТОМНИКОВ. Практика создания питомников значительно сложнее, чем это может показаться на первый взгляд. Несущественных мелочей здесь нет, и поэтому нужно стремиться предусмотреть каждую деталь.

Два подхода к созданию питомника. Самый верный путь к созданию питомника, казалось бы, должен выглядеть так: после того как решение строить питомник принято, составляют смету на финансирование, заказывают проект и затем в соответствии с ним строят все необходимые сооружения. После этого в вольеры выпускают нужных животных - и жизнь питомника начата. К сожалению, так бывает редко. Это простая и логически бесспорная схема встречает возражения, в обоснованности которых нетрудно убедиться. Сущность возражений такова: средств на постройку питомника требуется немало, а фонды на них не предусмотрены, но самое главное - нет гарантии, что животные, которых добираются разводить, не погибнут по какой-нибудь непредусмотренной причине. Ответ на вопрос: «Умеете вы правильно содержать животных?» - часто простой, но малоутешительный: «Не знаю, не пробовал, но думаю, что сумею». И тогда обычно предлагают второй вариант.

Строят пробный мини-питомник, не требующий серьезных вложений средств и даже дорогостоящего проекта: нередко его сооружают силами будущих сотрудников из недорогих материалов. Но так или иначе вольеры создают и заселяют их животными. Какой-то срок уходит на то, чтобы научиться содержать питомник на хорошем уровне, и только при успешной работе возникает вопрос о строительстве настоящего питомника. В этом случае его обычно решают положительно. Что ж, с возражениями экономистов и плановиков мы обязаны считаться. Поэтому не следует отказываться и от второго варианта.

Независимо от того, какой из вариантов определен, основные требования, предъявляемые к питомнику, необходимо знать. В большинстве случаев они входят в проектное задание, но соблюдать их необходимо и при постройке пробного питомника.

Расположение питомника. Любой питомник - это предприятие, нормальное функционирование которого связано с необходимостью своевременного и бесперебойного подвоза кормов, обеспечения водо- и электроснабжением, с наличием поблизости достаточного количества рабочей силы и специалистов, жилья для них и т. п.

Если создавать питомник вдали от (населенных пунктов, то вокруг него должен вырасти поселок с коммунально-бытовыми услугами, медицинским обслуживанием, клубом, школой, детскими учреждениями и т.д. (при этом следует учитывать, что люди некоторых профессий не смогут быть обеспечены достаточной загруженностью). Строительство такого комплекса потребует больших затрат. Питомник, организованный в непосредственной близости от населенных пунктов, не связан с необходимостью строительства жилых помещений для обслуживающего персонала, и специалистов, отпадает надобность в коммунально-бытовых объектах, медицинских и культурных учреждениях, подводка коммуникаций удешевляется. Многие потребности питомника (санитарно-ветеринарное обслуживание, проведение ряда лабораторных исследований, ремонт оборудования и приборной техники) могут быть удовлетворены при помощи существующих в населенном пункте и его округе других учреждений (на животноводческих предприятиях, в ветеринарных учреждениях, мастерских, лабораториях и т. п.), из которых всегда можно пригласить специалистов для консультации и оказания практической помощи.

При выборе места для строительства питомника необходимо учитывать существующие у нас в стране санитарно-ветеринарные требования. Удаленность питомника от жилых и производственных строений населенного пункта должна быть не менее 300 м, а от животноводческих комплексов и предприятий по переработке их продукции - до 2 км; удаленность от железных и автомобильных дорог допускается от 50 до 200 м, а от железнодорожных станций - от 500 до 1500 м, в зависимости от их категории.

Грунт. При строительстве, питомника независимо от его назначения всегда предпочтительнее песчаные, хорошо дренированные почвы. Сырость, особенно застойная, способствует развитию или сохранению возбудителей болезней. Даже для птиц, экологически связанных с болотами или водой, песчаный грунт в вольерах предпочтительнее. Для обеззараживания грунта рекомендуется периодически его перекапывать или иметь для каждой птицы (пары птиц) две вольеры и использовать их попеременно.

Планировка питомника. Общая планировка зависит от имеющейся в распоряжений площади, размеров вольер и других показателей, связанных с особенностями биологии разводимых животных. Некоторые положения имеют и общий характер. В частности, необходимо соблюдать принцип зонирования. На территории питомника рекомендуется выделять следующие зоны:

экспозиционную, посещение которой разрешается в соответствии с правилами распорядка питомника;

научно-производственную, где размещают лаборатории, инкубаторные, брудерные и другие помещения, а также вольерные комплексы с маточным поголовьем и молодняком и в которую право доступа имеют только сотрудники питомника (специалисты из других учреждений могут посещать ее по разрешению администрации питомника);

ветеринарно-карантинную, право доступа в которую имеют только сотрудники питомника и представители ветеринарной службы;

административно-хозяйственную, куда вынесены все подсобные службы.

В пределах экспозиционной или административной зоны следует планировать музей. Вольерные комплексы надо подразделять на репродуктивный и выростной.

Кормовой склад и склад для подстилочных материалов желательно располагать на границе научно-производственной и хозяйственной зон так, чтобы завоз и загрузка в них кормов и подстилки осуществлялись из хозяйственной зоны, а отгрузка - из производственной. В крупных питомниках ремонтные мастерские, источники аварийного электроснабжения, котельную и склад топлива можно выделять в самостоятельную зону. В питомниках, где разводят животных, нуждающийся в специальных кормах (мыши, перепела, мучные черви и т. п.), помещения для производства этих кормов строят в особой, выделенной для этих целей зоне (подсобных производств), по возможности удаленной от производственной.

Питомник должен иметь главный вход и въезд для автотранспорта. Кроме главного входа, нужна дополнительная дорога для вывоза из питомника помета и других нечистот в специально отведенные и оборудованные соответствующим образом места (пометохранилища, скотомогильники), удаленные от внешней ограды на расстояние не менее 300 м с подветренной стороны.

При планировании дорожной сети внутри питомника важно соблюдать принцип чистых и грязных дорог, иными словами, пути завоза кормов по возможности не должны пересекаться с дорогами, по которым вывозят нечистоты.

Жилые дома для специалистов, если в этом появятся необходимость, строят за пределами питомника, не ближе 300 м от его внешней изгороди. Принимают все возможные меры, чтобы домашние животные, находящиеся в личном хозяйстве сотрудников, не проникали внутрь и не приближались к питомнику.

Расстояния между отдельными зданиями и сооружениями внутри питомника рассчитывают с учетом противопожарных требований. Ремонтные мастерские, гаражи, складские помещения располагают не менее чем за 60 м от загонов и вольер для животных.

Охрана питомников. Этому следует уделять особое внимание. Обязательным для питомника является наличие сплошного, по возможности глухого забора с запирающимися воротами во избежание проникновения на территорию питомника случайных хищников - бродячих собак и кошек, а в ненаселенной местности и диких хищников - хорей, куниц, лисиц, рысей и других нежелательных посетителей. По верху забора должен быть укреплен защитный козырек, препятствующий животным, умеющим лазать; необходимо удалить и деревья, с которых хищник может перепрыгнуть через забор (в питомниках США, например, для защиты от енотов и опоссумов по верху ограды натягивают в два ряда электрический провод, который ночью подключают к сети напряжения). Невыполнение этого требования может привести к трагическим последствиям: пробравшийся на территорию хищник может всего за одну ночь свести на нет плоды многолетних трудов.

Очень надежный метод охраны - использование сторожевой собаки, которую на ночь выпускают в питомник, однако следует иметь в виду, что собака может испугать птиц, и они побьются о сетку.

Необходимо препятствовать попаданию на территорию питомника крыс, мышей, воробьев, голубей, ворон и других синантропных животных. Они могут быть источниками заболеваний, а серые крысы представляют прямую опасность для молодняка птиц. Борьба с ними исключительно трудна, ибо яды мы не можем использовать на территории питомника. Единственно приемлемый, хотя и малоэффективный способ в этом случае, - контроль за появлением и немедленный отлов крыс капканами, заделывание каждой появившейся норы, а главное - поддержание необходимого санитарного состояния питомника.

Дезинфекция. Перед входом в питомник, перед дверями в каждое помещение и в каждую вольеру обязательно должны быть устроены дезинфекционные ванны для транспорта и коврики для прохода людей. Для дезинфекции чаще всего используют водный раствор едкого натра или лизол. После дождей дезинфекционную жидкость необходимо обновлять. Особое внимание следует обратить на изоляцию и оборудование ваннами карантинной зоны. Желательно предусмотреть санпропускник, в котором обслуживающий персонал может мыться и переодеваться.

Энергообеспечение. Поскольку все инкубаторы и брудеры работают на электрической энергии, вопросам энергообеспечения нужно уделить пристальное внимание. Подача тока от сети должна быть постоянной и стабильного напряжения. Следует при этом учитывать возможность аварийного отключения электроэнергии, поэтому желательно предусмотреть отдельный понижающий трансформатор и обязательно - аварийный бензиновый электрогенератор (движок), который всегда должен быть в готовности. По крайней мере два человека из персонала питомника должны уметь обращаться с генератором.

Водоснабжение. Оптимальное решение проблемы водоснабжения - подключение питомника к уже существующей водопроводной и канализационной сети. Если такой возможности нет, строят водонапорную башню или артезианскую скважину, очистные сооружения или отстойники. Использовать воду из ближайших озера, пруда или реки недопустимо. Вода должна отвечать требованиям ГОСТа «Вода питьевая». Нельзя спускать отработанные воды в естественные водоемы во избежание их загрязнения. Все эти вопросы должны быть согласованы с местными государственными санитарными и ветеринарными органами.

При разведении водоплавающих птиц возникает потребность в воде не только для их поения, но и для плавания. Самое простое решение этой проблемы, казалось бы, - использование естественного или искусственного водоема, на берегу которого и следует строить питомник. Однако содержание птиц на водоемах несет опасность заражения окружающей среды в случае возникновения эпизоотии в питомнике или внесения заразных болезней извне (особенно если этот водоем - река или большое озеро). Оптимальным вариантом следует признать сооружение специальных искусственных водоемов с бетонными берегами и дном, что позволит проводить замену воды, дезинфекцию, т. е. поддерживать их в надлежащем зоогигиеническом состояний. Такие искусственные водоемы могут быть сделаны в виде купочных канав, проходящих через несколько рядом расположенных или сблокированных вольер и загонов, в виде небольших водоемов в каждом из них. При этом надо заранее рассчитать потребность в воде и емкость отстойников для своевременной ее замены. Можно устроить постоянные проточные или даже слабопроточные искусственные водоемы. Берега водоемов и купочных канав должны быть пологими, чтобы птицы свободно входили и выходили из них (уклон не более 30°); глубина зависит от вида птиц: для речных уток до 30 см, для нырковых 50-70, для гусей и лебедей до 1 м.

Вентиляция и отопление. В питомнике, расположенном в районах с суровой зимой, птицы нуждаются в особом зимовальном помещении, поэтому надо предусмотреть отопление и вентиляцию. Для обновления воздуха пригодны любые системы электрических вентиляторов. В крайних случаях можно ограничиться пассивной вентиляцией через специальные зарешеченные окна. Надо иметь в виду, что сквозняки для птиц более губительны, чем для людей. Удобнее всего проветривать зимовальное помещение, когда птицы выпущены на прогулку в вольеры.

Поддерживать высокую температуру в зимовальном помещении не требуется. Необходимо лишь следить, чтобы в поилках не замерзала вода, т.е. поддерживать температуру 3-5 °С. Для отопления пригодны все доступные средства - электрокалориферы или калориферы на жидком топливе, водяное отопление и даже дровяные печи (нужно помнить при этом, что птицы исключительно чувствительны к малейшей примеси угарного газа). Наиболее удобны для обогрева зимовальных помещений электрокалориферы и электрокамины.

Снабжение кормами. Правильное кормление птиц - основа успеха в работе питомника. О методах кормления мы еще будем говорить, однако некоторые общие положения необходимо учитывать уже при создании питомника.

Корм для разных групп птиц различен: комбикорма для одних, мясо для других, рыба для третьих. При создании питомника необходимо предусмотреть постоянный, источник кормов, стабильных по составу и качеству. Вопрос этот не прост. Специальные заводы изготовляют комбикорма по рецептам, подобранным для промышленного птицеводства. Нас эти корма устраивают лишь отчасти, а всякое изменение состава даже по прилагаемым рецептам связано с изменением заводской технологии. Поскольку комбикормов специального состава питомнику требуется всего несколько тонн в год, заводы-изготовители, которые могут произвести их в течение 3-4 ч, неохотно идут на внесение изменений в технологию производства. Кроме того, комбикорм хранится короткий срок, поэтому для питомника его необходимо получать мелкими партиями и несколько раз в год. К тому же необходим гранулированный комбикорм, а большинство заводов его не изготовляет. Попытки гранулировать рассыпной комбикорм своими силами пока мало обнадеживают. Значит, еще до того, как будет принято решение о создании питомника, надо изучить положение с изготовлением кормов в районе будущего строительства и договориться с заводом об изготовлении нужных количеств специального комбикорма.

Не менее сложен вопрос с кормлением хищных птиц. Здесь можно рекомендовать лишь одно радикальное средство - организацию вивария для постоянного снабжения птиц мясом. Для вивария должны быть предусмотрены особое помещение и соответствующее оборудование. Из животных, разводимых на корм хищным птицам, можно рекомендовать японских перепелов, белых мышей, белых крыс, кроликов (голуби и морские свинки размножаются слишком медленно). Иногда можно договориться с ближайшей птицефабрикой о поставке выбракованных цыплят, однако следует помнить, что это несет в себе опасность заноса в питомник различных заболеваний. Такие корма нужны для соколов и ястребов. Для крупных хищников, например орлов или бородача, создание вивария не решает проблемы их кормления, здесь необходимы отходы мясной промышленности, причем нужно сразу же предусмотреть приобретение холодильной установки. Одним словом, вопросы кормоснабжения решают заранее.

Документация. Из основных документов (не научного плана - о них речь пойдет в дальнейшем) для питомника рекомендуются: распорядок работы, инструкция для дежурного и правила для посетителей (вывешиваются на стену); журнал приема и сдачи дежурства, журнал регистрации посетителей (хранятся у администрации). Форма этих документов произвольна и разрабатывается администрацией питомника.

Оформление питомника. Поскольку, посетителей в питомниках всегда много и не все они могут с достаточной полнотой оценить реальные успехи общей работы впечатление от внешнего вида питомника часто остается основным и окончательным. Поэтому к оформлению питомника надо отнестись со всей серьезностью.

Питомник должен иметь парадный вход с красочной вывеской на которой указываются полное название питомника, ведомственная его принадлежность и дата организации.

На каждой из вольер обязательно помещают табличку с названием вида, кличкой животного, датой и местом его рождения или поимки. Желательно сообщать и некоторые биологические сведения, например, дать краткую информацию о географическом распространении, степени редкости в природе. Все служебные помещения - инкубаторная, брудерная, лаборатория, карантинное отделение и т. д. - тоже должны иметь таблички. В соответствующих местах необходимы запрещающие надписи, напоминающие, что на территории питомника нельзя курить, шуметь, кормить животных и т.д., - это дисциплинирует не только посетителей, но и персонал.

Следует обратить внимание и на общий интерьер питомника. Чистые, посыпанные песком и обсаженные цветами дорожки, живописные группы деревьев и кустарников, ухоженные живые изгороди не только ласкают глаз посетителя, но и создают хороший настрой у сотрудников питомника. Оформление питомника целиком зависит от инициативы его сотрудников.

ОЧЕРЁДНОСТЬ СОЗДАНИЯ ПИТОМНИКОВ. В какой последовательности нужно создавать питомники, и каких из птиц следует разводить в первую очередь? Вопросу эти непраздные. Создание питомников - дело в организационном плане сложное, и поэтому надо отчетливо представлять себе, что разведение в вольерах всех видов животных или только птиц - дело далекого будущего. Для эффективного планирования мы обязаны выделить те группы птиц, которые имеют право первоочередного заселения будущих питомников. Признаки, по которым определяется эта очередность, должны быть научно и организационно обоснованы, и первым критерием, несомненно, следует считать степень угрозы исчезновения, степень срочности принятия радикальных мер охраны. Естественно, что безоговорочное право первоочередности в связи с этим получают виды, занесенные в Красную книгу СССР. Вместе с тем следует учитывать эффективность и других методов охраны, могущих на более или менее долгий срок обеспечить существование вида или группы видов без того, чтобы прибегать к созданию специального питомника.

Есть и другая сторона этого вопроса. Животные по-разному переносят неволю. Одни быстро привыкают к человеку, малотребовательны к условиям содержания и ухода и легко размножаются в вольерах. Для других требуются более сложная техника содержания, большие помещения, специальные корма, и даже при соблюдении этих условий размножаются они все же плохо. Пока еще не удалось добиться размножения в неволе многих видов, что объясняется прежде всего недостатком наших знаний. При разведении в неволе животных следует учитывать и еще одно обстоятельство - эстетическую ценность вида. Это не определяющий фактор, однако иметь его в виду необходимо.

С учетом всех этих обстоятельств можно выделить несколько групп видов птиц, отражающих последовательность создания питомников.

Первая группа. В нее входят виды, для которых опасность исчезновения максимальна, т.е. численность их резко сократилась и продолжает сокращаться. Традиционные методы охраны таких видов малоэффективны, и разведение их в неволе не представляет трудностей, а если они возникают, то в принципе преодолимы. Из птиц мировой фауны к этой группе относят журавлей (американского, черношейного, некоторых южных подвидов, канадского журавля), хищных птиц (калифорнийского кондора, маврикийскую пустельгу и др.), несколько видов гусеобразных, фазановых, попугаев, ибисовых. Из птиц нашей фауны, занесенных в Красную книгу СССР, в эту группу входят стерх, бородач, шахин, джек, дрофа, стрепет, сухонос, а также некоторые среднеазиатские и закавказские эндемичные подвиды фазана, не занесенные в Красную книгу, но находящиеся в бедственном положении и представляющие огромную генетическую ценность.

Вторая группа. К ней относят виды, опасность исчезновения которым непосредственно не угрожает, однако в ближайшем будущем прогнозируются ситуации, когда такая опасность неизбежно возникнет в связи с антропогенной трансформацией мест обитания и биологической характеристикой вида (ограниченный ареал, высокая степень специализации в отношении питания, убежищ и т. п., чувствительность к фактору беспокойства). Разведение в неволе этих видов не представляет трудностей или они преодолимы, традиционные методы охраны потенциально могут быть эффективны, но практическое осуществление их осложнено. К этой группе относят очень многие виды мировой фауны из отрядов аистообразных, гусеобразных, хищных, курообразных, журавлеобразных, попугаев и других, а из птиц фауны СССР, занесенных в Красную книгу СССР, - японского и даурского журавлей, дальневосточного аиста, крупных соколов, змееяда, краснозобую казарку, горного гуся, мраморного чирка, турача, уларов.

Третья группа. Объединяет виды, пока относительно многочисленные, которым непосредственная опасность исчезновения не угрожает, традиционные методы их охраны эффективны, разведение в неволе в принципе не представляет серьезных трудностей, эстетическая ценность значительна. Из занесенных в Красную книгу СССР птиц к этой группе относят черного журавля, красавку, малого лебедя, гуся-белошея, белощекую казарку, мандаринку, савку, все виды орлов и орланов, возможно, кавказского тетерева. Из птиц, не занесенных в Красную книгу СССР, в эту группу следует включить обыкновенного и каменного глухарей.

Четвертая группа. В нее объединены виды, для которых традиционные методы охраны пока достаточно действенны, содержание в неволе несложно, но разведение сопряжено с трудностями. К таким видам относятся прежде всего довольно многочисленные еще в природе околоводные колониальные виды (кудрявый и розовый пеликаны, реликтовая, розовая, буроголовая и другие виды чаек, колпица, хохлатый баклан, фламинго), а также черный аист.

Пятая группа. К ней относят виды, идентичные по биологическим параметрам видам двух первых групп, но содержание и разведение в неволе которых связано с серьезными методическими или техническими трудностями (размножение в неволе практически не зарегистрировано). Из фауны СССР в эту группу можно включить дикушу, все виды занесенных в Красную книгу СССР куликов (лопатня, серпоклюва, азиатского бекасовидного веретенника, тонкоклювого кроншнепа и кроншнепа-малютку, охотского улита, кречетку), султанку, чешуйчатого крохаля, тростниковую сутору, черного чекана, пустынного воробья, овсянку Янковского.

Конечно, такое деление достаточно относительно хотя бы в связи с возможностью изменения статуса отдельных видов, однако в первом приближении оно создает основу для выявления очередности и организации для этих птиц питомников. Если генерализовать представленную схему, можно ориентировочно выделить три категории видов, для которых необходимо срочно создать питомники (первая и вторая группы); для которых создание питомников пока не обязательно (третья группа); для которых создание специальных питомников преждевременно (четвертая и пятая группы).

Комбинируя по признаку систематической близости и сходства условий содержания в неволе виды первой-третьей групп, мы получаем комплекты видов для питомников первой очереди. Это журавли (стерх, японский, даурский и черный, красавка), хищные птицы (бородач, кречет, шахин, сапсан, балобан, змееяд, беркут и др.), дрофиные (джек, дрофа, стрепет) и эндемичные подвиды фазанов, которых следует разводить отдельно от остальных куриных из-за специфики условий содержания.

Комплекты видов для организации второй очереди питомников будут результатом комбинации по тем же признакам представителей второй, третьей и отчасти первой групп, не вошедших в первую очередь. Это гусеобразные (краснозобая и белощекая казарки, горный гусь, сухонос, белошей, малый лебедь и др.), аистообразные (дальневосточный и черный аисты), курообразные (турач, улары, кавказский тетерев, обыкновенный и каменный глухари) и совы (рыбный филин и др.). Разработка технологии разведения видов птиц, относящихся к четвертой и пятой группам, должна быть возложена на зоопарки, прежде всего на Московский. Это, однако, не значит, что для питомников такие работы полностью исключены.

Точно так же и зоопарки не должны быть отстранены от работ по разведению видов, относящихся к первой - третьей группам.

КТО И ГДЕ СОЗДАЁТ ПИТОМНИКИ. Животные, в том числе птицы, сравнительно легко адаптируются к достаточно суровому и, казалось бы, совсем неподходящему для них климату. Хорошо известно, что наличие корма и его доступность позволяют типичным мигрантам оставаться на зимовку в местах гнездования. Венценосные журавли, например, обитатели Экваториальной Африки, легко зимуют в открытых вольерах, оборудованных неотапливаемыми домиками, в питомнике МФОЖ в Висконсине, где декабрьские и январские температуры держатся по нескольку дней около 25-300С ниже нуля. Птицы регулярно размножаются и не болеют. Напротив, кречеты с Таймыра прекрасно себя чувствуют в питомнике в Казахстане, где летом бывает жара и температура достигает 400С и более. Таким образом, климат не может играть решающей роли при выборе места для питомника. Возможно, однако, что это правило справедливо не для всех видов птиц. В частности, нам пока ничего не известно о том, как реагируют высокогорные виды, например улары, на равнинные условия. Ничего не известно нам и о том, как экологически чуждый климат влияет на физиологические свойства потомства или на его наследственность. Поэтому при размещении потомков следует стараться по возможности подбирать климатические условия, близкие данной группе животных.

Совсем не обязательно стремиться создавать питомники в пределах естественного ареала разводимого вида - в большинстве случаев это просто нереально. Вместе с тем все параметры естественной среды, необходимые для размножения вида (освещенность, гнездовая ситуация и т. д.), можно с достаточной степенью сходства моделировать искусственно.

Пожалуй, главное, что определяет место создания питомника - это подходящая база. Говоря так, мы подразумеваем наличие учреждения или общества, готового взять на себя ответственную и в достаточной мере сложную задачу по созданию питомника. Это учреждение или общество должно располагать территорией, на которой можно будет построить все те сооружения, которые в конечном счете необходимы для нормального функционирования питомника. Территория должна быть сравнительно удаленной от шумных и людных мест, иметь хорошие коммуникации: подъездные пути, электричество, водоснабжение и канализацию. Но это еще не все, главное - это кадры, люди, которые могут, любят и хотят работать с животными. Если таких людей нет, успешной работы питомника ожидать не приходится. К счастью, такие люди находятся.

Специфика работы с животными, будь то питомник или зоопарк, заключается в том, что человек, взявшись за такую работу, уже не принадлежит себе. Где бы он ни был, что бы он ни делал, его мысли будут постоянно с его четвероногими или пернатыми подопечными. Для него не существует нормированного рабочего дня, спокойного отпуска летом, он не может надолго отлучаться и должен быть всегда готов к непредвиденным случайностям, к сожалению, обычно неприятным и тревожным. Вот почему главная задача руководителя питомника или зоопарка - найти таких людей.

Итак, при определении места будущего питомника в большей степени приходится руководствоваться мотивами, казалось бы, чуждыми назначению и научным задачам этого питомника, но это именно так.

Из учреждений природоохранного профиля ведущая роль в создании питомников традиционно принадлежит нашим заповедникам. Вероятно, это положение сохранится и в будущем, так как именно заповедники располагают наиболее подходящими условиями для такой работы. Охрана, сохранение животного мира - одна из важнейших официальных функций заповедников, и вопрос о том, как выполнять эту функцию, решается в соответствии с научными рекомендациями, учитывающими запросы сегодняшнего дня. Нет никакого противоречия между общей научной программой и охранной деятельностью заповедников и функционированием на их территории питомников для разведения редких и исчезающих видов. В деле создания питомников заповедники всегда были и останутся инициаторами.

Практика, показала, что не только заповедники могут выступить в роли создателя питомников. В последние годы питомники организуют при научных институтах и вузах биологического профиля, при республиканских обществах охраны природы, охотничьих хозяйствах и даже при сугубо производственных организациях. И если такие питомники достаточно обеспечены в научном, организационном и техническом плане, если они соответствуют необходимым требованиям, создание их можно только приветствовать.

Могут ли устраивать питомники отдельные любители животных? С точки зрения законности - нет, потому что питомники отнесены к категории зоологических коллекций, а в соответствии с Законом СССР «Об охране и использовании животного мира» (ст. 27) пополнение зоологических коллекций, находящихся в личной собственности граждан, и создание, гражданами новых коллекций запрещены. Вместе с тем, когда речь идет не о питомнике, а о содержании в домашних условиях одной-двух пар редких животных для разведения, государственные органы могут выдать разрешение на их содержание. Поскольку это не питомник, т.е. не зоологическая коллекция, противоречия закону в этом нет. Нужно заметить, что такие любители иногда добиваются очень хороших результатов. Важно только, чтобы их работа вливалась в общее русло, чтобы их опыт не оставался их единоличным достоянием.

ПЕРСПЕКТИВНЫЙ ПЛАН СОЗДАНИЯ ПИТОМНИКОВ. Было бы большой ошибкой считать, что для каждой группы птиц, о которых мы говорили выше, достаточно создать один питомник. Концентрация всего размножающегося поголовья редкого вида таят в себе немалую опасность, причем двоякого рода. Прежде всего, в этом случае мы не застрахованы от различных случайностей - вроде эпизоотии, пожара, стихийных бедствий или даже злого умысла. Поэтому, имея размножающуюся группу птиц в одном месте, мы подвергаем значительному риску и самих исключительно ценных птиц, и успехи, достигнутые в изучении технологии разведения, и в какой-то мере сам престиж нового дела.

Вторая причина имеет более глубокие и сложные корни. Мы уже упоминали об опасности инбридинга. Установлено, что для краткосрочного выживания, охватывающего несколько поколений, верхний предел инбридинга не должен превышать 0,1%. Это означает, что эффективный размер популяции взрослых размножающихся животных должен составлять не менее 50 особей.* Но даже при этих размерах в течение 20-30 поколений популяция теряет около 25% своего генетического разнообразия, а вместе с ним и способность адаптироваться к изменяющимся условиям.

* Примечание к электронной версии: Здесь уважаемые авторы заблуждаются. Минимальная численность популяции в 50 размножающихся особей предполагается учёными для популяций со свободным скрещиванием (см. Франклин Я.Р. Эволюционные изменения в небольших популяциях // Биология охраны природы. М., Мир, 1983. С. 160-174.). Поскольку в питомниках скрещивание контролируется человеком, то в данном случае можно предположить меньшую пороговую численность. В. Гагарин.

Для долгосрочного выживания степень инбридинга не должна превышать 0,1 %, а эффективный размер популяции соответственно должен быть не менее 500 особей. Поддерживать в вольерных условиях популяции таких размеров крайне трудно, а если говорить о долгосрочном выживании, то просто невозможно. Единственный выход - содержание животных в полувольных условиях на значительных по площади территориях, как это практикуют, например, в Бухарском специализированном джейрановом питомнике, имеющем площадь несколько более 5 тыс. га. Однако такие случаи единичны, а для большинства групп животных (в отношении условий их разведения) просто нереальны. Кроме того, при полувольном содержании, в значительной мере утрачивается возможность четкого контроля за состоянием популяции. Поэтому для преодоления воздействий инбридинга даже при решении задач краткосрочного выживания необходимы специальные меры.

Способы преодоления негативных воздействий инбридинга - ведение племенных книг, строгая селекция и обмен генетическим материалом как путем передачи производителей в другие питомники, включая зарубежные, так и обмен консервированными - замороженными половыми продуктами. Эффективность этой работы значительно повышается, если исходное размножающееся поголовье редкого вида содержится не в одном, а в нескольких питомниках, различающихся по климатическим и другим показателям. Это позволяет сохранить фенотипическое разнообразие на возможно более высоком уровне.

С учетом фактических трудностей содержания в питомнике большого количества птиц одного вида, а также основываясь на схеме очередности создания питомников и принимая во внимание только что изложенные соображения, можно в принципе определить оптимальную структуру сети специализированных питомников для разведения редких видов птиц нашей фауны, т. е. занесенных в Красную книгу СССР:

для журавлей - средняя полоса европейской части, Приамурье, Забайкалье;

для хищных птиц - средняя полоса европейской части, Средняя Азия, Казахстан;

для дроф - степная зона европейской части, Украина, Казахстан, Средняя Азия;

для гусеобразных птиц - средняя полоса европейской части (2 питомника), юг Западной Сибири;

для курообразных птиц - средняя полоса европейской части, Закавказье, Туркмения, Узбекистан;

для сов - средняя полоса европейской части, республики Прибалтики, Приморский край;

для аистообразных - Приамурье и Приморье.

Если принять за минимальную величину эффективного размера популяции 50 взрослых размножающихся особей, то на каждый из питомников будет приходиться примерно 10 размножающихся пар. Для полигамных видов соотношения, естественно, могут быть несколько другими. В создании размножающейся популяции аистообразных и сов активное участие должны принять зоопарки, так как организация питомников для этих видов в нужном количестве на практике малореальна.

Учет размеров предполагаемого поголовья исключительно важен для определения необходимой площади или емкости планируемого питомника, будущих потребностей животных в кормах, а также количества обслуживающего персонала. Нужно, однако, иметь в виду, что речь идет об эффективном размере размножающейся популяции. В действительности же в питомнике будет содержаться значительное количество неполовозрелых птиц и птенцов, которое в целом может превышать размеры размножающейся группы в 2-3 раза. Поэтому к планированию питомника и выбору видового (состава птиц для разведения нужно подходить осторожно.

Мы говорили о минимальном количестве питомников для каждой из разводимых групп. Следует заметить, что в тех случаях, когда этот минимум будет превышен по инициативе какого-либо учреждения или общества, положение только улучшится.

К настоящему времени в нашей стране уже функционируют следующие питомники птиц:

1. Специализированный питомник журавлей в Окском государственном заповеднике (Рязанская обл.). Создан в 1979 г. Подчинен Госагропрому СССР. В настоящее время в питомнике содержат 9 видов журавлей, в том числе все 7 видов фауны СССР. Основное направление работ - разведение стерхов, их в питомнике 15 особей. Большинство птиц еще неполовозрелы, но черные и японские журавли уже размножаются. Отрабатывается технология содержания, инкубации яиц, взятых в природе, выращивания птенцов, искусственного осеменения.

2. Специализированный питомник хищных птиц в Окском государственном заповеднике. Создан в 1980 г. в Киргизии, затем переведен в Окский государственный заповедник. Подчинен Госагропрому СССР. Здесь содержат балобанов, сапсанов, беркутов, бородачей. Потомство получено только от балобанов, остальные птицы пока не размножаются.

3. Специализированный питомник хищных птиц при Алма-Атинском зоопарке. Создан в 1981 г на базе Кара-Чингильского госохотхозяйства (Казахская ССР), в 1984 г. передан Алма-Атинскому зоопарку. Содержатся в нем кречеты, балобаны, шахины, средиземноморские соколы, бородачи. Большинство птиц еще молодые и к размножению пока не приступали.

4. Специализированный питомник дрофиных в Степном заказнике Саратовской обл. Создан в 1982 г. Подчинен Саратовской областной госохотинспекции. Здесь содержат дроф и стрепетов, проводят экспериментальные работы по инкубированию яиц, собранных в природе, и по выращиванию птенцов. Создано племенное поголовье.

5. Профилированный питомник джеков в Бухарской обл. (Узбекская ССР). Создан в 1981 г. Подчинен Министерству лесного хозяйства УзССР. В питомнике проводят экспериментальные работы по инкубированию яиц, взятых в природе, и по выращиванию птенцов, разрабатывают кормовые рационы и другие технологические приемы содержания и разведения птиц.

6. Профилированный питомник глухарей в Дарвинском заповеднике. Создан в 1963 г. Подчинен Главохоте РСФСР. Здесь разрабатывают технологию содержания и разведения глухаря и методы его реиитродукции. Глухари в питомнике хорошо размножаются.

7. Специализированный питомник тетеревиных птиц в Березинском государственном заповеднике (Белорусская ССР). Создан в 1972 г. Подчинен Госагропрому СССР. Основные работы в нем ведут по глухарю и рябчику. Разрабатывают технологию содержания и разведения птиц, неоднократно получали потомство.

8. Профилированный питомник турача в Сюнт-Хасардагском заповеднике (Туркменская ССР). Создан в 1981 г. Подчинен Министерству лесного хозяйства ТССР. В питомнике содержат турачей, выведенных из яиц, собранных в природе. Отрабатывают технологию содержания птиц в вольерных условиях, в 1984 г. получено потомство.

9. Профилированный питомник зеравшанского фазана в Зеравшанском заповеднике (около Самарканда). Создан в 1982 г. Подчинен Министерству лесного хозяйства УзССР. Питомник предназначен для разработки технологии содержания и разведения эндемичного подвида фазана и находится в стадии строительства.

10. Комплексный питомник ЦНИЛ Главохоты РСФСР (Московская обл.). Создан в 1972 г. В питомнике разрабатывают технологию содержания и разведения фазановых (фазанов, серой куропатки, кеклика), тетеревиных (тетерева, глухаря) и гусеобразных (краснозобой казарки, белого гуся, сухоноса, канадской казарки).

11. Комплексный питомник проблемной лаборатории охраны животного мира Туркменского сельскохозяйственного института (Ашхабад). Создан в 1982 г. Предназначен для разработки технологии содержания и разведения каспийского улара, турача, хищных птиц (соколов), джека. Питомник находится в стадии строительства.

12. Специализированный питомник совообразных в природном парке Игналина (Литовская ССР). Создан в 1984 г. Подчинен Госкомитету по охране природы Литовской ССР. Питомник предназначен для разработки технологии разведения и реинтродукции в природу филинов и других видов сов. Создано племенное поголовье филинов европейского подвида.

Большинство питомников еще очень молоды, по сути дела почти все они находятся в стадии становления. Питомника аистообразных у нас пока нет. В опись не включены питомники дичи промышленного направления.

 

РАБОТА ПИТОМНИКОВ

 

 

Устройство и оборудование питомников.

 

ВОЛЬЕРЫ. Вольерные комплексы - основная часть каждого питомника, жизненное пространство животных, где они вырастают, образуют брачные пары, размножаются, зимуют. Поэтому к разговору о форме и габаритах вольер, их планировке и интерьеру мы будем возвращаться не раз. Однако есть общие положения, соблюдать которые необходимо.

Прежде всего, надо различать понятия: вольера, загон и клетка. Под загоном обычно понимают огороженное пространство произвольной формы без верхнего перекрытия. Вольера, как правило, меньше по размерам, имеет обычно прямоугольную форму и сверху закрыта сеткой. Ещё меньшие габариты у клетки. В большинстве случаев она имеет металлический, деревянный или бетонный пол. Все эти определения носят относительный характер, и нередко грань между ними нечетка. Выбор типа содержания животных при искусственном их разведения зависит прежде всего от вида зверей и птиц, с которыми работают в питомнике, поэтому нельзя однозначно ответить, что лучше - загон, вольера или клетка. Нередко их просто комбинируют.

Крупным животным нужны просторные помещения и выгулы. Их конфигурация зависит от поведенческих особенностей. Животные, идущие вдоль стенки загона, часто скапливаются в углах (особенно при беспокойстве), давят и травмируют друг друга. Поэтому при содержании большинства копытных животных (джейранов, куланов, оленей) углы в загонах закругляют либо загон строят круглой или овальной формы. Для большинства птиц необходимы сравнительно узкие, но удлиненные вольеры, что способствует уменьшению стрессов и травм птиц. При приближении человека к фронтальной узкой стороне вольеры птицы уходят к противоположной ее стенке и чувствуют себя в относительной безопасности.

Выбор между загоном или вольерой зависит и от других обстоятельств. Загоны можно делать большей площади и произвольной формы, что позволяет рациональнее и полнее использовать территорию. Однако в них можно содержать только таких птиц, которым ампутируют кисти на одном из крыльев или ежегодно во время линьки подрезают маховые перья на одном крыле (к сожалению, у ряда видов это отрицательно сказывается на размножении).

Необходимо учитывать местную эпизоотологическую обстановку в районе питомника. В большинстве стран, где для охотничьих целей разводят в искусственных условиях серых куропаток и кекликов, при содержании родительского поголовья используют клетки. Этот тип содержания способствует устранению заболеваний, связанных с почвой (кокцидиоза, сингамоза, тифлогепатита и др.). В то же время в Астраханском охотхозяйстве Главохоты РСФСР серых куропаток с успехом разводят в стационарных вольерах на земляных полах. Исключительная сухость песчаных почв в этом хозяйстве, сильная их инсоляция обеспечивают птицам здоровье.

Для поддержания надлежащих, зоогигиенических условий, помимо регулярной механической; уборки и дезинфекции, можно применять периодическую смену загонов (вольер): животных из одного загона переводят в находящееся рядом аналогичное сооружение, а освободившуюся территорию тщательно дезинфицируют, перепахивают, засевают травой, дают, как говорят, отдохнуть.

Нередко в практике искусственного дичеразведения используют небольшие и легкие переносные вольеры. Раз в 7-10 дней их передвигают вместе с находящимися внутри птицами на новый, рядом, расположенный участок. Освободившуюся площадку чистят, дезинфицируют и засевают травой. Такой тип содержания используют при разведении фазанов и серых куропаток в Англии, на некоторых дичефермах в Венгрии, США и в других странах. Применяют и сборно-разборные конструкции вольер. Например, в Венгрии в ряде фазанариев вольеры, предназначенные для размещения птиц в период размножения, каждый год в конце зимысобирают на одной из двух имеющихся на дичеферме площадок, (вторая площадка используется на следующий год). По окончании периода яйцекладки фазанов переводят в общие вольеры (зимние сады); прежние вольеры разбирают, а детали их (металлические рамы с натянутой металлической сеткой) и освободившуюся территорию дезинфицируют.

Описанные конструкции вольер могут быть использованы в питомниках по разведению редких животных. Однако надо иметь в виду, что переносные и сборно-разборные вольеры требуют дополнительных трудозатрат, а также хорошо спланированных ровных площадок, что увеличивает общую площадь питомника. Кроме того, не все виды животных способны легко переносить операцию по перемещению вольеры на новое место, отлов перед очередной ее разборкой и т. п.

Сооружения для содержания животных специфичны, однако требования, предъявляемые к ним, имеют много общих черт. Следует учитывать, что поведение зверей и птиц резко меняется и зависимости от сезона года. Весной, в период размножения, сильнее проявляется территориализм, агрессивность к особям своего пола, между парами, к молодым животным и другим видам. Зимой животные ведут себя спокойнее, и их можно содержать большими группами и даже разные виды на весьма ограниченной территории, тем более что в холодный период года вероятность инфекционных и инвазионных заболеваний резко сокращается. Всеми этими особенностями можно было бы пренебречь, если строить гигантские по площади вольеры или загоны, в которых нашлось бы достаточно места для реализации всех территориальных потребностей разводимого вида. Однако строительство больших вольер или загонов нецелесообразно. Каковы же оптимальные размеры этих сооружений? Чтобы ответить на этот вопрос, следует коснуться проблемы, которая на первый взгляд не имеет непосредственного отношения к размерам сооружений для содержанияживотных в питомниках.

Для успешного и интенсивного разведения в неволе любого вида диких животных необходимо, чтобы они в какой-то степени были ручными. Только в этом случае животные могут легко переносить неволю, жить на кормах, отличающихся от естественных (хотя бы по внешнему виду), размножаться в искусственных условиях, расти и развиваться. В то же время молодняк, полученный в питомнике, должен сохранять все основные признаки экстерьера и биологические особенности диких сородичей, иначе трудно будет интродуцировать его в естественные условия обитания. Значит, в деятельности любого питомника по разведению редких видов постоянно приходится сталкиваться с двумя диаметрально противоположными направлениями: со своего рода доместикацией и одичанием. От оптимального сочетания этих двух, казалось бы, взаимно исключающих направлений на каждом из участков работы питомника (содержание, кормление, разведение и выращивание молодняка) зависит успех всего дела. Иными словами, мы должны стремиться иметь наиболее ручное родительское поголовье, а молодняк, полученный от него, выращивать в условиях, способствующих его быстрому одичанию. Непосредственное отношение к этой проблеме имеют условия содержания.

Большие просторные загоны и вольеры не способствуют приручению животных даже при длительном их содержании. К неприрученным животным трудно применить комплекс зоотехнических приемов и ветеринарного обслуживания. Постоянно возникающие стрессовые ситуации снижают показатели воспроизводства. Кроме того, в больших загонах и вольерах трудно поддерживать надлежащие зоогигиенические условия, не говоря уже о том, что строительство их требует больших затрат. Маленькие, тесные сооружения, напротив, способствуют быстрому приручению животных, но лишают их двигательной активности, нарушают функция многих органов и систем, приводят к дистрофиям, а нередко и к гибели животных.

Таким образом, требования к территории в разные сезоны года различны, поэтому нередко комбинируют несколько типов загонов, вольер и клеток для содержания каждого вида взрослых животных и молодняка разного возраста.

В период размножения многих животных приходится рассаживать парами или гаремами (группами), изолированными друг от друга.

В естественных условиях индивидуальные участки животных в брачный период часто охватывают большие пространства, с которых изгоняются особи того же вида. Например, канадские казарки имеют гнездовой участок радиусом до 90-100 м, у большинства журавлей пара от пары гнездится на расстоянии нескольких километров. В питомниках при индивидуальном содержании пар площадь участков может быть сокращена в десятки и сотни раз, так как изгородь, за которую не могут проникнуть соседние пары, воспринимается птицами как граница естественной гнездовой территория. Например, в Исследовательском центре в Патуксенте (США) несколько пар журавлей содержали в общей обширной вольере, и птицы не размножались. Когда эту же вольеру разделили сплошными перегородками так, чтобы изолировать каждую из пар, птицы начали откладывать яйца. Белые гуси - колониальные птицы и в естественных условиях устраивают гнезда на довольно близком друг от друга расстоянии. В дичепитомнике ЦНИЛ Главохоты РСФСР весной их содержали в вольерах размером 3х4 м, и они успешно размножались. Когда же гусей поместили в общий загон, сохраняя для каждой пары ту же площадь, то же количество кормушек, те же расстояния между гнездовыми домиками, в которых они охотно устраивали гнезда в прошлые сезоны размножения, среди пар стали возникать конфликтные ситуации (старые птицы гоняли молодых), общее количество яиц было почти вдвое меньшим, чем при индивидуальном содержании, ниже оказалась и оплодотворенность их.

Глухари в возрасте одного года начинают токовать и спариваться с самками, если находятся в изоляций от взрослых самцов, но при содержании с последними, даже в больших по площади вольерах, не проявляют признаков брачного поведения. Пара серых куропаток активно размножается в клетках площадью 1х1 и даже 0,7х0,7 м, а в вольере размером 2х8 м между двумя парами возникают ожесточенные драки, приводящие, как правило, к гибели одной из пар. Гарем из самца и 5-8 самок фазанов содержат в клетках размером 1,5х3 м. Если же в вольере площадью 24 м2 оказываются два самца, один из них обязательно забьет соперника. В то же время совместное содержание 10 селезней и 50 самок крякв в одной вольере не только не нарушает яйцекладки, но оплодотворенность яиц оказывается при этом даже выше, чем при содержании семьи из селезня и 5 уток. Вероятно, это связано с возможностью компенсации временной низкой половой активности одного селезня повышенной активностью других самцов. Все это свидетельствует о том, что при разведении редких видов в каждом определенном случае необходимо подбирать оптимальные размеры загонов, вольер и клеток в соответствии с биологическими особенностями животных.

Обычно для экономии места и стройматериалов вольеры сооружают вплотную друг к другу (одна из стенок общая). Некоторые птицы, например гуси и казарки, быстро привыкают к соседству других пар. Атаки и демонстрация угроз обычно заканчиваются перед самой сеткой, отделяющей соперников. Но если ячея сетки оказывается крупной или в ней отверстие достаточное, чтобы просунуть клюв, между птицами возникают драки, приводящие к травмам. Фазаны и серые куропатки нередко устраивают драки даже через мелкоячеистую сетку. Драки между самцами настолько увлекают птиц, что большинство яиц, отложенных самками, оказывается неоплодотворенными. Чтобы прекратить драки, достаточно закрыть нижнюю часть смежных стенок сплошными непрозрачными перегородками из теса, шифера, металла или тростниковыми матами. Любопытно, что для фазанов достаточна высота перегородок в 30 см. Поза угрозы птицы перед началом драки - голова, опущенная к земле. Не видя ответной позы соперника, фазан теряет стремление к дальнейшему его преследованию.

Важное значение имеет не только площадь, но и конфигурация загонов, вольер и клеток. Уже упоминалось, что вытянутые, пусть даже узкие, вольеры дают животным возможность удалиться на значительное расстояние от человека, чувствовать себя в большей безопасности. Это снижает стрессы. Кроме того, в узких и удлиненных вольерах легче и быстрее отловить нужное животное, не пугая остальных.

Ориентация вольер должна быть таковой, чтобы обеспечить максимальную их защищенность от холодных ветров и вместе с тем наилучшее солнечное освещение, особенно в утренние часы. Поэтому вольеры, имеющие глухую заднюю стену, рационально ориентировать открытой стороной на юго-восток. В Средней Азии и Казахстане, где летом инсоляция особенно высока, располагать вольеры, нужно с таким расчетом, чтобы в полдень солнце на птиц не попадало, т. е. ориентировать их на север. В ряде случаев приходится прибегать к специальному затенению, сажая деревья или покрывая часть выгулов матами из тростника, веток, соломы.

Немаловажное значение для вольера имеет сетка. В принципе можно использовать металлическую сетку с любым размером ячеи (естественно, учитывая величину содержащихся в вольерах птиц). Предпочтительнее из нержавеющих материалов - оцинкованную, пластиковую или покрытую специальным лаком. Для верха вольер с успехом используют капроновую сетку, правда, она недолговечна, и ее приходится периодически менять, но зато птицы не могут об нее пораниться. Преимущество капроновой сетки в том, что зимой ее легко освободить от снега, который на металлической сетке может намерзнуть и скопиться в большом количестве, угрожая целостности вольер. Это обстоятельство надо всегда иметь в виду.

Опоры для сетки обычно делают из металла (трубы) или бетона, в крайнем случае деревянные, но на металлических или бетонных «пасынках». Прикрепляя сетку к опорам, нужно следить, чтобы острые концы проволоки не торчали внутрь вольеры, с особой тщательностью следует проверить, чтобы все концы гвоздей были загнуты. Сетка вольер обязательно должна быть заглублена в грунт примерно на 40-50 см. Второй вариант - устройство бетонного заглубленного фундамента, или цоколя. Во многих отношениях это лучше, хотя и дороже. В сочетании с цоколем рекомендуется использовать для вольер сетку на панелях, т.е. наваренную на рамы из металлического уголка - такие панели более маневренны.

При строительстве вольер особое внимание следует уделить прочности дверей, надежности запоров и обязательному наличию тамбуров, имея в виду, что некоторые птицы (например, журавли) легко открывают простые запоры-щеколды, задвижки и др.

Окрашивая вольеры, нельзя забывать, что многие краски ядовиты, особенно содержащие свинец. Использование таких красок недопустимо! Во время строительства пол вольер часто засоряют малозаметными посторонними предметами - погнувшимися гвоздями, обрывками проволоки, осколками стекла, тряпками, кусками полиэтилена и прочим мусором. Птицы могут проглотить эти предметы, поэтому необходимо следить, чтобы вольеры перед заселением были хорошо очищены.

В птицеводческих промышленных комплексах отработаны многие стандартные узлы, поэтому при проектировании вольер надоиспользовать готовые стандартные конструктивные решения, внося в них необходимые коррективы.

Внутреннее оборудование загонов и вольер зависит также от особенностей биологии разводимого вида. Навесы, предназначенные для предохранения кормов от намокания и для укрытия животных в непогоду, лучше располагать в глубине вольер. Для удобства обслуживания их устраивают вплотную к одной из стенок, обычно задней. Если вольеры и загоны примыкают друг к другу, целесообразно строить один длинный навес вдоль узкой стороны всех смежных сооружений. Заднюю стенку можно делать при этом сплошной (полностью или частично), чтобы меньше беспокоить животных при раздаче корма. В этой стенке устраивают приспособления для загрузки кормов, замены кормушек и поилок без входа внутрь вольер. Для некоторых видов можно устраивать в нижней части этой стенки специальные прорези: высовывая через них головы, птицы могут склевывать корм из кормушек, размещенных вне вольер.

Для тех птиц, которые часть суток проводят, сидя на деревьях, необходимо сооружать насесты. Их делают из гладких, струганных, круглых в сечении реек, набитых на стойки; расстояние их друг от друга завидит от размера птиц. Использовать в качестве насестов естественные ветки с корой или коряги не рекомендуется - их трудно мыть и дезинфицировать. И хотя вольера с ветками, корягами, горками камней выглядит для нас привлекательнее, естественнее, для птиц эта красота и естественность оборачиваются ухудшением зоогигиенических условий, что может привести к заболеваниям и гибели. Необходимо иметь двойной комплект насестов: их следует заменять, мыть и дезинфицировать.

Для поддержания внутри вольеры или загона наилучших зоогигиенических условий не следует оставлять в них кустарники и деревья - они все равно погибнут при проведении дезинфекции, а кроме того, их присутствие затрудняет уборку, создает условие для накопления болезнетворных начал. Наличие укрытий внутри вольер во многих случаях стимулирует устройство гнезда, что при разведении некоторых видов (например, фазанов) нежелательно, так как приводит к сокращению яйцекладки, даже если ежедневно выбирать яйца из гнезда. В вольерах с укрытиями трудно отыскивать снесенные птицей яйца. В некоторых случаях, например при разведении особо пугливых птиц, приходится создавать, помимо навеса над кормушками, дополнительные укрытия. Для этого лучше расставить искусственные ширмы из шифера, тростниковых матов и т. п., которые легко убрать при чистке и дезинфекции вольер и заменить на новые по мере загрязнения. При содержании некоторых птиц в неволе нужны камни, о которые они могли бы чистить клюв, стачивать когти (в противном случае они сильно отрастают, и, чтобы их обрезать, приходится прибегать к отлову птиц). Предпочтительнее вместо камней использовать кирпичи - их легко убрать из выгулов, переместить на новое место, помыть и даже обжечь огнем паяльной лампы.

Для животных, содержащихся в неволе, гораздо важнее чистые вольеры, чем декор, тем более что человек делает его, исходя из собственных представлений об естественных условиях. Желая, чтобы животное чувствовало себя как на воле, поборники этой тенденции делают невозможной тщательную уборку и дезинфекцию, ухудшают зоогигиенические условия, отчего животные не размножаются, болеют и погибают.

 

ИНКУБАЦИОННЫЕ И ЛАБОРАТОРНЫЕ ПОМЕЩЕНИЯ.Питомники по разведению редких птиц ориентируются в основном на искусственную инкубацию отложенных яиц, поэтому появляется необходимость в инкубационной технике и помещениях для неё. Современные инкубаторы, применяемые в отечественном промышленном птицеводстве, обладают большой вместимостью. Инкубатор «Универсал-55», например, рассчитан на единовременное размещение в нем 56 тыс. куриных яиц. Состоит он из 3 инкубационных шкафов (каждый емкостью 16 тыс. куриных яиц) и одного выводного (на 8 тыс. яйцемест). Даже при использовании только инкубационного и выводного шкафов общая емкость агрегата составляет 24 тыс. яиц (в пересчете на куриные). Инкубатор такой емкости с успехом используют на дичефермах, где выводят по 50-100 тыс. фазаяов, крякв и другой дичи. В питомниках же его использовать нецелесообразно. Кроме того, малая загруженность инкубационного шкафа нарушает режим его работы, приводит к худшему выводу молодняка.

В питомниках можно использовать малогабаритные инкубаторы для приусадебного птицеводства. Наиболее подходящий для этих целей инкубатор ИПХ-5, выпускаемый заводом «Пятигорсксельмаш», правда, большой его недостаток - отсутствие автоматического поворота яиц и возможности изменять режим инкубации. Однако внести определенные конструктивные изменения для регулировки режима возможно, заменив контактный термометр с постоянной температурой на регулируемый.

За рубежом выпускают малогабаритные инкубаторы лабораторного типа разных конструкций и разной степени автоматизации режима. Хорошо зарекомендовали себя инкубаторы итальянской фирмы «Виктория», французской «Националь», западногерманской «Шумахер», а также американский инкубатор «Roll-х».

Для инкубации яиц любого вида птиц в камере инкубаторанеобходимо создать и поддерживать заданный режим температуры, влажности, воздухообмена и поворота яиц.

Температуру в инкубаторе поддерживают с помощью электронагревателя и реле (различной конструкции), отключающих нагреватель при достижении заданной температуры. Имеются две принципиально разные системы обогрева яиц. При одной нагреватель устанавливают в верхней части инкубационной камеры и уложенные в один ряд яйца обогреваются сверху. При такой системе подогрева воздух в камере у верхней поверхности яйца оказывается теплее, чем у нижней, и создается имитация естественного насиживания. При другой системе нагревательный элемент может находиться в любой части инкубационной камеры (или даже за ее пределами) и теплый воздух к яйцам поступает, гонимый вентилятором. В инкубаторах с таким типом обогрева яйцо находится в воздушной среде с одинаковой температурой как у верхней, так и у нижней его части. В этом случае яйца в камере можно укладывать в несколько ярусов.

При системе обогрева первого типа температуру у верхней поверхности яиц поддерживают на уровне 38,5-39 °С, в зависимости от вида птицы, а второго типа - не выше 37-37,8 °С Поэтому, используя рекомендации по режимам инкубации, надо прежде всего уяснить, для какого типа инкубатора они разработаны.

Влажность внутри камеры поддерживают с помощью испарения воды с поверхности кювет или ванночек, установленных на дне инкубаторов или на боковых его стенках. В большинстве современных инкубаторов применяют специальное разбрызгивание воды, поступление которой регулируют с помощью различных реле влажности.

Воздухообмен в инкубаторах с верхним обогревом яиц осуществляется за счет естественного оттока из камеры через специальные отверстия нагретого воздуха и притока в неё более холодного (наружного). Для нормальной работы инкубаторов такой системы особенно важно поддерживать рекомендуемую температуру в помещении, где они установлены. В инкубационных камерах с принудительным перемешиванием воздуха происходит частичное засасывание холодного воздуха внутрь инкубатора и отток через особые отверстия.

Поворот яиц в инкубаторах с наиболее простым устройством осуществляют вручную: 2-4 и более раз в сутки их поворачивают на 180° вдоль продольной оси; в лотки таких инкубаторов яйца укладывают горизонтально (продольная ось яйца лежит в горизонтальной плоскости). В большинстве современных инкубаторов яйца периодически автоматически наклоняются на 45° то влево, то вправо от вертикальной оси, меняя положение после очередного поворота на 90°.

В последнее время в отечественных и зарубежных конструкциях инкубаторов стали применять горизонтальную укладку яиц в специальные ячейки свободнодвижущейся по дну лотка рамки. Через каждые 1-2 ч рамка с ячейками, в которые уложены яйца, перемещается в лотке вправо или влево, при этом яйца перекатываются по дну лотка, изменяя свое положение на 180°. Естественно, что и рабочий ход рамки, и размер ячеи должны быть разными для соответствующего размера яиц.

В практике работы отечественных питомников и экспериментальных дичеферм для инкубации небольшого количества яиц используют термостаты - суховоздушные (типа ТС-80М) или с водяной рубашкой. Термостаты с малой емкостью с современной системой автоматического поддержания заданной температуры можно дополнительно оборудовать приспособлениями для поворота лотков, увлажнения и т. п. Особенно удобны для этого суховоздушные термостаты, в стенках которых в любом месте можно проделать отверстия для введения внутрь дополнительных приборов и устройств. (На страницах журнала «Птицеводство» неоднократно публиковались заметки о том, как самим можно сделать малогабаритный инкубатор.)

Режимы инкубации яиц диких птиц заслуживают особого внимания, поэтому необходимо знать приборы, определяющие их параметры. С помощью термометров фиксируют температуру в момент наблюдения. Для инкубаторов стремятся использовать ртутные термометры как наиболее надежные. Отечественная промышленность выпускает термометры для инкубаторов марки ТС-11 (угловой, шкала от 25° до 40 °С) или ТС-12 (стационарный, шкала от 30° до 40 °С). Специально для инкубаторов выпускают и психрометр ПС-14. Для постоянной регистрации температуры и относительной влажности воздуха как в камере инкубатора, так и в помещениях, где их размещают, используют термографы суточный М-16С ими недельный М-16Н и соответствующие гигрографы М-21С и М-21Н, обычно применяемые на метеостанциях. Однако эти приборы довольно громоздки, поместить их в маленькие инкубационные камеры нельзя и, кроме того, они фиксируют параметры среды в камере инкубатора, а не около поверхности яйца. Для более точных и тонких измерений и фиксации; температур используют специальные термодатчики и датчики влажности, работа которых основана на изменении сопротивления в связи с изменениями температуры или влажности воздуха. Показания этих датчиков фиксируют на самописцах типа КСМ, которые имеют до 12 каналов и, таким образом, обеспечивают запись показаний датчиков одновременно в 12 точках.

Помещение, в котором размещают инкубаторы, должно быть капитальным. Габариты комнаты зависят от размеров и количества установленных в ней инкубаторов. К каждому инкубатору должен быть доступ со всех сторон, чтобы он легко открывался и из него свободно вынимались лотки. Помещение должно быть хорошо проветриваемым, с возможностью поддержания заданной температуры воздуха 18-20 °С, закрытым от прямых солнечных лучей. Поэтому инкубационные комнаты строят обычно с окнами выходящими на север, или без них. Полы чаще делают бетонные, чтобы при ходьбе людей не содрогались инкубаторы, а полы и стены - с моющимся покрытием. Инкубационные и выводные шкафы инкубаторов размещают в разных помещениях, над инкубационными и особенно над выводными шкафами устанавливают мощную вытяжную вентиляцию.

В доме, где расположены инкубаторы, должны быть по возможности предусмотрены и другие комнаты: склад для хранения яиц, дезинфекционная комната, лаборатория, комната для укладки яиц в лотки, моечная и подсобные помещения - электрощитовая, склад инвентаря, туалет и душ для обслуживающего персонала.

Склад для кратковременного (до 7 дней) хранения яиц предназначен для накопления их перед закладкой в инкубатор. Комната эта должна хорошо проветриваться и быть защищена от попадания прямых солнечных лучей. Температуру здесь поддерживают в пределах от 4° до 10 °С, а относительную влажность воздуха - 75-85 %. Склад для яиц можно охлаждать с помощью фреоновой установки типа «Азербайджан».

Дезинфекционная камера представляет собой малогабаритную комнату с герметичными стенами и дверями. В ней устанавливают стеллажи для лотков с яйцами, дезинфекцию которых обычно проводят парами формальдегида. По окончании дезинфекции включают очень сильную вытяжку.

Лаборатория - это место, где проводят исследования яиц и отходов инкубации. Помещение это оборудуют столами, шкафами, приборами. При возможности полного затемнения здесь можно проводить и овоскопирование. Основное оборудование лаборатории: весы лабораторные технические ВЛК-500-10 и циферблатные настольные ВНЦ-10, ВНЦ-2; бинокулярная лупа с осветителем БЛ-2; приборы для изучения морфологии яиц (о них будет сказано ниже); овоскоп; анатомические и хирургические инструменты; дистиллятор электрический типа Д-4-2.

Комната для укладки яиц должна быть расположена вблизи от инкубаторных помещений, ее оборудуют столом и весами типа ВЛК-500-10. Если питомник небольшой, укладку яиц можно проводить в лаборатории.

Моечная предназначена для мытья лотков и прочего оборудования инкубаторов. Здесь должны быть ванны, раковина, стеллажи для сушки вымытого инвентаря; для горячей воды устанавливают электротитан.

В некоторых случаях в одном здании с комнатами для инкубаторов удобно иметь помещение для кратковременного (до 1-2 суток) размещения выведенного молодняка. Его часто называют накопителем и оборудуют круглыми манежами или загончиками, в которых выведенный молодняк содержат до перевода в помещения для выращивания. Помещение должно быть отапливаемым, с хорошей приточно-вытяжной вентиляцией, в нем поддерживают температуру до 30 °С. Над манежами или загончиками, в которых размещают только что вылупившийся молодняк, подвешивают локальные обогреватели: (лучше инфракрасные излучатели). С их помощью на некотором участке пола температуру повышают до 35-37 °С.

Все описанные помещения находятся в одном здании - инкубатории. Отдельные комнаты соединены коридорами и имеют несколько выходов. Комнаты должны быть размещены соответственно технологическому процессу: возле одного из входов помещения для хранения и дезинфекции яиц, далее комната для укладки их в инкубационные лотки, затем инкубационная комната, из которой есть проход в выводную. Из выводной комнаты технологические потоки ведут один в накопитель, откуда молодняк через другой выход из инкубатория переносят в помещения для выращивания, другой в лабораторию, где производят исследования отходов инкубации и затем через специальный выход удаляют. Здесь также соблюдают принцип грязных и чистых дорог так, чтобы пути перемещения молодняка не пересекались с поступающими в инкубаторий яйцами и удаляемыми нечистотами.

Ветеринарную лабораторию располагают в отдельном доме близ карантинной зоны и изолятора. Кроме комнаты для проведения различных исследований (собственно лаборатории), здесь имеются помещения для вскрытия животных, склад дезинфекционных средств и лекарственных препаратов. Размеры этих помещений зависят от вида разводимого в питомнике животного и количества содержащихся в нем и выращиваемых особей. Стены и пол вскрывочной должны иметь моющееся покрытие, здесь же устраивают сток для воды, размещают столы для вскрытия трупов, оборудование для взятия биопроб. Оснащение лаборатории зависит от характера проводимых в питомнике исследований. В крупных питомниках, где работают специалисты-ветеринары, возможны не только патологоанатомические, но и бактериологические, гистологические исследования, для чего понадобится специальное оборудование. Если возможностей для подобных работ нет, их проводят на базе существующих поблизости ветеринарных учреждений и лабораторий по предварительной договоренности.

В питомниках, где разводят несколько видов редких животных, целесообразно иметь биохимическую лабораторию для проведения анализов кормов, яиц, органов и тканей животных. Для таких лабораторий отечественная промышленность выпускает комплекты оборудования, включая приборы, посуду, лабораторную мебель, химикаты и т. д. Если нет собственной лаборатории, приходится обращаться в близлежащие животноводческие организации.

Молодняк птиц выращивают в специальном здании - брудерной, которая может быть сблокирована с инкубаторием.

 

 

Корма и кормление животных.

 

Питание птиц в природе очень разнообразно. У оседло живущих ярко выражена сезонность питания в связи со сменой естественных кормов, их доступностью для поедания и т.п. Для перелетных видов различия в питании по сезонам года связаны с перемещением в разные природные зоны. Изменение потребности организма в тех или иных питательных веществах вызвано и физиологическим состоянием животного в разные сезоны года. В период размножения увеличивается потребность в белках и витаминах, которые необходимы для образования яйца. Осенью происходит отложение жира как энергетического запаса для переживания суровых климатических условий или для перелета на большие расстояния.

Разнообразные корма обеспечивают птицам поступление всех необходимых питательных веществ в должных количествах. При содержании в неволе мы не можем обеспечить птицам весь естественный набор кормовых объектов. В то же время без необходимых питательных веществ они не смогут нормально жить и тем более размножаться.

Современная наука о кормлении сельскохозяйственных животных добилась больших успехов. Изучены потребности в тех или иных питательных веществах, их переваримость, и на этой основе составлены рационы для каждого вида животного с учетом определенных физиологических состояний организма. С помощью сбалансированного введения всех основных компонентов питания (протеинов, жиров, углеводов, витаминов, минеральных веществ и микроэлементов) достигаются нормальные рост и развитие организма, животные вырастают здоровыми и хорошо размножаются.

При рассмотрении вопросов кормления мы будем придерживаться терминологии, общепринятой в зоотехнической науке о кормлении.

Для многих диких птиц, разводимых в неволе для охотничьих целей (фазанов, крякв, серых куропаток, кекликов, некоторых видов гусей), уже разработаны рационы, соответствующие сезонам года и возрастной группе. Они составлены на основе компонентов, используемых в промышленном птицеводстве, в виде комбикормов, скармливаемых в рассыпном или гранулированном виде.

Для взрослых птиц различают два основных периода кормления - продуктивный и непродуктивный. Первый охватывает время подготовки к размножению и период размножения (яйцекладки), второй - остальное время года. Такое деление пригодно для большинства фазановых и водоплавающих птиц. Для тетеревиных непродуктивный период необходимо подразделять на осеннее и зимнее кормление.

В рационе продуктивного периода и подготовки к нему должен быть предусмотрен более высокий уровень питательных веществ и энергии, чем в рационе непродуктивного периода, который призван обеспечить лишь поддержание жизнедеятельности организма (часто этот рацион называют поддерживающим). В продуктивный период корм должен быть особенно питательным, чтобы нормально функционировали гонады. Для молодняка разных видов птиц рацион изменяют в зависимости от их возраста. Многие виды диких птиц кормят молодняк пищей, в какой-то степени уже прошедшей обработку в их пищеварительном тракте.

Оценивают рационы по основным показателям: обменной энергии, сырому протеину и соотношению их, количеству клетчатки, наличию и уровню незаменимых аминокислот, витаминам и микроэлементам, причем в расчете на содержание в 100 г кормовой смеси, а не в объеме фактически съеденного животным корма.

Такой подход удобен для сравнения рационов и изготовления комбикормов и сейчас повсеместно применяется в животноводстве. В период разработки рациона учитывают, конечно же, фактическое количество поедаемого корма и переваримость отдельных его составляющих, но в дальнейшем делают пересчет на 100 г корма (по существу указывают процентное соотношение его компонентов).

Если установлено, что определенный рацион удовлетворяет потребности организма, то уже не имеет значения, сколько требуется тех или иных составляющих его питательных веществ в фактически потребляемом объеме корма. Достаточно лишь контролировать объем поедаемого комбикорма, чтобы быть уверенным в обеспечении организма всем набором питательных веществ.

В питомниках придется разрабатывать рационы для многих диких птиц, разведение которых предстоит освоить, и при разработке их необходимо учитывать существующие в зоотехнии требования (данные о кормлении животных, кормовых достоинствах отдельных компонентов рационов, всех последствий несбалансированного кормления, методов контроля и т.д. достаточно подробно изложены в специальной литературе, рекомендованной в конце книги).

Расчеты содержания основных питательных веществ в рационе проводят по их процентному составу в сухом веществе корма.

Сырой протеин (валовой, поступающий в организм с кормом) состоит из собственно белков (они не могут быть заменены никакими другими питательными веществами и должны постоянно поступать с кормом) и азотсодержащих веществ небелкового характера. При избытке протеинов организм затрачивает много энергии на его переработку и выведение. Нередко на этой почве возникают заболевания печени, почек, проявляется весь комплекс симптомов мочекислого диатеза. Особенно часто это происходит от несвоевременного перевода птиц с рациона продуктивного периода на рацион непродуктивного. Недостаток протеинов снижает жизнедеятельность всего организма, тормозит размножение.

При кормления важно обеспечить птиц не только оптимальным количеством сырого протеина, но и его полноценностью, которая зависит от количества в соотношения входящих в него аминокислот, особенно незаменимых, т.е. не синтезирующихся в организме. Правда, при определенных условиях некоторые незаменимые аминокислоты могут синтезироваться в организме из других незаменимых аминокислот. Так, примерно половина потребности цистина при недостатке его в рационе может синтезироваться за счет метионина. Нехватка фенилаланина возмещается у взрослых птиц полностью, а у молодняка частично за счет тирозина. Для домашних птиц незаменимыми считают аминокислоты валин, лейцин, изолейцин, треонин, метионин, цистин, фенилаланин, триптофан, аргинин, гистидин, лизин, а для молодняка еще и глицин.

Большое влияние на белковый обмен имеет нарушение соотношения как заменимых, так и незаменимых аминокислот. Недостаток первых увеличивает потребность во вторых, что приводит к низкому использованию общего протеина корма, и наоборот. На усвояемость тех или иных аминокислот оказывают влияние тепловая обработка кормов, содержание в них, инактивирующих веществ и другие факторы. Многие заменимые аминокислоты всасываются в кишечнике медленнее незаменимых, что нарушает одновременное поступление в организм всех структурных единиц, из которых строятся специфические белки различных тканей, ферменты, гормоны.

Протеины содержатся во всех кормах, но в разных количествах: в зеленых и сочных их меньше, чем в зерновых жмыхах и шротах. Больше незаменимых аминокислот в кормах животного происхождения - рыбной и мясо-костной муке, сухом молоке и обрате. Усвояемость протеинов растительного и животного происхождений у разных видов птиц тоже неодинакова.

Сырой жир включает собственно жиры, фосфиды, стерины и воск.Входящие в состав жиров жирные кислоты делятся на предельные (стеариновая, пальмитиновая, каприловая, каприновая, лауриновая) и непредельные (олеиновая, линолевая, линоленовая, арахидоновая). Некоторые непредельные кислоты не синтезируются организмом и должны постоянно поступать с кормом. Для домашних птиц незаменимой жирной кислотой является линолевая. При ее недостатке замедляется развитие гонад, появляется ожирение, увеличивается масса печени, легочные мышцы дегенерируют, снижается общая устойчивость к заболеваниям. Фосфиды и стерины в питании имеют важное значение. Один из стеринов, эргостерол, под влиянием ультрафиолетовых лучей превращается в витамнн D3. В процессе обмена в организме жиры могут образовываться из углеводов и безазотистой части протеинов, например глицерин (составная часть жиров) может превращаться в глюкозу и гликоген, жирные кислоты - в уксусную кислоту, а в дальнейшем тоже в гликоген. Сырой жир в наибольшем количестве содержится в семенах масличных культур и жмыхах, в некоторых кормах животного происхождения, мало или совсем нет его в сочных и зеленых кормах.

Безазотистые экстрактивные вещества (БЭВ) - это смесь крахмалов и сахаров. В организм птиц они поступают в виде моносахаридов (глюкозы, фруктозы, мальтозы), дисахаридов (сахарозы, лактозы) и полисахаридов (крахмала). В пищеварительных органах дисахариды и полисахариды расщепляются до моносахаридов и в таком виде всасываются. В организме из них образуются другие простые и сложные соединения, в том числе гликоген.

Расщепление глюкозы до образования воды и углекислого газа сопровождается выделением большого количества энергии, которая идет на поддержание температуры тела, работу мышц, внутренних органов. Углеводы имеют тесную связь с белковым и жировым обменом. Больше углеводов в кормах растительного происхождения, особенно в зерновых.

Сырая клетчатка включает целлюлозу, гемицеллюлозу и лигнин. У большинства птиц она плохо переваривается, поэтому в кормлении домашних птиц ее рассматривают как балласт, который, однако, необходим для нормального пищеварения. Умеренное количество клетчатки (4-5% комбикорма), раздражая стенки кишечника и вызывая обильное сокоотделение, способствует лучшему перевариванию других питательных веществ. В то же время клетчатка в питании жвачных млекопитающих, расщепляясь в результате деятельности микрофлоры рубца, частично переваривается. Аналогичное воздействие микрофлоры на клетчатку происходит и в слепых отростках у птиц.

В питании тетеревиных, особенно зимой, целлюлоза и лигнин не должны рассматриваться только как балласт, так как эти птицы переваривают их.

Минеральные вещества необходимы для нормальной жизнедеятельности организма животных, однако потребность в различных их элементах неодинакова. Вещества, необходимые в значительных количествах, называют макроэлементами. К их числу относятся кальций, фосфор, натрий, калий, сера, хлор, магний. Потребность в железе, марганце, меди, цинке, йоде, кобальте и других элементах выражается в тысячных или даже в десятитысячных долях грамма. Их относят к микроэлементам.

Кальций участвует в образовании скелета (фосфорнокислый кальций) и скорлупы яиц (углекислый кальций). Он играет большую роль в свертывании крови, нормализации деятельности нервной системы, активизации ряда ферментов, усвояемости протеина и некоторых других питательных веществ корма. Дополнительным источником кальция могут быть мел, ракушка, костная мука.

Фосфор входит в состав скелета, его присутствие, в крови в виде фосфатов способствует поддержанию нужного уровня рН. Он входит в состав сложных и разнообразных соединений, оказывающих непосредственное влияние на жировой, белковый и энергетический обмен. Фосфор растительного (фитатного) происхождения организмом птиц усваивается хуже (всего на 30%) фосфора животного происхождения. Наиболее усвояемый фосфор содержится в рыбной муке.

Соотношение кальция и фосфора в рационе взрослых птиц в непродуктивный период 1,1:1-1,3:1, а в период яйцекладки возрастает до 3,5:1-5:1. В рационе для кур-несушек это соотношение 2,8-3,1:1, для индеек и уток в период яйцекладки - 3,1:1, для гусей - 2:1. Дисбаланс этих элементов в рационе, равно как и недостаток одного из них, оказывает отрицательное влияние на организм (особенно в связи с уровнем витамина D), например, вызывает рахит у молодняка. Недостаток кальция в период размножения снижает яйценоскость, ухудшает качество скорлупы, а недостаток фосфора снижает выводимость молодняка. При избытке кальция ухудшается качество скорлупы, плохо усваиваются фосфор, марганец и другие элементы. Избыток фосфора препятствует усвоению кальция, что тоже ухудшает качество скорлупы. Высокий уровень того и другого элементов понижает аппетит у птиц, нарушает минеральный обмен.

Натрий и калий по своему действию на организм птиц являются антагонистами. Оптимальное соотношение этих элементов в рационе 0,8:1. Недостаток или избыток натрия приводит к одинаковым последствиям - снижению яйценоскости, вялости, желудочно-кишечным расстройствам, ухудшению использования корма; при недостатке калия наблюдаются мышечная слабость, атония кишечника, дегенерация миокарда, нефрозы, а при избытке его увеличивается потребление организмом воды.

Хлор содержится во всех межклеточных жидкостях, участвует в образовании буферных систем крови, соляной кислоты в железистом желудке. В организм он поступает главным образом в виде хлористого натрия, добавляемого в рацион. Концентрация хлора в растительных кормах, и особенно в вегетативных частях растений, достаточно высока, хотя и ниже, чем в кормах животного происхождения.

Сера входит в состав ряда гормонов, витаминов и аминокислот. Наибольшее количество ее содержится в перьях, клюве, когтях (в состав последних входит белок кератин). Организм птиц может усваивать неорганическую серу (серый цвет) для образования кератина перьев и белка яиц. В связанном виде сера находится в капусте и перьевой муке.

Магний в наибольшем количестве содержится в костях и мышцах и в минеральном обмене тесно связан с кальцием, входит в состав скорлупы яиц, белка и желтка. В большом количестве он присутствует в хлорофилле зеленых растений, и поэтому рационы, содержащие травяную и хвойную муку или свежую зелень, полностью удовлетворяют потребность птиц в этом элементе. В практике чаше приходится сталкиваться с последствиями избытка магния; избыток этого элемента, превышающий норму в 20-30 раз, может привести к сокращению яйцекладки, падению массы тела и яиц, уменьшению толщины; скорлупы, худшему использованию корма.

Микроэлементы входят в состав клеток и тканей, гормонов, влияют на синтез их в организме, на течение обменных процессов. Железо входит в гемоглобин крови, медь способствует превращению минеральных соединений железа в гемоглобин, стимулирует деятельность костного мозга, повышает устойчивость организма к инфекционным заболеваниям. Марганец участвует в окислительно-восстановительных процессах, влияет на размножение, кроветворение, работу желез внутренней секреции, противодействует жировому перерождению печени, а цинк оказывает положительное влияние на воспроизводительные функции, жировой и углеводный обмен, входя в состав инсулина. Йод - составная часть гормона щитовидной железы (тироксина). Кобальт входит в состав витамина В12, его недостаток вызывает анемию, снижает яйценоскость.

В некоторых географических районах недостаток одних микроэлементов в почвах, а следовательно, и в растениях и избыток других могут привести к заболеваниям животных. При организации питомника следует заранее выяснить, в какой биогеохимической зоне и провинции он будет находиться, и применять рационы с учетом этих особенностей.

Витамины - органические вещества, необходимые животным; в ничтожно малых количествах, но имеющие огромное значение для нормальной жизнедеятельности организма. Поскольку у птиц обмен веществ протекает более интенсивно, чем у других животных, увеличивается и потребность их организма в витаминах.

Первоисточником витаминов являются растения, особенно их зеленые части. В настоящее время в животноводстве и медицине используют и синтетические витамины. Все витамины делят на две группы: жирорастворимые и растворимые в воде; к первым относятся А, D, Е и К, ко вторым - все остальные.

Между действиями витаминов существует взаимосвязь. Некоторые витамины (например, А и D) при несбалансированном их присутствии в рационе проявляют антагонистическое действие. При определенном же сочетании доз эффект от их действия повышается (это относится также к витаминам А и Е, ВС и В12 и др.). Употребление слишком больших доз витаминов вызывает интоксикацию (гипервитаминозы). Наиболее токсичны в этом отношении жирорастворимые витамины, особенно А и D.

Явления витаминной недостаточности могут проявляться и в том случае, когда витамины, содержащиеся в кормах, не усваиваются организмом животного, например при нарушении функции пищеварительных органов. К гиповитаминозам могут привести неблагоприятные температурные условия среды, а также физиологическое состояние организма при физическом или нервном перенапряжении. Аналогичные явления могут быть вызваны и так называемыми антивитаминами, содержащимися в кормах и являющимися либо структурными аналогами, либо инактиваторами их. Витамины имеют очень важное значение для птиц и действуют на их организм по-разному (см. приложение 1).

Нормы витаминов для домашних птиц довольно полно обоснованы, но для диких птиц потребность в витаминах может оказаться несколько иной. Например, в птицеводстве считается, что витамина С, который синтезируется в организме птиц, вполне (или почти вполне) достаточно для обеспечения нормальной жизнедеятельности. Практически этот витамин не вводят в комбикорма в виде дополнительных добавок (премиксов). Повышенная потребность в витамине может возникнуть при стрессовых состояниях птиц, в том числе и от воздействия высоких температур. Синтез этого витамина мал у молодняка раннего возраста. Для тетеревиных же птиц при искусственном разведении аскорбиновая кислота (витамин С) является необходимой добавкой в рацион, причем в больших количествах (226,5 г на 1 т комбикорма). Очевидно, естественное питание этих птиц кормами, богатыми витамином С (хвоя, вереск и др.), адаптировало их к высокому уровню поступления витамина с кормом, и синтезируемой организмом аскорбиновой кислоты недостаточно для нормальной жизнедеятельности.

В современном птицеводстве нормирование питательных веществ в рационе проводят по уровню обменной энергии и сырого протеина, энерго-протеиновому отношению, уровню основных незаменимых аминокислот, соотношению кальция и фосфора, уровню витаминов и минеральных веществ.

Энергия корма характеризует её общий удельный запас. Это, так сказать, валовая энергия, поступающая в организм с кормом. Источником ее являются все органические вещества (протеины, углеводы, жиры). Основное же количество энергии организм получает за счет углеводов. Однако не все поступающие в желудочно-кишечный тракт вещества усваиваются. Поэтому в птицеводстве ориентируются на обменную энергию корма, исчисляемую, как разность между энергией всосавшихся в пищеварительном тракте питательных веществ и энергией, выделенной в кале, моче и кишечных газах. Обменная энергия корма - это общепринятая в современном животноводстве единица оценки общей питательности кормов, пришедшая на смену крахмальным эквивалентам Кельнера, сумме переваримых питательных веществ и овсяных кормовых единиц.

Эффективность преобразования валовой энергии корма в переваримую или обменную энергию зависит от вида и возраста птиц, физиологического состояния организма и состава рациона, которые оказывают влияние и на потребность птиц в обменной энергии рациона. Энергия корма исчисляется в килокалориях (ккал), а по Международной системе единиц (СИ) - в килоджоулях (кДж): 1ккал = 4,19 кДж. От уровня обменной энергии в рационе зависит эффективность использования корма птицей. С повышением обменной энергии увеличивается продуктивность домашних птиц и снижается потребление ими корма. Если в один из двух одинаковых рационов не введены необходимые микроэлементы, уровень обменной энергии в нем снижается. Избыток обменной энергии способствует интенсивному отложению жира, что тормозит процесс размножения, а при недостатке энергии на пополнение ее расходуется сырой протеин, в связи с чем увеличивается суточный расход корма. Взаимозависимость между количеством обменной энергии и сырым протеином заставляет оценивать качество рациона по энерго-протеиновому отношению (определяют, сколько ккал в 1 кг корма приходится на каждый процент сырого протеина). Применяемые в настоящее время нормы кормления для домашних и некоторых видов охотничьих птиц указаны в приложении 2.

Рассчитать потребность сырого протеина в рационе можно теоретически - например, в курином яйце массой 6 г содержится 12 % сырого протеина, или 7,2 г. На физиологические процессы в организме курицы. в течение суток затрачивается около 1 г протеина. Значит, в день откладки яйца курице необходимо было 8,2 г протеина. Однако в желудочно-кишечном тракте усваивается не более 50 % сырого протеина, поступающего с кормом. Таким образом, рацион курицы должен был включать 16,4 г сырого протеина. Суточное потребление корма у курицы 120 г. Значит, в 100 г корма протеина должно было быть около 13,7 г. Фактические нормы кормления больше расчетных на 18-20 %, что гарантирует от несбалансированности сырого корма по аминокислотному составу. Аналогичный расчет можно сделать и по кальцию. Фосфор при этом определяют по отношению к кальцию.

Нормирование витаминов в рационе осуществляют путем добавки в комбикорм витаминных премиксов, включающих дополнительное количество витаминов в определенной пропорции, при этом количество витаминов в компонентах комбикорма обычно не учитывают. Однако, если в составе комбикорма есть ингредиенты, богатые витаминами, количество их в премиксах уменьшают. Так, при включении в рацион витаминной травяной муки, в 1 кг которой содержится 150-200 мкг каротина, норму добавки витамина А сокращают в 2 раза. На каждый процент введенной в комбикорм витаминной травяной муки количество витамина В2 снижают на 5%, на каждый процент дрожжей добавку пантотеновой кислоты и рибофлавина уменьшают на 10%, а никотиновой кислоты - на 20%. Микроэлементы добавляют в комбикорм также в виде премиксов в определенной пропорции (см. приложение 2).

Приготовленный рассыпной комбикорм можно скармливать птицам в сухом или увлажненном виде. При сухом типе кормления его засыпают в кормушки - желобковые, круглые или бункерные (в сухом виде он может долго находиться в кормушках, не портясь). Однако такой тип кормления имеет и свои недостатки. Мелкие фракции корма, как правило, наиболее ценные (травяная, мясо-костная и рыбная мука, минеральные и витаминные премиксы), менее охотно склевываются птицами, оседают на дно кормушки или раскидываются ими. Увлажненную (водой, обратом) мешанку птицы поедают охотнее, причем в организм попадают все фракции комбикорма. Но она быстро портится, витамины быстро теряют свою активность и, кроме того, кормушки приходится ежедневно тщательно мыть.

Наилучший вариант - сухой тип кормления, но гранулированным кормом. Питательная ценность такого корма сохраняется дольше по сравнению с рассыпными комбикормами и тем более увлажненными; гранулированный корм можно засыпать в бункерные кормушки на несколько дней. Склевывая гранулы, птицы получают полный набор питательных компонентов, введенных в комбикорм.

В настоящее время отечественная комбикормовая промышленность выпускает гранулированные комбикорма только для домашних птиц. Производство гранул непосредственно в питомнике затруднительно, хотя и возможно. Для каждого вида и возрастной группы птиц предназначается гранулированный корм с определенным размером гранул. В последнее время вместо гранул в птицеводстве используют так называемую крошку: гранулы делают большого диаметра (у агрегата - гранулятора повышается производительность), а затем их измельчают и отсеивают нужный размер крошки.

В питомниках чаще, чем в современном промышленном птицеводстве, применяют комбинированный тип кормления. Часть суточного рациона (особенно при кормлении молодняка) скармливают в виде увлажненных мешанок, отдельно дают зелень и корма животного происхождения. Чтобы учесть поступление питательных веществ в организм при таком типе кормления, необходимо пересчитывать их содержание в сухом веществе. Количество разных видов кормов, эквивалентное 1 г сухих кормов, приведено ниже.

Сухие корма

Сырые корма, г

Клеверная травяная мука

4,4 (клевер в фазе цветения)

Люцерновая мука

3,1 (люцерна в фазе цветения)

Мука из молодой луговой травы

2,9 (молодая луговая трава)

Морковь сухая

6,3

Тыква жёлтая сухая

10,6

Свекла сахарная сухая

3,6

Рыбная мука

2,4 (рыба)

Мясо-костная мука

3,3 (мясо)

Кровяная мука

14,6 (кровь)

Обрат сухой

20,3

Творог сухой

1,0

Дрожжи пекарские сухие

3,3

 

Составление рационов по заданным рецептам непосредственно в питомнике следует начинать с выявления допустимого уровня зерновых кормов, жмыхов и шротов, животных кормов, дрожжей, травяной муки и т.д. Установлено, что для взрослых кур кормосмесь может включать, %: 65-73 зерновых кормов и зерноотходов, 8-10 жмыхов и шротов, 4-6 кормов животного происхождения, 3-6 травяной муки, не более 5 кормовых жиров 7-9 минеральных кормов (табл. 1). В соответствии с этими допусками составляют первый вариант рецепта, включая имеющиеся в питомнике корма и по возможности разнообразя их. Скажем, зерновую группу составляют из 40 г дробленой кукурузы, 20 г дробленой пшеницы и 10 пшеничных отрубей в расчете на приготовление, 100 г кормосмеси.

  1. 1. Примерная структура рационов для сельскохозяйственных птиц, %

Корма

Куры

Индейки

взрослые

в возрасте, дней

взрослые

в возрасте, дней

1-80

старше 81

1-90

91-120

старше 121

Зерновые

60-65

60-70

65-70

60-65

40-50

50-60

60-65

Зерновые отходы

5-8

3-5

5-10

3-5

3-5

5-8

5-8

Жмыхи, шроты

8-10

10-15

4-10

10-12

20-25

18-20

12-15

Дрожжи сухие

3-4

2-3

2-3

2-3

2-3

2-3

1-2

Животные корма

6-8

6-10

2-5

8-10

8-15

4-6

3-5

Травяная мука

3-6

3-5

5-10

4-6

3-8

7-9

9-10

Технический жир

3-5

1-2

-

-

2-3

3-4

-

Минеральные корма

7-9

1-2

1-2

6-7

3-4

3-4

3-4

 

Продолжение

Корма

Утки

Гуси

взрослые

в возрасте, дней

взрослые

молодые

1-55

старше 56

Зерновые

55-65

55-65

60-65

50-65

60-70

Зерновые отходы

5-10

4-8

15-20

5-10

4-7

Жмыхи, шроты

7-8

8-12

5-6

10-12

10-12

Дрожжи сухие

2-4

3-4

2-3

2-3

4-5

Животные корма

3-6

6-8

4-6

3-5

5-10

Травяная мука

5-10

2-5

7-10

12-16

4-5

Технический жир

-

-

-

-

-

Минеральные корма

4-6

2-3

2-3

4-5

1-2

 

По таблицам питательности кормов (из справочников по кормлению сельскохозяйственных птиц) находят количество обменной энергии, сырого протеина, сырой клетчатки, макроэлементов (прежде всего кальция, фосфора, натрия) по каждой из навесок ингредиентов и в целом в 100 г корма. Если окажется, что какие-то показатели питательности рациона выше заданных параметров (например, больше оказалось обменной энергии или минеральных веществ), удобнее начать балансирование рациона с уменьшения доли избыточного компонента. В этом случае делают очередной пересчет. Доведя уровень сырого протеина и фосфора до заданной нормы, определяют соотношение последнего с кальцием, количество которого можно изменить за счет ракушки. Натрий регулируют за счет поваренной соли. Обменную энергию регулируют, изменяя количество зерновых, имеющих высокий уровень этого показателя, несколько меньше обменной энергии в жмыхах, шротах и кормах животного происхождения, мало ее в отрубях и травяной муке. Иногда, чтобы повысить обменную энергию рациона, прибегают к добавлению технического жира, однако нужна гарантия его высокого качества, кроме того, введение технического жира требует специального оборудования. Поэтому следует стремиться сбалансировать обменную энергию за счет изменения состава ингредиентов.

По сырому протеину рацион балансируют за счёт жмыхов, шротов, зерно-бобовых и кормов животного происхождения. При балансе аминокислот особенно важно использовать рыбную муку и молочные продукты, богатые незаменимыми аминокислотами. Мясо-костная мука, выпускаемая промышленностью, имеет менее стабильный состав аминокислот, что связано с качеством сырья для ее приготовления и технологией производства. Во всех злаковых кормах мало лизина, кукуруза имеет дефицит триптофана, бобовые (кроме арахиса и люпина) - цистина и метионина, но зато содержат много лизина и триптофана; последнего много в жмыхах и шротах, но в них дефицит лизина. В подсолнечниковом шроте много метионина. Хороший набор аминокислот в соевом шроте. При недостатке некоторых аминокислот в составляемый рецепт можно включить их синтетические заменители (например, лизин). Метионин может заменить до 50% цистина (в рационах обычно учитывают сумму этих аминокислот). Витамины вводят в корм в виде добавок, однако следует учитывать их содержание в дрожжах и травяной муке, если таковые входят в состав рецепта комбикорма. Витаминный премикс готовят на мелассе (отходах сахарной промышленности), замешивая сначала в ней каждую из навесок водорастворимых витаминов, а затем предварительно стабилизированные (этоксиквином, бутилокситолуолом или бутилоксианизолом) жирорастворимые витамины. После тщательного перемешивания в течение 30 мин каждой добавки витаминизированную мелассу перемешивают с небольшим количеством наполнителя, в качестве которого используют уже учтенную в рецепте комбикорма мелкораздроблённую часть подсолнечникового или соевого шрота. Так же готовят и минеральный премикс, используя химические соединения, предварительно пересчитав содержание в них чистого вещества. Содержание чистого вещества в 1 г разных химических соединений приведено ниже.

 

Название и формула химического соединения

Количество чистого вещества, г

Углекислый цинк ZnCO3

0,52

Окись цинка ZnO

0,80

Сернокислый цинк ZnSO4

0,40

Сернокислый цинк (гидрат) ZnSO4 .7H2O

0,23

Углекислый марганец MnCO3

0,47

Окись марганца Mn2O3

0,69

Двуокись марганца MnO2

0,63

Сернокислый марганец MnSO4

0,36

Окись железа Fe2O3

0,69

Закись железа FeO

0,77

Сернокислое железо закисное FeSO4 .7H2O

0,20

Сернокислое железо окисное Fe2 (SO4) 3.9H2O

0,19

Закись меди Cu2O

0,88

Окись меди CuO

0,79

Сернокислая медь CuSO4

0,39

Сернокислая медь (гидрат) CuSO4 .5H2O

0,25

Углекислый кобальт CoCO3

0,49

Окись кобальта Co2O3

0,71

Сернокислый кобальт CoSO4

0,38

Сернокислый кобальт (гидрат) CoSO 4 .7H2O

0,21

Йодистый калий KJ

0,76

 

Необходимые данные о технике составления и приготовления комбикормов можно найти в специальной литературе. Уместно напомнить, что приводимые в ней таблицы питательности отдельных составляющих комбикорма ингредиентов усреднены, т.е. фактическое содержание всех питательных веществ в кукурузе, например, имеющейся в хозяйстве, может отличаться от табличных данных, а введенные витамины к моменту их использования уже изменили свою активность. Чтобы быть уверенным, что приготовленный комбикорм по своей питательности в действительности соответствует расчетному, необходимо, произвести анализ уже готового комбикорма. Такие анализы (включая аминокислотный состав, витамины и микроэлементы) делают в специальной лаборатории, которую хорошо иметь в питомнике.

Итак, кормовые рационы для диких птиц, особенно редких, разработаны еще недостаточно, а для многих видов их еще предстоит разработать. Прежде всего, это относится к хищным птицам. Вероятно и при их кормления в значительной мере можно использовать искусственные корма, заменив ими в какой-то мере естественные, производство которых в питомниках отнимает много времени и средств. Только научно обоснованный подход к изучению потребности организма птиц разных видов, в разные сезоны года и равных возрастных групп, а также разработка на этой основе полнорационных кормов дадут основу для массового разведения их в неволе. Большую помощь в этом направлении окажут исследователям достижения, методические принципы, и подходы, разработанные в животноводстве.

Разрабатывая рационы для диких птиц и особенно молодняка, стремясь удешевить корма, ввести в их состав легкодоступные для массового производства компоненты, нужно не забывать, что молодняк, выращиваемый в питомнике, предназначен для выпуска на волю. Характер кормления откладывает свой отпечаток на весь организм животного вплоть до изменения макро- и микростроения желудочно-кишечного тракта. Это уже отмечено для некоторых тетеревиных птиц, выращиваемых в неволе. Например, белые куропатки, выращенные в питомниках на искусственных кормах, имели значительно меньший мышечный желудок и более короткие кишечник и особенно слепые отростки, которые отличались от таковых у диких птиц и по своему микростроению, и по микрофлоре. Однако это не следует рассматривать, как сигнал к невозможности возвращения птиц на волю. У тетеревиных птиц и в природе масса пищеварительных органов и мышечного желудка подвержена значительному сезонному изменению; вероятно, меняется по сезонам года и гистологическое строение отделов кишечника в связи с изменением характера питания.

Наша задача состоит в том, чтобы подобрать такие рационы, которые не приводили бы к необратимым нарушениям развития органов пищеварения. Вполне вероятно, что для ряда видов птиц, так же как и для тетеревиных, придется заботиться о введении искусственным путем в их организм соответствующей микрофлоры, участвующей в пищеварительных процессах. Все это еще раз говорит о важности изучения вопросов кормления диких животных в неволе.

 

Основные правила ухода за птицами.

 

Повседневный уход за животными - одна из важнейших обязанностей персонала питомника. О многих конкретных вопросах, связанных с уходом за различными видами птиц, мы расскажем в соответствующих разделах. Однако есть общие правила, которые должен знать каждый сотрудник. Эти правила сводятся к следующему.

Необходимо постоянно и внимательно следить за состоянием каждой из содержащихся в питомнике птиц. Особенно внимательным следует быть при первом утреннем посещении. Нездоровая птица обычно бывает вялой, часто с приподнятым пером, корм остается нетронутым или недоеденным (его больше, чем обычно), наблюдаются аномалии в поведение, в частности потеря страха перед человеком. Такую птицу следует осмотреть и при первом подозрении на заболевание отсадить, так как она может стать не только источником заболевания для других птиц, но и их жертвой: при групповом содержании здоровые птицы часто убивают особей, проявляющих отклонения в поведении.

Кормить птиц необходимо ежедневно. Даже если корм не портится и его насыпают в автоматические бункерные кормушки, проверять состояние этих кормушек (подачу корма и его уровень) следует все же ежедневно. Остатки корма из обычных кормушек и разбросанный по вольере недоеденный корм удаляют - это основная профилактическая мера против крыс и средство предохранения от поедания птицами недоброкачественного, испортившегося корма. Зерновые корма и комбикорм следует хранить в отдельном помещении, мясо и рыбу - в холодильной камере, ежедневно проверяя их состояние.

Деревянные или фанерные кормушки непригодны - корма в них быстро портятся, закисают и могут стать исключительно опасными. Хороши пластиковые, резиновые или металлические (нержавеющие) кормушки. Размещать их на полу не рекомендуется, по возможности лучше поднимать.

Питьевую воду меняют ежедневно, и поилки тщательно моют. Поилки также лучше поднимать над полом, используя для них подходящую по размерам пластмассовую посуду. Поилки и кормушки должны быть строго закреплены за определенными вольерами и иметь соответствующий номер. Во многих зарубежных питомниках для мытья поилок используют индивидуальные щетки, которые подвешивают на дверях вольер. Иногда питомники оборудуют проточными поилками, вода из которых поступает в общий коллектор, а затем в очистное сооружение.

Чистят вольеры ежедневно. При этом надо удалять из них все лишнее - остатки недоеденного корма, экскременты, выпавшие перья (последнее важно потому, что при интенсивной линьке вольеры очень быстро принимают неряшливый вид).

Пол крытых вольер и зимовальных помещений часто покрывают слоем опилок или мелких стружек. Однако здесь надо быть осторожным - такая подстилка легко отсыревает и может стать источником болезней, в частности аспергиллеза. Для подстилки более пригоден чистый речной песок или гравий, а можно и вообще обойтись без подстилки, особенно при содержании водоплавающих птиц, которые хорошо зимуют на деревянном или цементном полу. Естественно, что такой пол надо ежедневно мыть струёй воды из шланга (в этом случае следует предусмотреть коллектор для грязной воды).

Примерно дважды в год проводят дезинфекцию вольер общепринятыми способами. Это делают весной, при переводе птиц в летние помещения, и осенью, перед их обратным вселением. Птиц, постоянно содержащихся в крытых вольерах (хищных, сов, ибисов), на время дезинфекции следует переводить в резервные помещения.

Во время уборки помещений и вольер необходимо ежедневно проверять исправность запоров, особенно различного рода задвижек, щеколд, крючков, вертушек и прочих самодельных приспособлений.

Общаясь с птицей, надо избегать стрессовых ситуаций - не делать резких движений, не производить шума и т. д. Особенно неблагоприятно для птиц неожиданное появление человека в непосредственной близости - недавно пойманные птицы могут даже броситься на сетку и разбиться. Поэтому при подходе к вольерам нужно заранее предупреждать птиц спокойным негромким разговором, особенно это важно в период размножения.

Не рекомендуется брать птиц в руки. Однако периодический отлов их все же необходим - для искусственного осеменения, осмотра, лечения, перевода из одного помещения в другое и т. д. Поэтому нужно научиться отлавливать их быстро и по возможности безболезненно. Мелких хищных птиц (соколов, ястребов и некоторых других) в крытых вольерах ловят большим сачком, крупных обычно хватают за основание крыла или обхватывают с боков двумя руками на уровне плеч. Для облегчения отлова быстро бегающих птиц в больших открытых вольерах (например, журавлей) в одном из углов вольеры ставят несколько небольших сухих елочек или сосен. Вдвоем или втроем птицу загоняют в загороженный угол, где ветви не дают ей побиться о сетку и стесняют движения, - в этот момент птицу легко схватить за крыло. Для отлова пугливых, беспокойных птиц (например, фазанов, турачей и других куриных) целесообразно использовать закрытые затемненные помещения, пристроенные к одной из торцовых стен вольеры. Зайдя со стороны сетчатого выгула, медленно идут к лазу в это помещение. Загнав нужную птицу, лаз закрывают и так же медленно выходят из вольеры, а в помещение входят с противоположной стороны. При затемнении птицы ведут себя спокойнее, затаиваются, их легко взять в руки. Важно, что при этом не беспокоятся птицы в соседних вольерах. Естественно, что такие вольеры должны иметь два входа.

У пойманных птиц следует прежде всего фиксировать лапы. Если этого не сделать, крупные хищники, например орлы, могут нанести когтями серьезные раны. Журавли, пытаясь вырваться, делают лапами движения вперед и могут когтями тяжело ранить вытянутую вперед и пригнутую шею.

При содержании птиц в открытых вольерах без сетчатой крыши им либо купируют (ампутируют) дистальный сустав крыла, либо подрезают несколько первостепенных маховых перьев. После линьки такие перья вновь отрастают, и очень важно не пропустить момент, когда птица снова приобретает способность к полету. Невнимательность здесь может привести к потере ценного экземпляра. Поэтому во время ежедневного обслуживания вольер рекомендуется проверять также состояние обрезанных перьев. Впрочем, гораздо лучше не подрезать маховых, а содержать птиц в вольерах, покрытых сверху капроновой сеткой. Размножаются такие птицы гораздо лучше и легче, особенно журавли.

Последовательность купирования крыла взрослой птицы

Схема купирования крыла птенца

При групповом содержании птиц следует всемерно избегать тесноты и скученности. Птиц разных возрастных групп нужно содержать раздельно (если это не противоречит социальной структуре диких популяций), так как взрослые обязательно будут угнетать молодняк. Следует по возможности избегать перепадов температур и влажности, особенно весной и осенью. Зимой птиц, содержащихся в закрытых помещениях, выпускают на прогулку только в ясную безветренную погоду, температура при этом играет подчиненную роль. Содержание птиц в закрытых зимовальных помещениях при сравнительно низких температурах в сочетании с периодическими прогулками закаливает их.

При содержании в вольерных комплексах агрессивных территориальных птиц между обитателями соседних вольер могут возникать конфликтные ситуации. Птицы пытаются драться через разделяющую их сетку и могут нанести друг другу увечья или пораниться о сетку. Кроме того, такие конфликты не благоприятствуют размножению. Поэтому за всеми проявлениями территориальной агрессивности нужно следить очень внимательно и при необходимости вольеры дополнительно разделять непрозрачной перегородкой из пластика, мешковины, фанеры или других имеющихся материалов.

Все сотрудники питомника должны быть обеспечены спецодеждой, которую хранят в отдельном помещении и периодически дезинфицируют. Для научных сотрудников такой спецодеждой могут быть просто халаты, для обслуживающего персонала лучше комбинезоны.

Работа с птицами не лишена известного риска. Некоторые птицы, особенно выращенные человеком и поэтому лишенные страха перед ним, могут быть опасны. В частности, весьма агрессивны взрослые самцы журавлей. Человека, вошедшего в вольеру, они считают нарушителем их территориальных границ, подлежащим немедленному изгнанию. Журавль атакует одновременно ударами крыльев, клюва и лап с острыми когтями, и неопытному сотруднику он может нанести серьезные повреждения. Опасны аисты и цапли, старающиеся ударить клювом в глаз приблизившегося к сетке посетителя. Агрессивны в период размножения взрослые самцы лебедей и дроф. Наконец, крупные хищники (орлы, орланы, грифы), импринтированные на человека, также могут оказать неожиданный прием посетителю, вошедшему в вольеру или клетку. Поэтому при работе с птицами нужно соблюдать своего рода правила безопасности, а в служебном помещении должна быть аптечка с необходимым набором стерилизующих и перевязочных средств.

 

Заселение питомников и формирование поголовья.

 

Заселение вновь созданного питомника - один из наиболее волнующих и ответственных моментов. Это закладка краеугольного камня, фактическое рождение питомника, в то время как для уже функционирующих питомников периодическое пополнение и сформирование поголовья - это повседневная работа, необходимый шаг для повышения генетического разнообразия разводимой популяции.

Где и в каком возрасте наиболее приемлемо и эффективно брать птиц для формирования исходного поголовья?

Зарубежные питомники пополняют, как правило, взрослыми птицами, приобретая их в специальных фирмах, занимающихся экспортом и импортом живых животных. Иногда их получают из зоопарков. В экстренных случаях, когда надо спасти птиц, их специально отлавливают в природе и передают для разведения в питомники и зоопарки. (В 1982 г. в Японии отловили 5 последних красноногих ибисов и передали для разведения в зоопарк.) Пожалуй, реже из природы в питомники поступают яйца или птенцы. Так было, например, с американским журавлем, яйца которого собрали в Канаде, в национальном парке Вуд-Баффало, и перевезли для инкубации в научно-исследовательский центр в Патуксенте (США).

В нашей стране питомники комплектуют, как правило, птицами, специально добытыми в природе. Однако многие виды птиц, будучи пойманными взрослыми, в вольерах не привыкают к человеку, причем стресс, вызванный новыми условиями, бывает настолько сильным и устойчивым, что получить потомство от таких птиц уже не удается. Типичный пример - дрофы, некоторые хищники, куриные и журавли. Кроме того, большинство птиц поступает в питомник без точных сведений о возрасте, месте поимки и других данных, необходимых для ведения дальнейшей племенной работы. Взрослых птиц надо долго выдерживать в карантине, а иногда и после прохождения карантина они смогут оказаться источником эпизоотии среди обитателей питомника. Птицы же, выведенные из яиц в инкубаторе или выращенные человеком с птенцового возраста, оказываются гораздо более приспособленными к вольерной жизни, в частности к искусственному корму. Поэтому мы настоятельно рекомендуем формировать поголовье в питомнике путем сбора яиц или птенцов, приобретение же взрослых птиц следует считать скорее исключением. При этом еще раз напоминаем; что сбор яиц и птенцов, а также отлов взрослых птиц, занесенных в Красную книгу СССР, можно производить только по специальным разрешениям, полученным в Госагропроме СССР.

Сбор и транспортировка яиц и птенцов требуют знания специальных методик и некоторого оборудования. В одних случаях более эффективно и надежно собирать и транспортировать яйца, в других - птенцов, но и тот и другой методы имеют свои достоинства и недостатки.

Чем удобна транспортировка яиц? Во-первых, относительной легкостью их сбора и обслуживания в дороге, требующих минимума персонала; а во-вторых - компактностью упаковки, что практически всегда дает возможность брать контейнер даже с большим количеством яиц в салон самолета. Это важно для постоянного контроля за режимом перевозки. Но есть и отрицательные стороны этого дела. В первую очередь это проблема доинкубирования: необходимо заранее во всех деталях знать инкубационный режим данного вида и иметь возможность его реализации. Работу сдерживает и лимит времени: промежуток между сбором яиц и закладкой их в инкубатор обычно исчисляется не более чем в 30-40 ч (здесь, однако, возможны варианты, на которых остановимся дальше). Лимит времени обусловливает, кроме всего прочего, и высокую стоимость операции по доставке яиц, поскольку приходится использовать вертолеты и другую дорогостоящую технику. И наконец, высоки требования к режиму перевозки, включающие поддержание температуры, влажности, повороты яиц, защиту от вибрации и др.

Когда речь идет о перевозке яиц, предпочтение отдают либо вовсе не насиженным, либо сильно насиженным яйцам. Яйца слабо насиженные, особенно на первых стадиях развития эмбриона, значительно более чувствительны и традиционно считаются непригодными для транспортировки (хотя исследования последних лет несколько поколебали это утверждение). Все же окончательное выяснение возможностей сбора яиц на промежуточных стадиях развития - дело будущего. К тому же нужно иметь в виду, что температурный режим при транспортировке ненасиженных и сильно насиженных яиц принципиально различен: для первых достаточно поддерживать комнатную температуру, а вторые нуждаются в подогреве.

Удобство оперирования с ненасиженными яйцами только в том и состоит, что они не требуют специального обогрева и не связывают нас жесткими временными рамками. Однако искусственное инкубирование ненасиженных яиц с первого дня - более сложная задача, чем кратковременное доинкубирование. Кроме того, при сборе ненасиженных яиц практически невозможно отличить оплодотворенные яйца от неоплодотворенных. Эти обстоятельства определяют значительный отход яиц при инкубации. В ряде случаев возникают трудности в определении сроков откладки яйца. Надежно определить, что яйцо годно к перевозке в режиме ненасиженного, можно лишь взяв его из незавершенной кладки. Период возможного сбора яиц гусеобразных, куриных и других групп птиц с большими недетерминированными кладками достаточно длинный, а найти неполную кладку журавлей, например, - дело случая.

К несомненным преимуществам работы с сильно насиженными яйцами относятся простота доинкубирования и легкое выявление яиц с развитым эмбрионом. Однако есть здесь и отрицательные стороны, наиболее существенные - жесткий лимит времени, серьезные требования к соблюдению режима перевозки и реальная возможность вылупления птенцов в транспортном контейнере, что значительно усложняет перевозку.

Сбор и транспортировка птенцов в определенном смысле легче и устраняют ряд перечисленных проблем. Важнейшим положительным обстоятельством здесь является то, что весь период инкубирования, в особенности такой ответственный рубеж в развития птицы, как вылупление, проходит в оптимальных естественных условиях. Это определяет высокую жизнеспособность формирующегося организма, которая при искусственном инкубировании нередко оказывается пониженной. Разница в жизнеспособности птенцов, вылупившихся в природе и в инкубаторе, наглядно была продемонстрирована при создании новой популяции американского журавля в резервате Грейс-Лейк (штат Айдахо, США). Постэмбриональная гибель птенцов, вылупившихся из яиц, полученных в вольерах Исследовательского центра в Патуксенте и искусственно инкубировавшихся вплоть до подкладки в гнезда канадских журавлей, была практически стопроцентной. В то же время из яиц, перевезенных в Грейс-Лейк из национального парка Вуд-Баффало и взятых из гнезд американского журавля, вылупились жизнеспособные птенцы.

При сборе и транспортировке птенцов отсутствует столь жесткое давление лимита времени, да и в техническом плане режим переводки птенцов значительно проще. Вместе с тем возникает ряд новых проблем, полностью отсутствующих при перевозке яиц. Главная из них - проблема кормления, т. е. обеспечение птенцов на время дороги полноценными кормами, хранение кормов, владение техникой кормления. Возникает также необходимость строго выполнять санитарно-гигиенические требования, что порой превращается в весьма непростую задачу. Наконец, при перевозке птенцов существенно возрастают габариты тары. Все это неизбежно влечет за собой увеличение численности сопровождающего персонала.

При известном навыке удается успешно перевозить птенцов разного возраста - от пуховиков до поднимающихся на крыло. Для транспортировки пуховиков надо меньше кормов и нужны более компактные транспортные контейнеры. Однако эти птенцы требовательны к интенсивности и качеству кормления, его технике, включающей и обучение их самостоятельному питанию, а также к обогреву. Птенцы старшего возраста (слетки) более жизнестойки, могут значительное время обходиться без корма, их не нужно специально обогревать, но разовую дачу корма им увеличивают, соответственно и испражнения их становятся обильнее (при транспортировке аистообразных или крупных хищных птиц это очень существенно), кроме того, транспортные клетки им нужны больших размеров. Словом, трудно сказать, что же лучше: возить яйца или птенцов и какого возраста? Этот вопрос в каждом конкретном случае может быть решен по-своему. При этом очень важно учитывать биологические особенности объектов перевозки. По отношению к большинству выводковых птиц целесообразнее собирать их яйца, ибо поиски и отлов птенцов могут оказаться затруднительными, а порой и невозможными. У птенцовых видов, конечно, лучше отлавливать птенцов. Коррективы могут быть внесены и какими-то специфическими экологическими чертами. Например, на практике оказалось, что краснозобых казарок целесообразнее перевозить с Таймыра не в виде яиц или пуховых птенцов (при этом не удавалось избежать значительного отхода), а в виде неполовозрелых линных птиц. Особенности линьки делают отлов молодых казарок в этот период реальным.

Иногда найти и поймать пуховиков выводковых птиц оказывается значительно легче, чем найти гнездо. С таким явлением мы столкнулись при поисках гнезд джека. То же самое отмечено и для уларов. Случается, что биологический аспект имеет решающее значение в выборе формы доставки. Известно, что кладка стерха содержит не более двух яиц и что в случае благополучного вылупления обоих птенцов один (более слабый) неизбежно погибает из-за крайней обоюдной агрессивности пуховиков. Такая ситуация исключает отлов выжившего птенца (если только мы не берем его из гнезда при наличии второго яйца), так как пара стерхов в этом случае полностью лишается потомства. Изъятие же одного яйца из кладки не уменьшает, а вдвое увеличивает выводок, сохраняя жизнь обоим птенцам.

Наибольший опыт сбора и транспортировки яиц мы приобрели, работая со стерхом, поэтому на нем и остановимся подробнее. Работая с 1977 г. над формированием генетического банка стерха, мы опирались на рекомендации американских специалистов. Согласно этим рекомендациям, лучшими для сбора считались яйца, до вылупления птенцов из которых оставалось от 7 до 4 дней. Эмбрионы более молодого возраста плохо переносят вибрацию, неизбежно возникающую при авиационной и особенно вертолетной перевозке. Если же собирать яйца перед самым вылуплением, перевозка сильно ослабляет эмбрионы. Считалось также, что птенцы, появившиеся на свет в дороге, в транспортном контейнере, оказываются нежизнеспособными и погибают.

Выдержать такие жесткие условия на практике оказалось невозможным. Из 40 яиц стерха собранных в течение шести полевых сезонов в последние дни насиживания, т.е. в рекомендованные сроки, было взято только около 40 %. Шесть птенцов вылупились в первые трое суток с момента сбора, причем три - еще во время полета. Наклев двух других яиц произошел в самолете, при этом в одном из яиц эмбрион погиб (в первый год нашей работы), задохнувшись в контейнере. В известной мере это явилось следствием методической и психологической неподготовленности людей, сопровождавших груз, и отсутствия опыта транспортировки наклюнувшихся яиц. Остальные яйца были благополучно довезены до Москвы. Четыре яйца в разные годы были успешно доинкубированы в течение более 10 сут, в том числе два за две недели, а одно даже за 19 сут. Таким образом, до забора из гнезда это яйцо инкубировалось под птицей всего 11 дней. Этот случай показывает, что даже средне насиженные яйца стерха способны выдерживать длительную транспортировку. Вместе с тем оптимальным для забора яйца следует все же признать период, когда до вылупления остается около недели.

Для определения степени насиженности и выявления неоплодотворенных яиц надежно зарекомендовал себя простой и доступный для проведения в полевых условиях так называемый водный тест. Яйцо опускают в чистый сосуд (котелок, кастрюлю, банку), наполненный водой, подогретой до 35-37 °С. Ненасиженное яйцо тонет и ложится на дне на бок. По мере инкубирования и развития эмбриона оно обретает плавучесть и при опускании на дно принимает вертикальное положение тупым концом кверху. Примерно на 10-12-й день насиживания яйца журавлей начинают всплывать и плавают, едва касаясь тупым концом поверхности воды. После 20 дней инкубации плавающее яйцо уже заметно выступает над поверхностью воды, а за день-два до вылупления заваливается несколько на бок. Однако различить оплодотворенные и неоплодотворенные яйца по степени плавучести нельзя. Чтобы определить, развивается эмбрион или нет, надо плавающее яйцо остановить в центре сосуда и дождаться, пока поверхность воды полностью успокоится. Если яйцо неоплодотворено или эмбрион погиб, яйцо остается неподвижным. Оплодотворенное яйцо после 10 дней инкубации проявляет отчетливые признаки жизни: слабо насиженное обычно тихо вращается вокруг оси или движется в воде по кругу, тогда как сильно насиженное заметно вздрагивает, дергается или резко наклоняется. Вытирать яйца после водного теста не следует, они должны обсохнуть в инкубаторе или термостате.

Несколько слов об оптимальном возрасте собираемых птенцов. У видов с выводковым типом развития (журавлей, дроф, куриных, гусеобразных) наиболее целесообразно брать птенцов еще в пуховом наряде, т. е. в возрасте до 10-15 дней. Надо однако, иметь в виду, что у некоторых видов птенцы в первые дни жизни самостоятельно не питаются, их кормят родители. Если же речь идет о птицах, имеющих птенцовый тип развития (хищники, совы, аистообразные и др.), то предпочтение следует отдавать птенцам, у которых уже заметно начали отрастать рулевые и маховые перья, а контурные только появляться. Для многих хищных и аистообразных птиц это соответствует возрасту несколько более двух недель. Вместе с тем неразрешимых проблем не возникает даже при перевозке однодневных птенцов. Нужны только правильно подобранный полноценный корм, определенные навыки кормления, оптимальный температурный режим и соблюдение санитарно-гигиенических условий.

При сборе яиц тех видов птиц, у которых гнезда достаточно хорошо заметны, значительно облегчает задачу предварительный облет территории на самолете АН-2 - в этом случае хорошо выявляются гнезда журавлей, аистов, некоторых крупных хищных птиц и других видов. Сам сбор яиц мы осуществляли с помощью вертолетов МИ-4 и МИ-8, причем маневренность крупного МИ-8 оказалась достаточной для посадки в непосредственной близости от гнезда. Для сбора яиц журавлей вертолет рекомендуется сажать как можно ближе к гнезду, на расстоянии не более 1,5-2 м. В этом случае потоки воздуха от винта практически не действуют на яйца, так как под вертолетом образуется своего рода «мертвая зона». При посадке в 5-10 м струя воздуха выкатывает яйца из гнезда и разметает подстилку. Если опуститься дальше (40-50 м), гнездо не всегда удается найти. Заметим также, что интервал между предварительным облетом и сбором яиц должен быть минимальным - это значительно повышает эффективность сбора.

Транспортировка яиц - наиболее ответственный момент всей операции. Мы применяли очень простой самодельный термостат, который, однако, оказался и практичным, и эффективным. За основу термостата был взят жесткий, средних габаритов чемодан. Для термоизоляции и предохранения яиц от вибрации изнутри его целиком (включая крышку) выстлали слоем поролона толщиной 50 мм. Затем внутрь плотно вставили решетку из фанеры, образующую большую ячейку в середине и меньшие по периферии. Для лучшей циркуляции воздуха в перегородках между ячейками сделали отверстия диаметром около 10 мм. В центральную большую ячейку вкладывали медицинскую резиновую грелку с горячей водой, а сбоку в специальные вырезы поместили термометр (позже его заменили дистанционным датчиком, что позволило следить за температурой, не открывая термостата). Яйца укладывали в периферийные ячейки. При сборе их обертывали фланелью или шерстяной материей, так что в ячейке они вкладывались достаточно плотно, и чемодан можно было переворачивать, не повреждая яиц. Такой термостат оказался исключительно удобным в обращении. При дальнейшей транспортировке в пассажирском самолете он не вызывал претензий при погрузке в салон.

Во время транспортировки насиженных яиц в термостате поддерживалась температура около 30-31 °С. (допустимы колебания от 27° до 33°). Когда температура падала ниже 27 °С, воду в грелке меняли на более горячую. Надо, однако, иметь в виду, что для яиц перегрев значительно более опасен, чем некоторый недогрев. Охлаждение и одновременная вентиляция достигались периодическим открыванием крышки контейнера. В это же время яйца в ячейках меняли местами, так как температура в них все же оказалась различной. Поворот яиц на 180 ° осуществляли примерно через каждые 4 ч. При взлете и посадке самолета чемодан-контейнер держали на коленях и даже несколько приподнимали, во время полета он лежал на столике впереди кресла. Такой режим в целом дал очень хорошие и стабильные результаты: яйца стерха, которые перевозили из Северной Якутии в питомник МФОЖ (Висконсин, США), выдержали без потерь транспортировку в течение 48 ч, причем в пути было четыре пересадки.

Собирать яйца необходимо чистыми руками. Даже малые дозы бензина, масла, репеллентов или других химических веществ, попав на скорлупу, могут вызвать гибель эмбриона. С момент сбора яйцо маркируют мягким простым карандашом, далее оно фигурирует под соответствующим номером. Одновременно со взятием и маркировкой яйца в специальном журнале регистрируют время сбора, кратко описывают биотоп и само гнездо, а также поведение родителей. Для дальней транспортировки яиц на пассажирском самолете необходимо запастись горячей водой в двух-трех термосах.

Для сбора яиц в отдаленных районах очень полезно иметь с собой портативный инкубатор, который включают в рабочий режим на базе экспедиции. Можно совершить несколько вылетов для сбора яиц, не будучи жестко связанным сроками отправки их в стационарный питомник. Особенно важным это оказалось при работе в тундрах, где погодные условия резко меняются и расписание полетов ненадежно. В 1980 и 1983 гг. мы с успехом использовали американский портативный инкубатор «Roll-х», работающий от электросети с напряжением 220 В. Гораздо большие удобства сулит автономный инкубатор. В настоящее время модель такого инкубатора, работающего на основе горячей воды, разработана во Всесоюзном научно-исследовательском институте охраны природы и заповедного дела.

При транспортировке на большие расстояния сильно насиженных яиц следует иметь в виду возможность их проклева в дороге и даже возможность вылупления птенцов. Проклюнутое яйцо нуждается в несколько ином режиме: более интенсивном проветривании, несколько меньшей температуре и повышенной влажности. Эти условия может обеспечить дополнительный небольшой контейнер. Кормить вылупившегося птенца в дороге обычно не приходится, так как он начинает брать корм лишь спустя сутки после вылупления.

Перевозка птенцов, взятых из гнезд, значительно проще, чем перевозка яиц. В качестве тары обычно используют картонные коробки, которые можно достать в любом бакалейном магазине. Необходим примерно двухсуточный запас корма в соответствии с видом птицы. Обогревать птенцов, как правило, не требуется, однако нужно следить за их поведением: если птенцы проявляют признаки переохлаждения, можно использовать резиновую медицинскую грелку.

Взрослых птиц иногда поймать легче, чем отыскать кладку или отловить молодняк. Но, как уже говорилось, они хуже и медленнее привыкают к неволе и нередко очень долго не размножаются, а некоторые вообще перестают размножаться. Кроме того у тех птиц, которые образуют постоянные пары, не всегда можно отловить обоих брачных партнеров, и тогда проходят долгие годы, прежде, чем а неволе образуется новая пара. Но, пожалуй, самая большая трудность - это приручение взрослых птиц. Однако полностью исключить из арсенала добывание взрослых птиц нельзя. К настоящему времени при разведении охотничьих видов (фазанов, тетеревов, глухарей) наметились некоторые пути решения этой проблемы, которые могут быть использованы при работе с редкими видами. Не касаясь способов самого отлова (они весьма специфичны и достаточно подробно освещены в литературе), остановимся на том, что делать с дикой птицей, попавшей в руки человека.

Прежде всего ее следует осмотреть: если она травмирована, то оказать ветеринарную помощь, окольцевать и составить точное ее описание (завести на нее паспорт). Для уменьшения подвижности и особенно предотвращения взлетов маховые перья на одном из крыльев можно подрезать, в некоторых случаях рекомендуется надевать на птиц специальные жилетки, препятствующие распусканию крыльев. Для переноски птиц к месту их временного содержания (до отправки в питомник) лучше использовать индивидуальные мешки из неплотной, но толстой и достаточно прочной ткани; для крупных птиц используют транспортные клетки, которые должны быть затемненными и ограничивать возможность движения птиц, потолок клетки делают из мешковины, чтобы птицы не травмировали головы. Крупных гусей, голенастых и журавлей до помещения в клетку можно спеленать, поджав им ноги под живот (у хищных птиц ноги вытягивают вдоль хвоста), и уложить в таком виде на подстилку в клетку, ящик или кузов автомобиля, не забыв при этом накрыть птиц так, чтобы ограничить видимость.

На пункте временной передержки строят помещения для содержания отловленных птиц. Для куриных это низкие затемненные со всех сторон вольеры, потолок которых затянут мешковиной. Высоту до потолка делают такой, чтобы птица могла лишь свободно передвигаться, не задевая головой за мешковину. Для передержки глухарей строят небольшие срубы - находясь здесь в почти полной темноте и на крайне ограниченном пространстве, птицы меньше беспокоятся. Крупных водоплавающих (если им подрезаны перья на одном крыле) можно передерживать в загонах, стенки которых со всех сторон делают сплошными (сквозь сетчатые стенки птицы пытаются вырваться на свободу и могут сильно травмироваться). Вообще гусеобразные легче привыкают к новым условиям и обслуживающему персоналу, чем куриные, а тем более хищники или дрофы.

Еще до помещения привезённых птиц в их новые обиталища, в них ставят воду и кормушки с кормом на таком расстоянии от дверцы, чтобы легко было заменять их. Корм частично следует разбросать, так как дикие птицы не сразу начинают склевывать его из кормушки. Некоторые птицы, например глухари, подолгу отказываются от корма, могут сильно истощиться и даже погибнуть. Первое время их кормят насильно.

Только что отловленных птиц нельзя сажать поодиночке: полная изоляция усиливает стресс. В то же время в большой группе совместно содержащихся недавно отловленных птиц могут возникать паники, приводящие к травмам и гибели. При уходе за только что отловленными птицами следует соблюдать меры предосторожности. Это не значит, что к ним нельзя подходить, напротив, постоянное нахождение около них людей, их голоса способствуют ускоренному приручению.

Очень показателен в этом плане опыт беркутчей по приручению крупных хищных птиц, отловленных уже взрослыми. Птиц сажают в полутемное помещение и стремятся постоянно находиться возле них. Не дают им спать, сажают на руку, постоянно трогают, гладят, треплют за клюв. В ряде случаев кормят их насильно. После нескольких дней таких экзекуций орлы становятся ручными и начинают признавать своего хозяина. С точки зрения современных исследований процессов адаптации и стресса такая система ускоренного приручения вполне объяснима.

Стрессовая реакция протекает в три фазы. Первая - реакция тревоги. Помимо внешних проявлений (стремления вырваться на свободу, убежать или улететь от человека), в организме происходят глубокие гормональные перестройки и ответная реакция всех органов и тканей, мобилизующая энергетические запасы организма. Вслед за этим наступает фаза повышенной резистентности (адаптационная фаза), когда устойчивость организма к стресс-фактору значительно возрастает по сравнению с нормальным уровнем. И наконец, третья фаза - истощение защитно-адаптационных резервов, снижение устойчивости наступает, если действие стресс-фактора продолжается. Стресс угнетает деятельность половых гонад.

В маленьком затемненном помещении птицы чувствуют себя спрятавшимися и затаившимися, следовательно, психический стресс у них ослабевает. При активных и частых контактах с человеком стресс усиливается, но адаптационные механизмы поведения получают информацию о благополучном исходе таких контактов. Повторяемая несколько раз стрессовая ситуация закрепляет новую поведенческую линию животного. Если период такой ситуации не растянут во времени, психическая, а стало быть, и поведенческая адаптация возникает раньше, чем наступит стадия истощения защитно-адаптационных резервов, при которой наступает, как правило, смерть животного, если действие стресс-фактора (в данном случае условия неволи и контакт с человеком) не ослабевает. Кратковременное, пусть даже сильное воздействие стресса, вызванного условиями неволи, при тесном общении птиц с человеком лучше, чем длительное периодическое возобновление стрессовой ситуации, когда животных помещают в просторные вольеры, дающие возможность каждый раз избежать тесного контакта с человеком и не получать подтверждения безопасности такого общения.

Таким образом, отловленные птицы уже в период временной передержки в местах отлова должны в какой-то мере адаптироваться к новым условиям.

После поступления в питомник диких птиц следует поместить в затемненные помещения и, уверившись в том, что они привыкли к новым условиям, открыть доступ сначала в небольшие по площади выгулы, а затем увеличивать их площадь путем перемещения внутренней временной перегородки.

По такой схеме в дичепитомнике ЦНИЛ Главохоты РСФСР удавалось за 1-1,5 мес. приручать маньчжурских фазанов, глухарей и тетеревов. Птицы поступали зимой, а в следующую весну уже размножались в неволе. В то же время при выпуске отловленных в лесу глухарей в большие вольеры (40х40 м) птицы бились, многие из них погибали, а выживали только наиболее спокойные особи. Вероятно, на скорость адаптации к условиям неволи последнее обстоятельство оказывает существенное влияние. Очевидно, особи с более спокойным типом нервной деятельности больше подходят для формирования начального родительского поголовья в питомниках. Молодые птицы легче и быстрее старых адаптируются к условиям неволи.

 

 

ПОДГОТОВКА ПТИЦ К РАЗМНОЖЕНИЮ

 

Период, предшествующий началу размножения птиц - самое ответственное время в жизни питомника, поэтому подготовку к нему необходимо начать заблаговременно, тем более что некоторые приготовления требуют длительного времени. В целом круг проблем, стоящих перед персоналом питомника, включает формирование способных к размножению пар и групп, создание им соответствующих специальных условий и обеспечение своевременного вмешательства при возникновении экстренных ситуаций.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПОЛА. Всякой работе по формированию брачных пар или групп предшествует определение пола всех птиц, находящихся в питомнике. У ряда групп определение пола не вызывает трудностей в связи с половым диморфизмом окраски или размеров. Однако часто эти различия возникают лишь при достижении известного возраста, тогда как необходимость выявить пол может возникнуть гораздо раньше. Сравнительно легко установить пол хищных птиц: самка всегда крупнее самца, причем разница эта прослеживается уже с гнездового возраста. Даже если самец вылупился раньше и успел до вылупления самки несколько подрасти, его можно узнать по более тонким, слабым лапам. Так же обстоит дело с совами. Нетрудно определить пол и у куриных птиц: половой диморфизм окраски начинает проявляться у них сравнительно рано. У гусеобразных пол можно выявить уже в возрасте нескольких месяцев при осмотре клоаки, которую для этого слегка выворачивают; кроме того, самцы у гусеобразных всегда несколько крупнее и мощнее. Половой диморфизм размеров тела характерен и для дроф, причем у самцов, помимо более крупных размеров, отличительным признаком могут служить украшающие перья на голове и шее. У других групп птиц (журавлей, аистообразных и др.) определение пола затруднено, особенно до достижения ими половой зрелости. Примерно у 30% всех видов птиц выявить пол по внешним признакам невозможно.

Существует несколько специальных приемов, позволяющих установить, имеем ли мы дело с самцом или самкой. Для некоторых из этих приемов требуется оборудование, иногда довольно дорогое, другие построены на системе регулярных наблюдений за поведением птицы. К приемам определения пола можно отнести следующие.

Лапароскопия. Как метод полостных исследований она широко применяется в медицине. Сущность этого метода заключается в том, что в полость тела вводят зрительную трубку с осветителем - это позволяет осмотреть любой внутренний орган без серьезного вскрытия. У птиц для осмотра гонад делают небольшой разрез на брюшке с левой стороны, через который вводят трубку лапароскопа. При таком обследовании различить семенник и яичник можно еще у полувзрослой птицы. После операции отверстие даже не зашивают, а просто заклеивают антисептическим пластырем. При этом методе не исключается возможность занесения инфекции, поэтому необходимо соблюдать стерильность. К сожалению, приобрести лапароскоп для нужд питомника трудно.

Гормональный тест. В экскрементах птиц содержатся важные гормоны из группы стероидов - тестостерон и эстрогены, о чем мы уже говорили. Определение количественного соотношения этих гормонов дает надежные сведения о половой принадлежности птицы. Когда отношение эстрогенов к тестостерону у здоровой половозрелой птицы более 2:1, можно считать, что мы имеем дело с самкой, при меньшем соотношении - с самцом. В питомнике такие исследования пока невыполнимы, поэтому использовать этот весьма перспективный метод можно лишь при установлении рабочих контактов с какой-нибудь эндокринологической лабораторией. Нужно также оговориться, что данных о количестве гормонов у диких птиц очень мало и, вероятно, видоспецифичность здесь не исключена. Добавим, что образцы экскрементов для исследования нужно консервировать в 1 %-ном формалине во избежание заражения некоторыми вирусными заболеваниями.

Кариологический метод. Определение пола по структуре хромосомного набора в принципе возможно, для млекопитающих методически это разработано. Однако при работе с птицами возникают трудности. Метод этот достаточно сложен и пока не приобрел сколько-нибудь широкого распространения. Однако перспективы его, на наш взгляд, значительны, тем более что с его помощью можно будет определять пол у птиц практически любого возраста.

Метод наблюдений. Внимательные и длительные наблюдения за животными дают возможность составить приблизительное представление о его половой принадлежности, особенно если речь идет о взрослом животном. Как правило, самцы более агрессивны, чаше используют ритуализированные элементы, поведения, более активно кричат. Несмотря на отсутствие четких количественных различий в размерах тела или его частей (например, расстояния между концами лобковых костей), самцы в принципе характеризуются несколько более крупными общими размерами, более мощным сложением, более длинным клювом. В частности, так обстоит с журавлями, для которых определение пода с помощью наблюдений - это практика сегодняшнего дня. Однако даже длительные наблюдения не всегда оказываются достаточно убедительными, и возможность ошибки сохраняется, что надо учитывать.

Осмотр клоаки. Принципиальное различие клоаки самца и самки состоит в наличии у первого парных протоков семенных пузырьков, рядом с которыми находятся соответствующие слабовыраженные сосочки, а у второй - отверстия яйцевода, лежащего слева от вывода прямой кишки. Эти различия хорошо просматриваются только у взрослых птиц, да и то далеко не всегда (при работе с канадскими журавлями правильно был определен пол лишь у 66 % осмотренных птиц). У молодых журавлей определить пол при осмотре клоаки невозможно. Очень эффективно определение пола по клоаке у гусеобразных.

Для ряда видов, в том числе и самых интересных, мы не имеем сейчас достаточно надежных и легкодоступных методов определения пола. Единственное, к чему можно посоветовать прибегнуть - это к комбинации всех доступных методов.

ФОРМИРОВАНИЕ РАЗМНОЖАЮЩИХСЯ ПАР И ГРУПП. Основным принципом, определяющим успешность существования и размножения брачных агрегаций у птиц, является соответствие структуры таких агрегаций характерному для данного вида типу социальной организации популяций в природе. Известно, что у птиц чаще всего встречаются моногамия (более или менее устойчивые пары и полигамия (брачная группа может состоять из самца и нескольких самок). Значительно реже приходится иметь дело с другими видами брачных отношений (полигинией, полиандрией, промискуитетом), и поэтому на них мы останавливаться не будем.

Моногамия характерна для всех журавлей, хищных птиц, гусеобразных, аистообразных, фламинго, сов. К моногамам следует, в принципе, отнести дроф, однако в этой группе нередко наблюдается и своего рода факультативная полигамия. К числу наиболее типичных полигамов относится большинство куриных птиц, хотя здесь есть ряд четких исключений (это касается рябчика, куропатки, по-видимому, турача и улара). Очень широкий спектр типов брачных отношений у куликов.

Моногамия сопровождается, как правило, устойчивым союзом брачных пар, которые нередко существуют в продолжение всей жизни брачных партнеров. Размножающиеся группы полигамов, напротив, приходится заново формировать практически каждый год.

При формировании пар нужно сразу же по мере возможности исключить образование брачных союзов между близкородственными птицами. При ограниченности исходного племенного материала избежать этого, к сожалению, не всегда удаётся. Кроме того, птицы иногда, опережая замысел работников питомника, образуют пары самостоятельно, причем нередко партнеры оказываются состоящими в тесном родстве. В этих случаях прибегают к несложному методическому приему - вольеру, в которой помещается такая пара, перегораживают сеткой. Птицы видят друг друга, поддерживают брачный союз в соответствии с характерными для вида поведенческими проявлениями, но не способны к копуляции. Искусственное осеменение решает проблему получения потомства.

Нередко бывает, что и полноценные, готовые к размножению разнополые птицы брачного союза не образуют. Возникает проблема совместимости, т.е. избирательности к половому партнёру. Что лежит в основе такой избирательности мы не знаем и, вероятно, никогда не узнаем, так как корни взаимной симпатии и антипатии скрыты от нас. Часто приходится достаточно долго манипулировать и перемещать животных, пока не образуется устойчивая брачная пара. Во всяком случае, такую возможность всегда следует иметь в виду. Например, в зоопарке Бронкса (Нью-Йорк, США) для того, чтобы подобрать две размножающиеся пары андского кондора, еще в трёх зоопарках в течение нескольких месяцев методом проб и ошибок во всевозможных комбинациях перемещали семь взрослых птиц. Проблема совместимости особенно остро встает, когда мы имеем дело с агрессивными сильными птицами: малейший просмотр в этом случае может стоить жизни одному из кандидатов в брачные партнеры. Это очень характерно для журавлей.

У разных видов птиц половая зрелость и способность образовывать брачные пары наступают в разное возрасте; как правило, это же относится и к разнополым особям одного вида. Это обстоятельство необходимо иметь в виду при формировании размножающейся группы. У журавлей, например, самцы становятся половозрелыми, по-видимому раньше самок. Также обстоит дело у хищных птиц, некоторых гусеобразных и других моногамных видов, образующих устойчивые брачные пары. У дроф, наоборот, самки приобретают способность к размножению раньше самцов. Вероятно, разновременное достижение половой зрелости представляет собой особый механизм, препятствующий в природе образованию близкородственных пар. Напротив, у ряда полигамных куриных самцы и самки созревают в одни и те же сроки. При искусственном разведении это надо иметь в виду и не ждать потомства от птиц раньше, чем они могут дать его.

Многие виды птиц проявляют так называемую территориальность, т.е. считают предоставленную им вольеру своей гнездовой территорией и активно изгоняют чужаков, к какому бы полу те не относились. В тех случаях, тогда мы имеем дело с сильными, агрессивными и хорошо вооруженными видами, например с журавлями или аистами, попытка посадить самца и самку вместе в надежде, что они образуют пару, может кончиться трагически. Агрессия может быть выражена и не сразу, а тогда, когда сотрудники питомника решат, что все обошлось и брачный союз - дело нескольких дней (так, например, погибла самка стерха в питомнике МФОЖ, которую оставили на сутки в вольере самца, хотя до этого момента самец просто не обращал на нее внимания). Иногда агрессивно ведут себя по отношению к особям другого пола хищные птицы, особенно самки, хотя для них это явление характерно в гораздо меньшей степени.

Для того чтобы снизить агрессивность и избежать травм или гибели птиц, существует несколько приемов. Прежде всего, будущим брачным партнерам дают возможность привыкнуть друг к другу через сетку, для чего помещают их в соседние вольеры. Для видов, обладающих богатой голосовой сигнализацией, иногда этого оказывается достаточно, чтобы птицы обоюдно подготовились к образованию пары. Тем не менее, соединять их в общей вольере нужно с большой осторожностью. Местом объединения птиц должна быть вольера, где живёт слабейшая особь. У журавлей, аистов, дроф это почти всегда самка, у хищников и сов - самец.

Когда силы обеих птиц примерно равны, местом встречи лучше выбрать нейтральную вольеру. Естественно, что первое свидание должно проходить под пристальным наблюдением людей, готовых тотчас же вмешаться. Надо иметь в виду, что вмешательство иногда должно быть действительно немедленным и совсем не обязательно при возникновении драки. Следует хорошо знать позы реальной угрозы, которые птицы адресуют друг другу, и иногда уже при демонстращии таких поз отсаживать одну из птиц.

Порой агрессия проявляется и после заключения брачного союза, особенно у полигамных видов, в частности куриных. Ее причина - в неудовлетворённости самца, который в таких случаях постоянно преследует самку и может забить ее до смерти, принуждая к копуляции. Лучший выход из такого положения - разделение вольеры сетчатой стенкой, в которой делают проход, достаточный для самки, но слишком узкий для более крупного самца. Кстати, этот же прием используют, когда самец не принимает участия в насиживании и вождении птенцов и может обратить агрессию на потомство.

Когда можно считать, что образование брачной пары завершилось? У разных видов это выражается по-разному. Для журавлей сигналом того, что союз заключен, является унисональный дуэт, который птицы исполняют несколько раз в день. Для соколов обнадеживающим знаком будет то, что самец приносит самке корм, а та его принимает. Но, конечно, по-настоящему можно быть спокойным, только когда наблюдается копуляция. В этом случае есть все основания, считать, что половина дела сделана.

ПОДГОТОВКА ПАР К РАЗМНОЖЕНИЮ. К сожалению, образование пары еще не означает, что птицы будут размножаться - они могут откладывать неоплодотворенные яйца, а могут и вообще отказаться от откладки яиц. Причины этого, как правило, в нарушениях режима ухода за птицами: он должен быть в это время не только особенно тщательным, но и с некоторыми специфическими особенностями.

В период, предшествующий формированию пар и началу размножения, особое значение приобретает максимальное снижение стрессовых ситуаций. Для этого следует полностью прекратить доступ к вольерам посторонних лиц, так как птицы очень остро реагируют на появление чужаков. В зависимости от поведения птиц иногда приходится изолировать их и от соседних вольер, так как в это время возрастает агрессивность при охране территории. Ни в коем случае нельзя переводить птиц из одной вольеры в другую, поскольку освоение новой территории сопровождается сложным комплексом перестроек в поведении.

Самое серьезное внимание следует уделить интерьеру вольер. Хорошо известно, что условия, приближенные к естественным, уже сами по себе являются сильнейшим стимулом к размножению.

Вот почему в современных зоопарках часто прилагают все усилия к тому, чтобы по возможности точно смоделировать основные параметры необходимой природной среды. Питомники в силу своей специфики и прежде всего в силу определенной массовости материала не могут так решать данный вопрос. Наша задача заключается в том, чтобы добиться стабильного размножения в условиях, близких к производственным, т.е. в таких, которые могут быть созданы по заданным образцам в любом месте и без больших затрат. Именно это и будет составлять важный элемент технологии разведения. Поэтому нам необходимо знать наиболее важные, ключевые позиции, определяющие готовность брачных пар к размножению. Конечно, эта возможность зависит от комплекса факторов, но общий интерьер вольеры и отдельные его детали играют, по-видимому, достаточно серьезную роль. Для разных видов эти детали будут различными, но главные из них - наличие места для постройки примитивного подобия гнезда, характерного для данного вида, наличие гнездового материала и оптимальных габаритов самой вольеры (в разделах, посвященных описанию разведения отдельных групп птиц, мы остановимся на этом подробнее).

Одним из сильных стимулов размножения является правильно организованное кормление. Как уже говорилось, существуют специальные рационы, стимулирующие активизацию гонадотропной деятельности. Для птиц, основной пищей которых в вольерных условиях является комбикорм, разработаны (или должны быть разработаны) особые комбикорма, отличающиеся прежде всего повышенным содержанием протеина. Для хищников «пусковым» будет корм с добавлением некоторых внутренних органов животных - мозга, печени, селезенки; роль такого корма могут играть и живые перепела, цыплята. Очень важный элемент кормления в этот период -избыток пищи у самца и некоторый ее дефицит у самки, что позволяет самцу проявить о ней заботу. Переход на пусковые корма производится приблизительно за 1-1,5 мес до планируемого начала размножения.

Важным фактором, регулирующим деятельность половых желез у птиц, является длина светового дня, причем наибольшее значение имеет даже не общая продолжительностъ, а ее изменение. Особую роль этот фактор играет для видов, размножающихся в тундре при круглосуточном освещении. Поэтому для них необходимо моделировать регулярное увеличение длительности освещения вольер, вплоть до круглосуточного. Для искусственного освещения вовсе не обязательны сильные источники света: важно, чтобы птицы могли лишь видеть корм и питье. Можно использовать обычные лампы накаливания мощностью около 100 Вт, укрепленные на столбах, поддерживающих сетчатую крышу вольер, но вне досягаемости птиц. Хорошо зарекомендовали себя блоки из четырех ламп, обращенных в противоположные стороны, освещающих таким обрезом сразу четыре вольеры.

Режим искусственного увеличения длины светового дня рассчитывают эмпирически, исходя из реальных потребностей. Дополнительная подсветка в средней полосе европейской части начинается обычно с первой декады марта и равномерно ежедневно удлиняется с таким расчетом, чтобы достигнуть круглосуточной освещенности к концу апреля. Весь ход наращивания длины светового дня необходимо точно фиксировать в журнале дежурного по питомнику.

Мы уже коснулись проблемы гормонального стимулирования и упомянули о существующих негативных оценках этого, тем не менее перспективного приема. Несмотря на то, что многие виды во многих питомниках и зоопарках прекрасно размножаются без применения каких бы то ни было гормонов, известны случаи, когда именно эндокринологическое вмешательство открывало новые перспективы в разведении «трудных» видов. Не так уж редко гормональная стимуляция служит рядовым подсобным средством для упрощения процесса разведения некоторых видов. Например, хорошие результаты получены при имплантации 25 мг кристаллического тестостерона подкожно на задней стороне шеи самцу мексиканского сокола: через 14 дней наблюдалась копуляция и самка отложила 5 оплодотворенных яиц. В Советском Союзе проведены первые успешные опыты по гормональной стимуляции при разведении краснозобых казарок.

Вполне понятно, что описанные приемы, имеющие целью стимулировать размножение, необходимо применять в комплексе и начинать их применение заблаговременно, ориентируясь на сроки размножения в природе.

ИСКУССТВЕННОЕ ОСЕМЕНЕНИЕ. Явление, когда птицы, несмотря на полную физиологическую готовность к размножению, достигнутую скрупулёзным выполнением всех необходимых условий, все же не приступали к размножению, было главным тормозом в деле развития вольерного разведения как особого метода сохранения редких и исчезающих видов. Разработка методов искусственного осеменения (ИО) разрешила эту важнейшую и, казалось бы, непреодолимую проблему. Конечно, естественная копуляция всегда предпочтительнее, однако ИО является единственно возможным средством в случаях, когда самец, несмотря на то, что брачная пара по всем признакам образовалась, не проявляет склонности к копуляции; возникают препятствия этологического плана (сексуальное запечатление на человека, повышенная агрессивность одного из брачных партнеров, стрессовое состояние и т. п.); появляются физические препятствия к копуляции анатомического характера (купированное крыло, повреждение ног и др.), спонтанно создаётся близкородственная пара; у самца слишком низкая концентрация сперматозоидов и как следствие - плохое оплодотворение яйцеклеток.

Кроме того, ИО является исключительно важным методом в тех случаях, когда: одну самку необходимо покрыть поочерёдно несколькими самцами для получения генетически разнообразного потомства; самец и самка содержаться в разных питомниках; имеется недостаток самцов для образования настоящих брачных пар; единственным источником сперматозоидов является консервированная сперма; возникает потребность гибридизации; карантин или другие ветеринарные требования препятствуют перемещению птиц. Здесь необходимо подчеркнуть важность первого из названных пунктов, так как разработка практики ИО заставила коренным образом пересмотреть взгляд на так называемых лишних самцов. Сейчас лозунгом всех питомников стало утверждение: лишних самцов нет!

В промышленном птицеводстве, особенно в генетике и селекции домашних птиц, ИО применяют уже несколько десятилетий. Первые работы по применению ИО к диким птицам появились лишь в середине 50-х годов. Сейчас ИО вошло в практику вольерного разведения диких гусей и уток, голубей, журавлей, ястребов, соколов и орлов, индюков, краксов, павлинов и казуаров, однако наиболее эффективно его применяют при разведении журавлей и хищных птиц. Заметим, что эффект ИО проявляется только в относительно короткий период года, когда самец и самка одновременно достигают состояния репродуктивной готовности. Обычно это бывает а апреле-мае, реже - в первой половине июня.

В зависимости от характера реакции птицы на сотрудника-оператора, а также от взаимоотношений между птицей и оператором можно ИО подразделять на три категории - добровольное, добровольно-принудительное (массажное) и принудительное (электроэякуляция). Соответственно различается и сама техника ИО.

Добровольное ИО. Этот метод используют, когда имеются птицы, сексуально импринтированные на человека. Такой тип импринтинга развивается постепенно как следствие постоянного общения с человеком, без контакта с особями своего вида, и встречается он нечасто.

Сущность метода заключается в том, что самец начинает рассматривать человека как брачного партнёра и адресует ему приглашающие элементы полового поведения, например своеобразные поклоны (у хищных птиц). Если человек имитирует ответ, даже в самой грубой и примитивной форме, птица обычно начинает производить движения, сопровождающие копуляцию, поместившись на любую часть тела человека - на плечо, голову, вытянутую руку. После некоторого повторения (тренировки) движения птицы начнут сопровождаться настоящей эякуляцией, вслед за чем надо просто собрать выделенную сперму в специальную емкость (стаканчик, пробирку, миниатюрную мензурку). Мелкие хищные птицы (соколы, ястребы) могут производить эякуляцию на шапку, перчатку, ботинок, орлы - на плечо или спину сотрудника-оператора.

Импринтированные на человека самки после обмена приглашающими движениями принимают позу копуляции, отверстие яйцевода в это время расширяется и дает возможность ввести сперму шприцем. Эта категория ИО несет элемент добровольности и поэтому требует более длительной предварительной работы. Однако количество спермы бывает значительным, что искупает затраченное время. Применяют добровольное ИО при работе в основном с хищными птицами, хотя известны способы успешного осеменения таким образом самки американского журавля.

Добровольно принудительное (массажное) ИО. Используют в тех случаях, когда имеются птицы в репродуктивной готовности, но неимпринтированные на человека. Этот метод давно применяют при работе с домашними птицами. При работе с дикими он впервые был опробован на канадском журавле в 1968-1970 гг. в Исследовательском центре в Патуксенте. С тех пор метод вошел в широкую практику и дает прекрасные результаты при разведении журавлей, водоплавающих, куриных, хищных птиц и некоторых других видов.

В зависимости от конституции птицы техника взятия спермы у самцов может быть различной, однако главные принципы остаются общими для всех групп птиц. Сущность ее в следующем. Одни из операторов осторожно, но вместе с тем надежно фиксирует птицу (обычно коленями или рукой, в зависимости от ее размеров) и массажирует область поясницы, таза и бедра нежными, но достаточно сильными движениями ладоней сверху вниз, т. е. от поясницы к дистальным концам бедер. Если самец находится в состоянии репродуктивной готовности, то после некоторой тренировки начинает отвечать на эти движения поднятием хвоста, опусканием крыльев, расслаблением ног и, иногда, особыми звуками. В это время второй оператор одной рукой массирует выступающую область клоаки, а другой собирает сперму с помощью стеклянной или пластиковой мензурки (очень удобны рюмки, используемые для промывания глаз, которые продаются в аптеках).

Для введения спермы в яйцевод самки необходимо участие трех человек (по крайней мере для таких крупных и сильных птиц, - как журавли). В этом случае один из операторов фиксирует птицу и массирует бедра и область поясницы, второй пальцами обеих рук осторожно несколько выворачивает клоаку, а третий шприцем вводит сперму в яйцевод. У мелких птиц сперму можно вводить непосредственно в отверстие клоаки, что гораздо проще, но не столь надежно. Все это довольно трудно описать с исчерпывающей полнотой, но на практике процедура взятия спермы и введения ее в яйцевод занимает считанные минуты.

Принудительное ИО (электроэякуляция). Для искусственного осеменения домашнего скота этот метод используют уже давно. В отношении же диких птиц он разработан ещё недостаточно и успешно опробирован пока только на диких утках. Однако перспективы этого метода весьма заманчивы. Дело в том, что первые два метода предполагают существование определённого контакта между человеком и птицей, а также длительную тренировку птицы, что ограничивает сферу использования этих методов. Применение электроэякуляции реально даже в отношении только что пойманных диких птиц, которых после получения спермы можно выпустить на волю. Качество и количество спермы, получаемой этим методом достаточно высоки, но поскольку техника его разработана еще слабо, исследования в этой области могут быть важным и интересным направлением научной работы питомников.

Количество спермы, получаемой от диких птиц за один прием, ничтожно мало (особенно по сравнению с домашними птицами). Например, если у петуха можно получить 0,5-0,8 мл, то у журавля в лучшем случае - не более 0,2 мл, т. е. в 2,5 раза меньше (чаще приходится довольствоваться и 0,01 мл - почти незаметная глазу капля!). Поэтому после взятия сперму обычно разбавляют. Поскольку рецепты разбавителя для спермы диких птиц не разработаны, можно использовать стандартные разбавители, применяемые в промышленном птицеводстве, а в случае их отсутствия - физиологический раствор. Разбавляют сперму в соотношении 1:1 или 1:2. В чистом виде она представляет собой мутную бесцветную жидкость, а после разбавления обычно становится прозрачной. В отечественном промышленном птицеводстве для разбавления спермы домашнего гуся используют среду ВНИТИП (состав: дистиллированная вода 100 мл, натрий глютаминовокислый 1,67 г, натрий лимоннокислый 0,57 и фруктоза, глюкоза 0,31 г), а для разбавления спермы индюка - раствор Лейка (дистиллированная вода 100 мл, лимоннокислый калий 0,123 г, натрий уксуснокислый 0,513, магний хлористый 0,0676, глюконат натрия 1,92 и глюкоза, фруктоза 1,0 г); температура спермы и разбавителя должна быть одинаковой.

Прежде чем ввести разбавленную сперму в яйцевод самки некоторое её количество отбирают капиллярной пипеткой для определения качества. Эту пробу просматривают в лаборатории под микроскопом. Сперму признают посредственной, если в ней наблюдаются единичные живые сперматозоиды, движения которых легко заметны. В хорошей сперме их видны тысячи, особенно характерно это для спермы сильных молодых самцов.

Взятие спермы и искусственное осеменение проводят в ранние утренние часы. С повышением температуры окружающей среды успешность взятия спермы и процент оплодотворённости самок резко снижаются. Следует также помнить, что сперму, собранную в мензурки необходимо тщательно закрывать от попадания прямых солнечных лучей.

Количество и качество спермы в значительной мере зависят от способа ее взятия, от биологических свойств птицы и некоторых других факторов. Например, при добровольном ИО спермы бывает, как правило, меньше, чем при массажном, но качество её выше. Второй важный момент: период успешного взятия спермы при добровольном ИО значительно короче, чем при массажном методе. При излишне частом взятии количество спермы резко уменьшается и качество её ухудшается, поэтому необходим интервал между взятиями её. Например, у журавлей взятие спермы и искусственное осеменение самки проводят три раза в неделю и, кроме того, непосредственно после снесения яйца.

При массажном взятии сперма часто оказывается загрязнённой уратами, фекалиями или кровью и лимфой. Это несколько снижает её качество, однако решающего значения не имеет. Оплодотворённость яиц резко падает, если самке вводят сперму не в яйцевод, а в отверстие клоаки.

Каждое взятие спермы и осеменение самки обязательно регистрируют в специальном журнале; отмечают дату и время взятия спермы и осеменения, указывая клички птиц, а также результаты лабораторного исследования спермы и через интервал результаты ИО.

После каждого взятия спермы и осеменения оборудование стерилизуют. Если есть возможность, надежнее применять шприцы одноразового пользования. Хорошо иметь переносной небольшой контейнер со всем необходимым оборудованием; набор шприцев объемом 1 см3 и тупых игл к ним; капиллярные пипетки, маленькие мензурки для взятия спермы; флаконы с разбавителем спермы или физраствором; дезинфектант (спирт) и раствор марганцовокислого калия. Все операторы обязаны работать в чистых халатах или комбинезонах.

Итак, подготовка птиц к размножению завершена. В вольерах создан оптимальный интерьер, сведены до минимума возможности беспокойства и возникновения стрессовых ситуаций, птицы переведены на соответствующий кормовой рацион, обеспечен правильный световой режим, в необходимых случаях использованы гормоны и искусственное осеменение. И вот в один прекрасный день на полу вольеры или на лотке специального гнезда появляется первое яйцо, одно из величайших чудес и загадок мира. Но прежде чем взять его в руки и перенести в инкубатор или положить под наседку, давайте внимательно его рассмотрим.

ЯЙЦО ПТИЦЫ И ЕГО РАЗВИТИЕ. Яйцо начинает формироваться в яичнике птицы в одном из многочисленных овоцитов, заключённых внутри слоя клеток (фолликулов). Фолликулы формируются еще в эмбриональный период, и количество их достигает нескольких тысяч. В дальнейшем часть их дегенерирует, но у взрослых самок их количество всё равно исчисляется тысячами (у кур 3,5-4, у уток и гусей 1-1,5); В яичнике птицы в период покоя все фолликулы одинакового размера и не превышают булавочной головки даже у крупных птиц.

Для начала развития фолликулов необходима большая гормональная перестройка организма самки. Сигналом к такой перестройке для большинства видов птиц является продолжительность светового дня. При этом даже не важно, есть ли поблизости самец и имело ли место спаривание (это касается большинства куриных). Для ряда видов дополнительными внешними раздражителями могут служить гнездо, самец и его брачные песни. Иногда начало размножения бывает обусловлено внутренними биоритмами (например, австралийский черный лебедь размножается в Северном полушарии обычно по своему календарю - осенью).

Строение яйца:

1- желток; 2, 3, 4 – соответственно внутренний и наружный жидкие и густой слои белковой оболочки; 5, 6 – соответственно внутренняя и наружная подскорлуповые оболочки; 7 – воздушная камера (пуга); 8 – халазы; 9 – скорлупа.

С началом половой активности овоцит внутри фолликула начинает расти и достигает размера желтка снесенного яйца. Тонкая оболочка фолликула лопается, и овоцит (яйцеклетка) выпадает в воронку яйцевода - происходит овуляция. Воронка яйцевода имеет свободные края, между ней и яичником нет каких-либо непосредственных соединений. К моменту овуляции воронка сильно растягивается, что обеспечивает попадание, в нее яйцеклетки. При ослаблении организма, нарушениях функции половых органов самки, стрессах, резких толчках в момент овуляции (например, при прыжках птиц с высоких насестов) и у молодых плохо развитых к началу размножения самок яйцеклетка не попадает в воронку яйцевода и оказывается в полости тела, что приводит к желточным перитонитам.

В воронке яйцевода происходит оплодотворение яйцеклетки, после чего начинается развитие зародыша. Оплодотворение возможно только в воронке яйцевода, где яйцеклетка находится 20-30 мин, постепенно передвигаясь по направлению к белковой части яйцевода. В нем она находится около 3 ч. За это время вокруг желтка формируется белковая оболочка. Сначала образуется плотный слой, откладывающийся в виде сетки муцина, затем, с продвижением по яйцеводу, наряду с муцином откладывается и более жидкий белок. Муцин образует рыхлую губку из волокон, в ячеях которой находится жидкий белок. При движении по яйцеводу желток с наслоившимся на него белком вращается, в результате чего муциновые волокна скручиваются и выдавливают жидкий белок. Так уже в яйцеводе образуется внутренний градинковый слой, плотно прилегающий к желтку, внутренний жидкий и наружный плотный слои белка. Наружного жидкого слоя еще очень мало.

Яйцо продвигается в следующий отдел яйцевода - перешеек. Здесь начинают образовываться подскорлуповые оболочки - сначала внутренняя плотная, состоящая из тонких густопереплетенных волокон, и наружная - из более крупных и более свободно переплетенных. Подскорлуповые оболочки вначале очень плотно прилегают к белочному мешку, но в конце перешейка растягиваются. При прохождении яйца через перешеек в белок продолжают поступать жидкости, которые разжижают его и увеличивают объем. Перешеек яйцо проходит за 50-60 мин (у некоторых видов птиц до 2 ч), после чего попадает в матку. Стенки матки выделяют воду, и, пока подскорлуповые оболочки проницаемы для нее и некоторых растворимых солей, белок продолжает разжижаться и туго растягивает оболочки. Яйцо уже имеет форму, характерную для данного вида птиц. В матке начинает формироваться скорлупа. Вначале на поверхности подскорлуповой оболочки оседают мелкие зерна солей кальция, постепенно увеличивающиеся в размере и имеющие острый конец, направленный внутрь яйца. Вместе с минеральными образованиями формируется белковое вещество каркаса. Разрастаясь по поверхности и соприкасаясь друг с другом, эти шишковидные образования формируют внутренний (сосочковый) слой скорлупы. Далее коллагеноподобный протеин, секретируемый стенками матки, образует волокна, в промежутках между которыми откладываются кристаллы кальциевых солей - строится губчатый слой скорлупы. В средней части матки секреция коллагеноподобного протеина почти прекращается, и кристаллы солей ложатся более плотно.

Место секреции пигмента скорлупы тоже матка. У некоторых видов птиц на скорлупе, помимо однотонной окраски, образуются пятна. Они могут располагаться в толще скорлупы или только на ее поверхности (у разных видов по-разному). В последнем случае пигмент наносится в нижней части яйцевода одновременно или незадолго до образования надскорлуповой пленки - кутикулы, сходной по химическому составу с подскорлуповыми оболочками. Яйцо проходит матку за 19-24 ч (в зависимости от вида птиц). Из матки сформировавшееся яйцо попадает во влагалище, где находится, по-видимому, очень недолго, и затем выходит наружу.

Итак, яйцо отложено. По внешнему виду яйца отличаются не только у птиц разных видов, но и из одной кладки. Внешние признаки яйца характеризуются массой и размером, формой, цветом и характером поверхности скорлупы.

Более крупные виды птиц откладывают более крупные яйца, однако прямой зависимости здесь нет. Самые крупные яйца, имеющиеся в коллекциях, принадлежат вымершему эпиорнису: объем яйца у него был 1 л. Самое маленькое яйцо у крохотного колибри. В то же время у киви яйцо по длине почти такое же, как и у африканского страуса, хотя поперечный его диаметр значительно меньше. Это и понятно, так как в противном случае киви не смогла бы отложить его. Если сравнить массу птицы и откладываемого ею яйца, то киви принадлежит первенство.

У одного вида и даже в одной кладке яйца по массе бывают разные. Яйца, отложенные молодыми самками, мельче, чем таковые зрелых птиц. Размер яиц зависит от условий кормления и содержания птиц. С доместикацией животных масса их яиц увеличивается, причем разница между яйцами диких форм и домашних пород тем больше, чем длительнее велась селекция. В пределах одной кладки лучшими для инкубации считаются средние по размерам яйца (вылупление птенцов из более крупных запаздывает, а из мелких происходит раньше). В пределах вида, породы, кладки существует положительная корреляция между массой яйца и массой вылупившегося птенца.

Яйцо имеет форму неправильного эллипсоида вращения. Один конец яйца острее другого. У разных видов птиц эти различия выражены в большей или меньшей степени. У одних видов (американского филина) яйцо приближается к шаровидной форме, у других (киви) - к форме сильно вытянутого овала, обе стороны которого почти не отличаются друг от друга. У чистиковых яйцо резко сужается к одному концу. В пределах кладки первые яйца обычно имеют более удлинённую форму, чем последние. Для практических целей в птицеводстве при характеристике формы яйца пользуются измерениями его продольного и поперечного диаметров (штангенциркулем в миллиметрах) и так называемым индексом формы - делением длины продольного диаметра на длину малого либо процентным отношением малого к большому. Отклонения от средних показателей формы, характерной для кладки данной самки, имеют худшие показатели инкубации.

Цвет толщи скорлупы и рисунок ее для разных видов специфичны. Отмечены также индивидуальные особенности: самки откладывают яйца с признаками, характерными только для ее кладки. Когда тип окраски скорлупы известен, принадлежность яйца той или иной самке может быть идентифицирована.

Поверхностъ скорлупы, бывает гладкой, блестящей или пористой, шероховатой и матовой. Структура поверхности скорлупы - видоспецифичный признак. Однако нередко отмечаются индивидуальные особенности самок и патологические отклонения. Последние обычно приводят к патологии развития зародыша, поэтому характер скорлупы - признак, по которому ведут прединкубационную отбраковку яиц.

Некоторые представления о внутреннем строении яйца читатель уже получил из описания его формирования в половых органах самки. Некоторые из особенностей строения яйца имеют выраженную связь с инкубационными его свойствами.

Скорлупа яйца пронизана порами. Количество их различно у яиц разных видов птиц, однако имеется и общая закономерность - количество пар на единице площади скорлупы большее в тупом конце, наименьшее в остром и среднее в экваториальной части. Поры обеспечивают проницаемость скорлупы для газов и паров воды, что очень важно для нормального развития эмбриона. Количество пор на единице поверхности - показатель инкубационных качеств яйца. Пористость определяют на кусочках скорлупы, взятых в тупой, острой и экваториальной частях яйца. Их очищают от подскорлуповых оболочек, просушивают и затем наносят на них спиртовой раствор красителя (метиленовую синь, фуксин и др.). Через поры краситель проступает до противоположной поверхности, по которой производят подсчет окрашенных пор на 0,4 кв. см. площади с пересчетом на 1 кв. см.

Скорлупа большинства видов птиц покрыта пленкой - кутикулой (нет ее на яйцах чаек), которая в местах выхода пор играет, вероятно, роль регулятора проницаемости скорлупы. Толщина скорлупы имеет показатели, обратные закономерности распределения пор: в тупом, конце они меньшие, в остром большие, в экваториальной части средние. Толщина скорлупы - важный показатель инкубационных качеств яйца. Нормальная для данного вида птиц скорлупа обеспечивает не только прочность яйцу, но и снабжение развивающегося эмбриона необходимыми минеральными солями (главным образом - для построения скелета). Прочность скорлупы, (сопротивление раздавливанию) определяют специальным прибором по упругой деформации целого яйца (определяют величину прогиба скорлупы под грузом 500 г).

Толщина подскорлуповых оболочек разная: в тупом конце яйца они толще, в остром - тоньше. В момент откладки вся полость яйца заполнена. С выходом яйца во внешнюю среду и остыванием объем его содержимого уменьшается, а внутренняя и наружная подскорлуповые оболочки расслаиваются. В норме это происходит в тупом конце яйца. Образуется воздушная камера, или пуга, имеющая форму двояковыпуклой линзы. В процессе хранения и инкубации яйца пуга увеличивается. Она имеет существенное значение для нормального развития эмбриона, особенно на заключительных стадиях развития. Расположение пуги в других участках подкорлуповых оболочек приводит к неминуемой гибели зародыша. Величина пуги (объём) - важный показатель качества яйца перед закладкой в инкубатор. Увеличенный объём свидетельствует о большой потере воды во время хранения яйца (с момента снесения до закладки в инкубатор), что может быть вызвано как неправильными условиями хранения, так и повышенной проницаемостью, скорлупы и подскорлуповых оболочек. И то и другое может стать причиной ненормального развития эмбриона.

Слоистость белковой оболочки меняется в зависимости от длительности и условий хранения яиц. Наружный плотный слой белка разжижается. Плотность различных слоев белкового мешка зависит от деятельности формирующих его органов. Таким образом, плотность белковой оболочки - признак полноценности яйца. В птицеводстве и искусственном дичеразведении, когда получают достаточно большое количество яиц, для оценки их качества прибегают к вскрытию некоторого количества свежих яиц перед помещением их в инкубаторы. Содержимое яйца выливают на гладкую, строго горизонтальную поверхность (стекло). Наружный, жидкий слой довольно сильно растекается по поверхности, а наружный плотный хотя и растекается, но сохраняет очертания яйца. Специальным прибором измеряют в миллиметрах высоту наружного плотного белка и средний диаметр его растекания по стеклу. Делением первого показателя на второй получают индекс белка. (Для характеристики качества яйца применяют и другой показатель, называемый единицей Хау, по фамилии автора, предложившего его. Им составлены таблицы, отражающие зависимость между массой целого яйца и высотой белка.).

Желток яйца приближается к шарообразной форме. Он покрыт желточной оболочкой, которая формируется еще в фолликуле яичника. Содержимое этой гигантской яйцеклетки неоднородно, состоит из разных по размеру желточных шаров. Цвет желтка обусловлен каротиновыми пигментами и зависит от их количества; цвет - это показатель содержания в желтке каротиноидов. В птицеводстве применяют специальную цветовую шкалу, по которой можно судить о насыщенности желтка каротиноидами (провитамином А). На одном из полюсов желтка (анимальном) расположен зародышевый диск. Этот полюс легче противоположного, что приводит к повороту желтка внутри яйца в положение всегда вверх зародышевым диском. При вскрытии снесенного птицей яйца можно судить о его оплодотворенности по зародышевому диску. Он расположен непосредственно под желточной оболочкой и выглядит как небольшое беловатое пятнышко. Зародышевый диск неоплодотворенного яйца плоский, непрозрачный в центре, в нем видны вакуоли и лакуны. В оплодотворенном яйце он отчетливо круглый, слегка выпуклый и непрозрачный.

В вылитом на горизонтальную поверхность содержимом яйца желток сохраняет свою сферическую выпуклость. В яйце хорошего качества отношение высоты желтка к его диаметру (индекс желтка) больше, чем в долгохранящемся и неполноценном.

Соотношение отдельных частей яйца по массе различно для разных видов птиц, могут быть отличия и в пределах одной кладки. Резкое различие отмечается в процентном соотношении желтка, белка и скорлупы с подскорлуповыми оболочками к массе целого яйца у птенцовых и выводковых птиц: у первых желтка 19,8, белка 73,2 и скорлупы с оболочками 7, а, у вторых соответственно 35,2, 52,9 и 11,9. Отмечено, что в процессе доместикации происходит общее увеличение массы яиц но главным образом за счет белка, поэтому у домашних птиц относительная масса, желтка меньше, чем у их диких прародителей.

При анализе яиц для определения их инкубационных качеств в промышленном птицеводстве исследуют некоторые физические и химические свойства белка и желтка - коэффициент рефракции (косвенный показатель содержания сухого вещества); электропроводность; рН; содержание каротиноидов, витамина А и В2 и др. Такие анализы так же, как и определение внутренних параметров яиц, проводят перед закладкой больших партий яиц в инкубаторы. Вскрытие и исследование некоторых яиц дает представление об инкубационных качествах всей поступившей для инкубации партии. В питомниках, где каждое отложенное яйцо редкого вида птиц представляет большую ценность, ограничиваются исследованиями, не связанными с разрушением яиц. В то же время физико-химические показатели внутренних частей яйца важны для контроля за содержанием и кормлением птиц, что позволит своевременно внести коррективы по их улучшению. Несомненно, что все яйца, в неоплодотворённости которых нет сомнений, необходимо по возможности исследовать.

Развитие яйца птиц начинается ещё в половых путях самки. Оплодотворение яйцеклетки, как уже отмечалось, идет в воронке яйцевода. Зигота (оплодотворённая яйцеклетка) продвигается по яйцеводу, и в перешейке примерно через 4-5 ч после овуляции на зародышевом диске появляется первая борозда дробления, через 20-25 мин. - вторая. К моменту откладки яйца зародыш находится на стадии ранней гаструляции. Уже образовалось два зародышевых листка - эктодермальный и эндодермальный. Первый обгоняет в развитии второй, и края этого листка загибаются. С остыванием яйца дальнейшее развитие зародыша останавливается и, если не поместить яйцо в инкубатор, жизнеспособность постепенно снижается и на 25-30-е сутки он погибает. Условия, в которых яйцо находится с момента откладки до попадания в инкубатор, и длительность этого периода существенно влияют на выводимость.

При помещении яйца в инкубатор (или под наседку) развитие эмбриона продолжается. Длительность процесса развития эмбриона в яйце вне тела птицы до выхода птенца из скорлупы различна у разных видов птиц: от 11 дней у некоторых воробьиных птиц до 80 суток у киви, крупных альбатросов и даже до 90 дней у сорных кур (хотя обычно у них эмбриогенез длится 62 дня).

Весь период развития яйца делят обычно на 4 периода, отличающихся друг от друга степенью развития зародыша.

Первый период (зародышевый) начинается в яйцеводе птицы, затормаживается после снесения яйца и продолжается с началом насиживания (помещения в инкубатор). В развитии куриного зародыша (эмбриогенез домашней курицы наиболее подробно изучен) он занимает 1 суток в яйцеводе курицы и первые 8 суток инкубации. Иногда выделяют самостоятельный внутриутробный период. Второй период (предплодный) - с 9 до 14 суток (неполные 6 суток), третий (плодный) - с 14 до 20 суток (тоже около 6 суток) и период вылупления - 20-21 суток (около 1,5-2 суток). Исследованиями ряда ученых установлено, что у птиц с разной длительностью насиживания (выводковых) относительная продолжительность этих периодов одинакова. Это позволяет, зная длительность насиживания других видов птиц, определить примерно продолжительность периодов их эмбриогенеза по аналогии с куриным эмбрионом. А это важно для выявления причины эмбриональной смертности, корректировки режимов инкубации, эффективности использования приемов биологического контроля за развитием яйца и разработки режимов инкубации вида птиц, для которых они еще не изучены.

Рост эмбриона то ускоряется, то замедляется. В период его замедления усиливаются качественные изменения, и наоборот. Развитие зародыша до определенной стадии, а также развитие временных зародышевых органов приводит к изменениям в обмене веществ, характере питания и способах дыхания. Эти моменты вызывают гибель слабых и неспособных к быстрой перестройке зародышей. Именно на этих ступенях развития отмечена повышенная эмбриональная смертность как при естественном насиживании, так и при искусственной инкубации. В эти критические периоды развития эмбрион оказывается наименее стойким не только к внешним воздействиям, но и к внутренним факторам, заключенным в самом яйце. Например, после 1,5 суток развития в инкубаторе зародыш уже полностью реализовал запас питательных веществ в латебре. Спасти его может только своевременное и полное развитие кровеносных сосудов желточного мешка. Недостаток витамина Е нарушает нормальное развитие желточного кровообращения, что приводит к гибели зародыша на этой стадии развития.

Новообразования в самом зародыше и плоде достаточно хорошо описаны В. Гамбургером и Г. Л. Гамильтоном для эмбриогенеза курицы. Выделенные ими стадии в значительной мере приемлемы для характеристики зародышей и плодов всех остальных видов птиц, так как стадия от стадии отличается не временным интервалом, а появлением новообразований, коррелирующих между собой и характерных для птиц вообще (особенно в первые две трети периода развития эмбриона).

Для оценки результатов инкубации очень важно изучать не только развитие самого зародыша или плода, но и всех их временных зародышевых органов, что позволяет в комплексе оценить процессы, происходящие в развивающемся яйце.

Зародышевый период. В зародышевом диске яйца, которое закладывают в инкубатор (или под наседку), имеются два листка клеток - верхний эктодермальный и нижний эндодермальный. Степень развития листков индивидуальна даже в пределах одной кладки. Через несколько часов инкубации, после завершения стадии гаструляции, появляется третий зародышевый листок - мезодерма. На зародышевом диске заметна борозда - первичная полоска, вдоль которой лежит ось симметрии эмбриона. Образуется нервная пластина, постепенно замыкающаяся в нервную трубку. Обозначается сначала головной, затем хвостовой отделы, возникает кишечная трубка. Мезодерма образует поперечные сегменты (сомиты), количество которых быстро увеличивается. Образуются головная, хвостовая и боковые подстилающие складки, которые, смыкаясь под зародышем, обособляют его от желточного мешка. Закладываются, листки желточного мешочка и кровяные островки вокруг них. Головной отросток быстро растет, изгибается и поворачивается на левый бок. В нем образуются мозговые пузыри, закладываются глазные бокалы, слуховые пузыри, висцеральные дуги и жаберные щели. В листках желточного мешка появляются кровеносные сосуды, сердце ритмично сокращается. Развивается амнион, листки которого постепенно смыкаются над зародышем, образуя пузырь, заполняющийся амниотической жидкостью. Амнион начинает интенсивно пульсировать. Закладываются конечности и хвост. На задней кишке появляется пузырь аллантоиса. К этому времени желточный мешок как бы обволакивает желток и продвигается к его экваториальной части. В нем развивается богатая кровеносная система, выполняющая функции дыхания и доставки питательных веществ зародышу, масса которого стремительно увеличивается. Глаз пигментируется. В закладках крыльев и ног появляются суставы, образуются сначала вальцевые пластинки, а затем зачатки пальцев. Появляется зачаток клюва. Стремительно разрастается аллантоис, достигая сначала подскорлуповой оболочки и затем разрастаясь между внутренней поверхностью этой оболочки и содержимым яйца. Стенки аллантоисного мешка постепенно обволакивает сосудистое поле желточного мешка, что затрудняет процесс дыхания эмбриона. Происходит смена способа дыхания. Эта функция переходит к наружной стенке аллантоиса, срастающейся с подскорлуповой оболочкой и образующей хорио-аллантоис, богатый кровеносными сосудами. Желточный мешок, продолжающий разрастаться по поверхности желтка и все больше и больше охватывающий его, еще выполняет главную свою функцию как орган питания. В связи с этим на внутренней его поверхности появляется складчатость, увеличивающая поверхность и, следовательно, способность усвоения питательных веществ желтка. Переход почти полностью на аллантоисное дыхание характеризует конец зародышевого периода.

За этот период происходит образование почти всех постоянных и временных органов. В первые сутки отмечаются свойственные всем птицам значительные индивидуальные различия в степени развития эмбрионов, инкубирующихся одно и то же время. К концу периода эта разница сглаживается.

Желток значительно увеличивается в своем размере за счет перехода жидких фракций из белка, достигает максимума, масса его к самому концу периода несколько снижается, в связи с расходом питательных веществ на построение тела зародыша и с переходом жидкостей в полости амниона и аллантоиса. Белок сгущается и сосредоточивается под желтком в узком конце яйца. В начале периода питание и дыхание осмотическое, затем эти функции переходят к желточному мешку. Питание идет исключительно за счет усвоения желтка. К концу периода функция дыхания почти целиком ложится на кровеносную систему растущего аллантоиса. В связи с этой перестройкой в способе дыхания и процессами дифференцировки органов перед окончанием зародышевого периода происходит некоторое замедление роста зародыша. Зародышевый период занимает у птиц около 36 % времени эмбриогенеза.

Предплодный период. Дифференцировка тканей и органов зародыша продолжается. Увеличивается количество перьевых сосочков (закладок перьев), они пигментируются и растут. Формируются крылья и ноги, развиваются мигательные перепонки и веки. Бурно развиваются внутренние органы и особенно пищеварительный тракт с застенными железами. Их дифференцировка приводит к некоторому снижению роста эмбриона во второй половине периода и, особенно, в конце его. Амнион и количество амниотической жидкости в нем увеличиваются в соответствии с ростом эмбриона и к концу периода достигают максимума.

Желточный мешок продолжает расти и смыкается, полностью охватив желток. На его эндодермальной поверхности продолжается образование складчатости. Содержимое желточного мешка к концу периода заметно уменьшается.

Аллантоис продолжает прорастать по внутренней поверхности подскорлуповой оболочки и к концу периода смыкается в остром конце яйца. Количество жидкости в нем увеличивается - здесь скапливается эмбриональная моча, вода из которой реадсорбируется кровеносными сосудами аллантоиса. Белок остается без изменений. Он сильно сгущен и к концу периода оказывается охваченным аллантоисом: образовался белочный мешок.

На протяжения всего периода дыхание эмбриона остается аллантоисным, а питание его происходит за счет питательных веществ желтка, переносимых сосудистой системой желточного мешка. Через кровеносную систему аллантоиса начинает интенсивно использоваться известь скорлупы. В конце периода зародыш замедляет рост и начинает заглатывать амниотическую жидкость. Расход желтка резко сокращается. Продолжительность предплодного периода у выводковых птиц составляет около 24-25 % времени эмбриогенеза.

Плодный период. Рост плода резко увеличивается за счет внутрикишечного переваривания амниотической жидкости, в которую поступает из белочного мешка загущенный белок. Попав в амнион, белок разжижается амниотической жидкостью и заглатывается плодом. Происходит рост отделов конечностей, клюва, развивается оперение.

Амнион увеличивается в соответствии с ростом плода и в связи с поступающим в него белком. По мере заглатывания содержимого амниона плодом он опадает и к концу периода все плотнее и плотнее прилегает к телу эмбриона.

Аллантоис увеличивается в объеме за счет поступающей в него жидкости с продуктами белкового обмена в связи с началом внутрикишечного усвоения белка. Реабсорбция воды сосудами аллантоиса продолжается, и в аллантоисной жидкости появляются осадки грязновато-беловатых масс мекония.

Белок из белочного мешка резко убывает, и его практически не остается еще до окончания плодного периода. Масса желточного мешка продолжает увеличиваться за счет разрастания внутренней складчатой поверхности. Содержимое его почти не уменьшается в начале периода, но к концу его вновь начинает расходоваться. В конце периода желточный мешок с оставшийся желтком начинает втягиваться в брюшную полость плода. Известковая часть скорлупы продолжает уменьшаться, соли идут на построение скелета.

Характер дыхания (аллантоисный) на протяжении всего плодного периода не изменяется, зато в питании происходят существенные изменения. Основным источником питания становится внутрикишечное переваривание белка, а внекишечное (за счет желточного мешка) становится дополнительным, хотя роль его к концу периода возрастает. Плодный период у выводковых птиц занимает около 30 % времени эмбриогенеза.

Период вылупления. В начале периода еще продолжается увеличение массы плода главным образом за счет всасывания воды из аллантоиса, а затем она из него исчезает. Амнион плотно облегает тело эмбриона. Желточный мешок почти целиком втягивается в полость тела. Теперь птенец занимает в скорлупе все пространство. Он клювом разрывает амнион и аллантоис в области воздушной камеры и начинает дышать лёгкими. Кровеносные сосуды аллантоиса начинают запустевать, желточный мешок полностью втягивается в брюшную полость, птенец интенсивно двигает конечностями и пробивает скорлупу птенцовым зубом, движение конечностей помогает ему поворачиваться вокруг продольной оси яйца. Птенцовый зуб, соприкасаясь с новым участком скорлупы, пробивает ее. Вокруг тупого конца яйца образуется борозда из пробоин, которая увеличивается до тех пор, пока усилия птенца внутри яйца окажутся достаточными, чтобы поломать оставшуюся целой часть скорлупы в сечении образовавшейся борозды. Тупой конец яйца отламывается в виде крышечки и птенец покидает скорлупу.

Период вылупления занимает примерно 10 % времени развития в яйце. Однако перестройка характера дыхания (с аллантоисного на легочное), увеличивая чувствительность организма к внутренним недостаткам яйца и внешним факторам среды (температура, влажность и др.), приводит к повышенной смертности в этот период.

ИНКУБАЦИЯ ЯИЦ. На развитие яйца существенное влияние оказывают условия внешней среды. Когда яиц в питомнике получают мало и появляются они с большим интервалом (например, яйца журавлей), в инкубатор их можно закладывать по мере появления; Однако яйцо не сразу переносят в инкубатор (отложенное в гнездо яйцо птица, как правило, тоже не сразу начинает насиживать) - проходит какой-то срок. От длительности этого срока и условий хранения яиц во многом зависят результаты инкубации.

Оптимальный режим хранения - температура окружающей среды 4-10 °С, относительная влажность воздуха 70-80 % и поворот яиц на 180° не реже одного раза в сутки. При таких условиях яйца могут храниться 5-7 дней без особых потерь в выводимости. Положительные результаты дало хранение яиц в полиэтиленовых пакетах и даже при комнатной температуре (хранение яиц при повышенной температуре и относительной влажности создает благоприятные условия для развития плесневых инфекций). Длительность хранения может быть увеличена при ежедневном кратковременном (один раз в сутки) подогреве яиц. Их помещают в инкубатор на 1-2 ч (имитируется естественный подогрев уже отложенных в гнездо яиц во время снесения самкой последующего яйца). Прибегают и к одноразовому подогреву. На второй или третий день хранения яйца помещают на 5 ч в инкубатор с температурой воздуха 37,5-38 °С и относительной влажностью 65-70 %, затем переносят в яйцехранилище, где держат при температуре 8-12 °С и влажности 75-80 %. При таком режиме яйца сохраняются до 15 дней. Повторение пятичасового подогрева через 5 дней позволяет продлить срок хранения до 20-25 сут.

Вероятно, подогрев яиц продвигает развитие зародыша к стадии, более устойчивой к длительному хранению. Возможно также, что периодический подогрев поддерживает тонус обменных процессов, это удлиняет жизнь зародышу. Для хранения яиц до 14-15 дней используют среду, обогащенную азотом, при тех же параметрах температуры и влажности, что и при краткосрочном хранении.

Наконец наступает пора закладывать яйца в инкубатор. Но на скорлупе после попадания яиц во внешнюю среду, а также во время хранения появляются различные микроорганизмы, которые через поры могут проникнуть внутрь яйца, начать развиваться и погубить зародыш. Повышенная влажность и температура в инкубаторе способствуют быстрому развитию микроорганизмов. Поэтому перед закладкой в инкубатор яйца обязательно дезинфицируют. В промышленном птицеводстве проводят неоднократную дезинфекцию: перед переводом яиц на режим хранения, перед закладкой в инкубатор и во время переноса яиц в выводные шкафы инкубаторов.

Наиболее простой и доступный способ дезинфекции - обработка парами формальдегида. Для этого используют герметически закрывающуюся камеру (можно использовать и инкубационный шкаф, предварительно закрыв приточно-вытяжные отверстия). В камеру помещают яйца, уже уложенные в лотки, на дно ее ставят глубокий сосуд и в него насыпают марганцовокислый калий, наливают водопроводную воду и добавляют 40 %-ный раствор формалина. На 1 м3 камеры необходимо 50 г марганцовокислого калия, 25 мл воды и 50 мл формалина. После добавления формалина начинается бурная реакция выделения формальдегида, поэтому надо как можно скорее закрыть дверь камеры. При температуре в инкубаторе 37,5°С дезинфекция продолжается 1 ч, а в дезинфекционной камере без подогрева - до 3 ч. По истечении указанного срока включают мощную вытяжку и двери инкубатора открывают. Остатки формальдегида нейтрализуют путем разбрызгивания из пульверизатора нашатырного спирта.

В качестве дезинфицирующего средства можно использовать и хлорную известь, однако проводить такую дезинфекцию в инкубационных помещениях нельзя - нужна специальная камера или навес на открытом воздухе. Раствор хлорной извести готовят так, чтобы содержание в нем активного хлора было 1,2-1,5 %. Раствор готовят в закрытой посуде и после того, как он отстоится, верхнюю прозрачную часть сливают в ванну, куда погружают на 3-4 мин уложенные в лотки яйца. После обсыхания их немедленно закладывают в инкубатор. Для яиц, инфицированных грибковыми и гнилостными микроорганизмами (особенно это касается яиц водоплавающих), предпочтительнее дезинфекция хлорированием. Температура раствора должна быть 16-30°С, т. е. не менее чем на 5-6° выше температуры яйца. Хлорирование требует постоянного контроля за уровнем активного хлора как в хлорной извести, так и в растворе, поэтому приемлемо не во всех питомниках.

Для дезинфекции яиц можно использовать и ультрафиолетовое облучение, которое не только способствует уничтожению микрофлоры на скорлупе яиц, но и стимулирует развитие зародыша.

Иногда яйца, поступившие на инкубацию, бывают испачканы землей, глиной, пометом. Если загрязнены небольшие участки скорлупы, лучше поскоблить их ножом. При очень сильном загрязнении скорлупы приходится яйца мыть в слабом растворе марганцовокислого калия (1 %-ном), имеющем температуру на 5-6° выше температуры яйца. Если яйца поместить в холодную воду (ниже температуры самих яиц), они начинают охлаждаться и через поры засасывать микроорганизмы со скорлупы. Яйца отмывают, периодически погружая их в воду. Тереть их тряпкой нельзя, чтобы не нарушать целостности поверхностного слоя скорлупы и не втирать грязь в поры, в крайнем случае можно воспользоваться щеткой средней жесткости. После мытья и просушки яйцо следует продезинфицировать одним из указанных выше способов.

Основные условия нормальной инкубации, как уже отмечалось - определенные температура воздуха вокруг яиц, влажность, изменение положения яиц в процессе инкубации.

Температура - ведущий фактор, возобновляющий развитие эмбриона в яйце. В лотке гнезда яйца оказываются в разных температурных условиях. В центре на поверхности гнезда они соприкасаются с телом насиживающей птицы, температура которого 40-42 °С, и зародышевый диск, находясь у самой поверхности яйца, попадает таким образом в условия довольно высокой температуры. По краям гнезда яйца даже на поверхности обогреваются меньше. Нижняя сторона яиц находится в зоне пониженных температур которые также неодинаковы в центре и на периферии лотка гнезда.

 

2. Температура в гнездах птиц во время насиживания, °С

Вид

Центр гнезда

Периферия гнезда

вверху

внизу

вверху

внизу

Курица*

36,9-39,4

39-36,8

26,8-37,6

24,3-35,6

Индейка*

38,6-39,2

30,6-35,8

28-35,9

26,6-32,3

Гусь*

36,9-39,5

32,8-36,3

26,8-36,6

24,3-33,9

Утка*

39,5

36,1

36,3

32,5

Кряква

40,2

-

-

-

Лебедь

-

33,6

-

-

Нанду

38,5

36,1

38,1

35,9

Эму

37-37,6

28-31

-

-

Голубь

38,6-39,3

36,7

-

-

Крапивник

41,1

34,4

33,8

31,8

* Домашние.

Насиживающие птицы чувствуют температуру яиц и постоянно перемещают их от центра гнезда к его краям, поворачивая при этом вокруг продольной оси. Нижняя поверхность яйца оказывается верхней, и желток, медленно поворачиваясь, перемещает зародышевый диск с развивающимся зародышем в эту, ставшую теперь верхней зону. Периодически птицы покидают гнездо. В жаркую погоду отлучки дольше, меняется их длительность в зависимости от срока насиживания. Наседка то плотно сидит на гнезде, то приподнимается над яйцами. Некоторые виды птиц в жаркие дни встают над гнездами и, раскрыв крылья, создают тень.

Периодическое охлаждение яиц во время отсутствия птицы на гнезде имеет большой смысл для самого процесса развития. Остывая, содержимое яйца как бы всасывает из окружающей среды воздух и обогащается кислородом. Перепады температур, вероятно, ускоряют развитие собственной терморегуляции и нормализуют течение обменных процессов.

В начале насиживания яйцо развивается только за счет тепла, поступающего извне, а с усилением обменных процессов приобретает собственную температуру. В связи с этим изменяется и количество тепла, которое эмбрион должен получить из окружающей среды. Тепло поступает в яйцо при соприкосновении тела птицы с его поверхностью (контактный обогрев), от нагретого вокруг яйца воздуха и от радиации тепла (лучепоглощение). Таким образом, при естественном насиживании зародыш проходит сложную систему температурных изменений, которая даже для домашних птиц еще недостаточно изучена. Установлено, что оптимальные параметры температур в период инкубации лежат между 37° и 38 °С (не считая периодов охлаждения). Это и легло, в основу режимов инкубации, применяемых в промышленном птицеводстве.

В первые часы инкубации зародыш (он умещается на зародышевом диске) может развиваться при 41 °С - температуре тела наседки. Однако вряд ли такая высокая температура бывает постоянной в связи с поворотом и перемещением яиц в гнезде. В начальный период насаживания зародыш может довольно легко переносить временное понижение температуры даже за порог, при котором развитие и рост зародыша приостанавливаются (ниже 26 °С). В первые сутки инкубации зародыш не способен к терморегуляции; при повышении температуры темпы его роста и дифференцировки ускоряются, а при понижении замедляются.

По мере развития зародыша и его провизорных органов (желточного мешка, аллантоиса) влияние на него колебаний температуры ослабевает. С повышением температуры собственное образование тепла сокращается, что замедляет использование питательных веществ яйца, а следовательно, и рост зародыша. Парадоксальным кажется на первый взгляд, что при этом ускоряется вылупление. Вероятно, зародыш, не испытывая недостатка тепла и сокращая его производство, все же продолжает развиваться, хотя и отстает в массе. В таких случаях при вылуплении содержимого оказывается больше в желточном мешке, и втягивание его в брюшную полость затрудняется. При понижении температуры, наоборот, ускоряются рост зародыша, использование им желтка и белка, но вылупление запаздывает и содержимого в желточном мешке бывает меньше.

В конце периода инкубации воздействие на зародыш повышенных и пониженных температур имеет те же последствия, что и в середине инкубации, но глубина нарушений и отклонений становится меньшей.

Здесь речь шла о сравнительно малых отклонениях температур, действующих в течение длительного отрезка времени эмбриогенеза. Значительное и длительное повышение температуры в первый период инкубации приводит к уродствам, связанным с нарушением дифференцировки тканей и органов как в постоянных, так и во временных системах зародыша. Слишком низкая температура тормозит развитие и, как правило, приводит к гибели эмбриона, если она воздействует в начале или середине инкубации. При режиме низкой температуры в конце инкубационного периода нарушения бывают менее глубокими за счет способности плода к терморегуляции.

Ритмичные кратковременные перепады температуры (небольшие отклонения от оптимальных значений) положительно сказываются на результатах инкубации. Существует мнение, что такие перепады играют роль термического раздражителя, стимулирующего рост эмбриона.

Мнения о целесообразности охлаждения, его степени и длительности в зависимости от развития эмбриона, а также кратности в течение инкубационного периода разноречивы. Большинство исследователей считают охлаждение необходимым, утверждая, что оно создает оптимальные условия для газообмена, повышает резистентность организма к низким температурам, ускоряет развитие собственной терморегуляции. Если периодические охлаждения продолжительностью от 30 до 60 мин начинали с первых дней инкубации и повторяли 1-2 раза в сутки, отмечалось ускорение развития зародышей уже на первых этапах эмбриогенеза. Однако после каждого охлаждения необходим быстрый подогрев (в течение 25-30 мин) до исходной температуры. При медленном восстановлении температуры (за 40-50 мин) выводимость снижалась. Некоторые специалисты рекомендуют начинать периодические охлаждения яиц после появления у зародыша собственной терморегуляции (ближе к середине инкубации или даже во второй ее половине) и охлаждать яйца по 15-20 мин до температуры 30-32 °С. Такие ежесуточные охлаждения при стабильной общей температуре в инкубаторах можно рассматривать как ритмичные перепады, о которых уже говорилось.

Интересны эксперименты с разовым и глубоким охлаждением яиц в процессе инкубации. Ускоренная выводимость птенцов из яиц домашних гусей наблюдалась, когда один раз в 3-4 дня температуру в инкубаторе сначала повышали до 40 °С на 3-6 ч, а затем снижали ее до 35 °С на 3 ч, после чего восстанавливали обычный режим инкубации. Повысилась выводимость и из куриных яиц, которые на 4-й и 16-й день инкубации охлаждали при 10°С по 2 ч, после чего вновь подогревали до 40 °С в течение 1 ч, а затем восстанавливали обычный режим. В другом случае куриные яйца вынимали из инкубатора и охлаждали при 0°С в течение 40-45 мин. Лучшие результаты выводимости были получены в опытах с трехразовым глубоким охлаждением, каждый раз за сутки до наступления периодов повышенной смертности (на 5-6-й, 13-й и 18-й день инкубации). Однократное охлаждение индюшиных яиц на 24-й день инкубации в течение 5 ч до комнатной температуры повысило выводимость на 9-16 %. Интересно, что повторение такого же эксперимента в следующем поколении увеличило эффект этого «стрессового» (так назвал его автор экспериментов) воздействия.

Большое влияние на эмбриогенез оказывает влажность воздуха вокруг развивающегося яйца. Испарение воды с поверхности яйца зависит от температуры и относительной влажности воздуха. В начальный период инкубации, когда испарение влаги из яйца подчиняется почти исключительно физическим законам, очень важно сохранить в яйце воду. Для этого влажность воздуха в инкубаторе поддерживают на высоком уровне. С развитием аллантоиса и особенно после смыкания его в остром конце яйца процесс испарения почти целиком зависит от деятельности этого органа и обусловлен интенсивностью развития плода - влажность воздуха как фактор отступает на задний план. Повышенная влажность в этот период может затруднить испарение воды из аллантоиса, что отрицательно скажется на развитии плода. В период вылупления влажность увеличивают, так как при низкой влажности после проклева скорлупы может произойти присыхание птенца к оболочкам яйца, что не позволит ему повернуться вокруг продольной оси, пробить борозду в скорлупе и вылезти из нее. В то же время очень высокая влажность затрудняет обсыхание птенца внутри яйца после прорыва воздушной камеры и скорлупы яйца. Важно помнить, что относительная влажность воздуха связана с его теплоемкостью прямой зависимостью; рабочие пределы относительной влажности от 40 до 70 %.

Состав воздуха в камере инкубатора должен соответствовать нормальному наружному воздуху. Поскольку яйца выделяют углекислый газ, содержание его в инкубаторе, несмотря на газообмен с внешней средой, увеличено. Организм птиц легко переносит некоторое увеличение концентрация углекислого газа, но снижение кислорода до 17 % приводит к массовой гибели зародышей. Оптимальный уровень кислорода 21 % и углекислого газа 0,5 %, но в первые 1-2 дня и во время выведения птенцов допускается повышение последнего до 2 %.

Определенное значение имеет парциальное давление кислорода. Со снижением атмосферного давления (например, в высокогорных районах), а также при высокой влажности ухудшается проницаемость скорлупы.

Уже отмечалось, что периодическое поворачивание яйца в гнезде осуществляется, как правило, вокруг продольной оси при перекатывании яйца из центра лотка к краям и наоборот. В инкубаторах промышленного типа яйца средней величины (до утиного включительно) укладывают в инкубационный лоток вертикально (острым концом вниз) и после помещения в инкубатор лоток периодически наклоняют на 45° вправо и влево от вертикальной оси. Таким образом, яйцо изменяет свое положение во время инкубации на 90°. Для крупных яиц, например гусиных, этого бывает недостаточно, поэтому яйца обычно укладывают в лоток горизонтально и не реже 2 раз в сутки дополнительно вручную поворачивают еще на 180°. В некоторых современных инкубаторах яйца укладывают горизонтально в ячеи решетки, свободно скользящей по дну лотка. При передвижении решетки вправо и влево яйца перекатываются и поворачиваются на 180°.

В современных промышленных инкубаторах автоматический поворот яиц происходит через каждые 1-2 ч (соответственно 24 или 12 раз в сутки). Недостаточный поворот яиц (как по кратности в течение суток, так и по величине угла поворота) приводит на первых этапах развития к прилипанию зародышевого диска и желтка к внутренней поверхности скорлупы. В связи с увеличением желтка в начале инкубации и сползанием белка под желток, последний очень близко приближается к подскорлуповой оболочке. В неподвижном яйце такое всплывание желтка и придавливание зародышевого диска затрудняют нормальное смыкание амниона над зародышем, прорастание между ним и подскорлуповыми оболочками аллантоиса. В средний период инкубации затрудняется продвижение аллантоиса в нижнюю часть яйца, смыкание его под белком с образованием нормального белочного мешка. В крупных яйцах из-за большего по сравнению с мелкими яйцами давления содержимого яйца на нижнюю (внутреннюю поверхность скорлупы аллантоис не может его преодолеть и прорасти. Значит, чем крупнее яйцо, тем больше оно нуждается в соблюдении режима поворотов, особенно в середине инкубационного периода. Поворот яиц производят до перевеса их в выводные шкафы инкубатора (за 1-2 дня до вывода), а крупные яйца (гусиные) лучше поворачивать до проклева скорлупы.

В последнее время выявлен еще один фактор, существенно влияющий на процесс вылупления птенцов из яиц в искусственных условиях. Это акустическая сигнализация, синхронизирующая и ускоряющая этот процесс у выводковых птиц. Было замечено, что в гнезде птенцы выводковых и многих птенцовых птиц, дружно покидают скорлупу. В инкубаторах же этот процесс растягивается иногда на 1,5-2 суток. Птенцы, запоздавшие с вылуплением, слабее, менее жизнеспособны. При исследовании причин более сжатого срока вылупления было установлено, что в слуховом аппарате у птенцов раньше других формируются клетки, «настроенные» на голос самки, после того как птенец пробил пугу и начал дышать легкими, в яйце слышны звуки, производимые движением хрящей и тимпональных мембран в голосовом аппарате птенца при дыхательном акте. Их называли щелчками.

Дружное вылупление птенцов в гнезде обусловлено призывными звуками самки и щелканьем птенцов, еще не пробивших скорлупу. Сигналы эти, сначала редкие, постепенно ускоряются. Находясь в разных яйцах, птенцы как бы подстраиваются под частоту лидера, у них ускоряются дыхательные ритмы, и они дружно вылупляются. На ряде птицефабрик в инкубаторах установлены динамики, которые начинают воспроизводить в нужный момент щелкающие звуки, прячем достаточно громко, чтобы их было слышно на фоне гудения вентиляторов - это ускоряет процесс вылупления.

В промышленных инкубаторах для поддержания равномерной температуры и влажности воздух внутри камер перемешивается вентиляторами. Скорость движения его около яиц оказывает влияние на результаты инкубации. В инкубаторах типа «Универсал» она не превышает 1 м/с, однако в разных частях камеры и в зависимости от степени загруженности яйцами бывает неодинаковой. Слишком высокая скорость увеличивает потерю влаги с поверхности яиц, а следовательно, снижает их температуру, Предотвратить это можно, повышая относительную влажность воздуха. Фактор усиленного движения воздуха около яиц привнесен искусственно, но при разработке режимов инкубации учитывать его необходимо.

При массовом выведении птиц в инкубаторах невозможно во всех деталях создать условия естественного насиживания, тем более что о них мы еще далеко не все знаем. Поэтому при разработке режимов для современных промышленных инкубаторов стремились, создавая необходимые условия для нормального развития эмбрионов, максимально обеспечить возможности массовой инкубации яиц с минимальными материальными, техническими и трудовыми затратами, обеспечивающими наибольший экономический эффект в птицеводстве. В современных промышленных инкубаторах трудно создать переменные температуры, полностью отвечающие требованиям эмбриона на каждом этапе его развития. Положение осложняется еще и тем, что при ступенчатой закладке яиц (закладке новых партий в один и тот же инкубатор через 5-7 дней) в инкубационном шкафу оказываются яйца, находящиеся на разных стадиях развития. Поэтому внутри шкафа партии яиц размещают так, чтобы только что заложенные яйца, нуждающиеся в повышенной температуре, оказывались поблизости от яиц, находящихся на более поздних стадиях, у которых потребность в поступлении тепла извне уменьшается за счет собственного тепла. Отдавая излишек тепла яйцам на ранних стадиях развития (в том числе и путем радиации), они повышают температуру в последних. При таком размещении яиц общая температура воздуха в инкубаторе может быть одинаковой для ранних и поздних стадий развития зародыша.

На последних стадиях развития требования к режиму резко меняются, поэтому в промышленных условиях партии яиц, из которых скоро должны вылупиться птенцы, переносят в другие (выводные) шкафы. Режим их более соответствует потребности завершения эмбрионального развития, кроме того, изменение режима не повлияет на партии яиц, находящихся на ранних стадиях, поскольку те находятся в других шкафах.

В настоящее время разработаны режимы для каждого типа инкубаторов, предназначенных для домашних птиц, системы закладок в них яиц (разовая, ступенчатая), степень загруженности шкафов (полная, неполная). Однако эти рекомендации рассматриваются как ориентировочные. Хороших результатов достигают в тех хозяйствах, где используют режимы, скорректированные для конкретных условий.

Режимы для домашних птиц разрабатывались с одновременной селекцией пород и линий, у которых эмбриональное развитие адаптировано к этим режимам. Использовать их для инкубации яиц диких птиц можно, однако результаты инкубации оказываются, как правило, ниже.

Яйца, собранные из естественных кладок, обычно дают лучшую выводимость, чем отложенные птицами в неволе (в одних и тех же инкубаторах и при одних и тех же режимах). Это, вероятно, связано с большей биологической их полноценностью. Яйца, в которых развитие уже началось под птицей, если их быстро перенести в инкубатор, в дальнейшем тоже развиваются лучше, и птенцы оказываются крепче.

Очевидно, что для инкубации яиц диких птиц необходимо более четко воспроизводить режимы естественного насиживания, используя переменные режимы для каждого периода развития эмбриона.

В питомниках, где есть достаточное количество малогабаритных инкубаторов, можно воссоздавать переменные режимы инкубации либо переносом партии яиц из одного шкафа в другой, либо изменением режима в соответствии с потребностями развивающихся эмбрионов.

Учитывая влияние большого количества переменных факторов, определяющих оптимальный режим инкубации (вид птицы, инкубационные качества яйца, связанные с кормлением, содержанием родителей, сроком и условиями прединкубационного хранения, типом инкубатора, условиями вне инкубатора и т.д.), к установке режима необходимо подходить творчески и каждый раз вносить коррективы с учетом известных особенностей яиц, поступающих на инкубацию, и конкретных внешних условий. Большое значение для разработки оптимальных режимов инкубации яиц диких птиц окажут специальные исследования естественного насиживания, а также качественных признаков яиц.

Для слежения за ходом инкубации и своевременным внесением корректив в режим применяют биологический контроль. Суть его сводится к периодическому определению изменения массы яиц в процессе развития, наблюдению за ходом развития зародыша и его временных органов путем просвечивания яиц (овоскопирование) и контролю при вылуплении.

Потеря массы яйца происходит главным образом за счет испарения воды. Поскольку интенсивность процесса связана с влажностью воздуха в инкубаторе и с ходом развития зародыша, по потере массы (усушке) можно судить о правильности установленного режима инкубации. В нормальных условиях развития общая потеря массы составляет 10-15 % массы яйца в момент закладки в инкубатор. В первый период ежедневные потери влаги меньше, чем в середине и конце инкубации (табл. 3).

3. Изменение массы яиц сельскохозяйственных птиц во время инкубации,

% первоначальной массы

Вид птицы

Нарастающая потеря

6 сутки

12 сутки

18 сутки

24 сутки

Курица

2,5-4,0

7,9-9,0

11,0-13,0

-

Утка

2,5-3,5

5,5-6,0

8,0-10,0

11,0-15,0

Индейка

2,5-3,5

5,0-6,0

7,0-9,0

10,5-13,5

Цесарка

2,0-3,4

5,9-6,1

8,2-8,6

12,4-12,7

Гусь

2,0-3,0

4,5-6,0

8,0-9,0

10,5-12,0

 

Продолжение

Вид птицы

Среднесуточная потеря за 6 дней

6 сутки

12 сутки

18 сутки

24 сутки

Курица

0,4-0,7

0,7-0,8

0,7-1,0

-

Утка

0,4-0,6

0,3-0,4

0,4-0,7

0,5-0,8

Индейка

0,4-0,6

0,4-0,6

0,3-0,5

0,6-0,8

Цесарка

0,4-0,5

0,4-0,6

0,4-0,5

0,7

Гусь

0,3-0,5

0,4-0,5

0,5-0,6

0,4-0,5

 

Перед закладкой в инкубатор все яйца просматривают, обращая внимание на величину пуги, которая является показателем условий их хранения. Слишком большая воздушная камера свидетельствует о большой усушке и требует корректировки режима хранения. Не закладывают в инкубатор яйца с подвижной пугой, с неправильным ее расположением (в остром конце или в экваториальной части яйца). Обращают также внимание на целостность и структуру скорлупы. Яйца, имеющие микротрещины, мраморный рисунок скорлупы, наплывы, посторонние включения внутри, неправильную форму, обычно не инкубируют. В то же время в питомнике может оказаться, что каждое яйцо представляет большую ценностъ. В этом случае микротрещины или насечку скорлупы следует попытаться заклеить (можно использовать лак для ногтей), заложить в инкубатор дефектные яйца, но отдельно от остальных, и вести за ними постоянное наблюдение. Дефекты скорлупы открывают ворота для инфекций, и такое яйцо, находясь среди нормальных, может стать источником их заражения. Постоянные наблюдения за дефектными яйцами позволят своевременно удалить те, в которых начали развиваться микроорганизмы.

В ходе инкубации овоскопирование проводят, как правило 3 раза: на 6-8-й день (в зависимости от вида птицы и продолжительности инкубационного периода), в середине инкубации и перед выведением птенцов (во время переноса яиц в выводные шкафы).

При первом осмотре оценивают характер развития сосудистого поля желтка, положение зародыша и величину воздушной камеры. В яйцах с нормальным развитием сосудистое поле большое, сосуды его наполнены кровью и распространяются за пределы сечения яйца в плоскости поперечного диаметра. Зародыш как бы погружен в желток, который сильно увеличен в объеме, видны ритмичные его перемещения, воздушная камера еще невелика. При отставании в развитии сосудистое поле плохо развито, зародыш близко расположен к скорлупе, и его хорошо видно. Внешней причиной такой картины может быть недостаточная температура инкубации. Если пуга сильно увеличена во всех яйцах, значит, они усыхают из-за недостаточной влажности. Увеличение пуги не во всех яйцах может быть вызвано дефектами скорлупы (повышенной проницаемостью или трещинами).

При первом овоскопировании встречаются яйца, в которых не заметно развитие. При их просвечивании обращают внимание на величину пути, которая также является показателем влажности воздуха в инкубационной камере. Яйца без видимых признаков развития условно называют неоплодотворенными и изымают из инкубатора. Окончательно установить неоплодотворенность яйца можно только при вскрытии по строению зародышевого диска. Если развитие яйца после помещения его в инкубатор не возобновилось, это свидетельствует о гибели зародыша после снесения яйца (следует проверить режим хранения яиц).

В некоторых яйцах возобновившееся развитие может приостановиться на ранних стадиях образования сосудистого поля желточного мешка. У мертвых зародышей, кровеносные сосуды всплывают и образуют вокруг зародышевого диска, так называемое кровяное кольцо. Большое количество яиц, погибших на этой стадии, свидетельствует о длительном их хранении или нарушении его режима.

Следующее просвечивание яиц приурочено ко времени смыкания аллантоиса. В нормально развитых яйцах он должен сомкнуться в остром конце яйца, которое становится слабопрозрачным. Наличие светлой зоны в остром конце яйца свидетельствует о несомкнутости аллантоиса. Размеры пуги должны быть увеличены по сравнению с таковыми при предыдущем просвечивании. Всякого рода отклонения могут быть вызваны нарушением температуры и влажности в первой половине инкубации, а также недостаточностью поворота яиц.

Перед окончанием инкубации проводят третье овоскопирование. У большинства яиц пуга большая, изогнутая, видно продавливание шеи в воздушную полость, тень от которой шевелится. Яйцо (кроме пуги) непрозрачное, темное. У некоторых яиц в момент просвечивания пуга может быть еще неизогнутой, но это свидетельствует лишь об отставании в развитии плода. Из таких яиц, хотя и с опозданием, все же могут появиться здоровые птенцы. Светлая зона вокруг пути и в остром конце - показатель ненормального развития или гибели эмбриона. Это своего рода сигнал: необходимо скорректировать все параметры режима.

При инкубации крупных яиц с непрозрачной темной скорлупой (яиц журавлей, дроф) овоскопирование оказывается малоэффективным. Поэтому для контроля за такими яйцами используют так называемый водный тест. В достаточно широкий и глубокий сосуд наливают воду, нагретую до температуры 37,5 °С, и опускают в нее яйцо. Как правило, на 10-12-й день инкубации оновсплывает. Когда вода в сосуде успокоится, можно заметить, что плавающее яйцо периодически как бы подергивается, движется в воде. Это верный признак развития эмбриона. Если яйцо застывает неподвижно - эмбрион погиб. По окончании водного теста живое яйцо снова помещают в инкубатор, не вытирая и не просушивая его.

Важный показатель биологического контроля - учет продолжительности периода инкубации, времени и характера проклева, длительности вывода. Запоздалый вывод свидетельствует о низкой температуре во время инкубации на предшествующих этапах. Увеличение времени между проклевом скорлупы и вылуплением - показатель нарушений режима температуры и влажности.

Биологический контроль за качеством режима инкубации завершается оценкой выведенного молодняка: нормально развитый желточный мешок втянут, эмбриональный пух нормально просыхает. Плохо втянутый желток, гиперемия кожи свидетельствуют о перегреве, а липкость оперения - об избыточной влажности.

Все отходы инкубации вскрывают. Изогнутыми ножницами сбоку яйца вырезают круглое отверстие в скорлупе, рассматривают содержимое и выливают его в чашку Петри для дальнейшего изучения. При достаточном количестве яиц можно проводить вскрытие и развивающихся яиц для изучения течения эмбриогенеза и контроля за ним.

ВЫРАЩИВАНИЕ ПТЕНЦОВ. Наступает, наконец, день, когда появляются птенцы. Беспомощными и мокрыми вылезают они из скорлупок. Для обсыхания их оставляют в инкубационных шкафах. Срок пребывания новорожденных птенцов в инкубаторе различен и зависит от вида птицы, но нужно помнить, что длительное пребывание молодняка в инкубаторах (особенно в тех, где сильная вентиляция) недопустимо. В то же время частые открывания выводного шкафа для изъятия уже вылупившихся и обсохших птенцов приводят к нарушению режима внутри него. Вылупившийся молодняк может находиться в инкубаторе до 6 ч.

Обсохших птенцов осматривают, регистрируют, взвешивают, маркируют и переносят в брудерное помещение. Здесь заранее всё должно быть готово: установлена нужная температура (30-35 °С) и влажность воздуха, положена подстилка, включены источники локального обогрева, доставлены вода и корм. Особое внимание следует обратить на обогрев (он важен для всех без исключения видов птиц). Терморегуляция у птенцов хотя и развита, но не настолько, чтобы полностью компенсировать значительные перепады температур. В то же время эти перепады стимулируют дальнейшее развитие терморегуляции: птенцам, особенно в первые дни жизни, необходимо обогреться (в природе под родителями), затем они активно перемещаются, клюют корм, остывают и вновь стремятся обогреться. В промышленном птицеводстве в настоящее время все чаще отказываются от локального обогрева молодняка и создают необходимую температуру воздуха во всём помещении, постепенно снижая ее по мере роста молодняка. При разведении диких птиц отказываться от локального обогрева нельзя. Смена температур обеспечивает птенцам нормальную жизнедеятельность, способствует их активности и развитию собственной терморегуляции.

Применяют несколько, вариантов содержания молодняка раннего возраста в зависимости от вида птицы: напольный, в манежах или одноярусных клетках, приподнятых над полом помещения, и в многоярусных клеточных батареях.

При напольном содержании в брудерном помещении делают коридор для прохода обслуживающего персонала, справа и слева от которого (иногда только с одной стороны) выгораживают секции для размещения молодняка. В зависимости от вида птиц это могут быть загоны, имеющие стенки до 30-50 см (если молодняк поздно начинает перепархивать и летать), или вольеры, отделенные друг от друга сетчатыми перегородками до потолка. В нижней части перегородки делают сплошными, что исключает сквозняки. Со стороны коридора устраивают двери в вольеры. Площадь огороженных секций зависит от вида и количества единовременно выращиваемых групп молодняка: фазанят, например, можно выращивать группами до 250-500 особей, дроф - не более чем по 10-15, а журавлей - поодиночке.

В каждой из секций брудерного помещения устанавливают источники локального обогрева (инфракрасные лампы типа ИКЗ-220-500 или специальные установки («Луч», ИКУФ-1). Их подвешивают так, чтобы на части пола в секции температура была около 37 °С. Постепенно по мере роста молодняка температуру воздуха в помещении и под обогревателем снижают, поднимая источник тепла над поверхностью пола. Поведение птенцов - лучший показатель оптимальной температуры под обогревателем.

Если птенцы собираются под ним, лезут друг на друга, значит, источник тепла следует опустить. Если птенцы уходят из зоны обогрева и ложатся вдали, обогреватель следует поднять. При оптимальной температуре птенцы равномерно распределяются на обогреваемой площади пола.

Только что вылупившийся молодняк (суточный) на относительно большой площади секции брудерного помещения может слишком далеко отойти от места локального обогрева, кормушек, поилок, забиться в углы, переохладиться и погибнуть. Во избежание этого в первые дни (на 2-5, в зависимости от вида птиц и от величины секции) часть площади в районе локального обогрева отгораживают от остальной части пола невысокой (25-30 см) загородкой из картона, фанерных или металлических пластин, скрепляемых между собой. Последние входят в комплект оборудования БП-1 для напольного выращивания молодняка домашней птицы. Сам брудерный зонт БП-1 (источник обогрева) очень громоздок и неудобен при разведении диких птиц. Кормушки (противенные для первых дней и желобковые для старшего возраста) и вакуумные поилки, входящие в этот комплект оборудования, с успехом можно использовать для выращивания большинства видов диких птиц. Поилки и кормушки ставят в стороне от обогреваемой зоны, чтобы не портились корма и не перегревалась вода.

Пол застилают подстилкой, в качестве которой используют сухой торф, резаную солому или сено, сухой песок, стружку. Использовать опилки не рекомендуется, так как молодняк, склевывая их, может заболеть энтеритом. Слой подстилки (в зависимости от пола брудерной - бетонного, деревянного или глинобитного) толщиной от 15 до 25 см постоянно подновляют.

Вместо напольного содержания молодняка часто прибегают к размещению его в манежах - это ящики из фанеры, сетки, картона, теса, металла, стоящие на полу или приподнятые над ним на 50-70 см. Помимо удобства обслуживания, этот вариант содержания удобен и тем, что на молодняк меньше действуют сквозняки, да и состав воздуха при этом лучше. По площади манежи должны быть такими, чтобы можно было рукой дотянуться до любого участка пола. Обычно в них (сажают небольшие группы птенцов. Правила установки локального обогрева в манежах те же, что и при напольном содержании. Подстилку делают тонкой (слоем 3-5 см) и периодически обновляют. Манежи обычно не имеют верхней сетки, так как птенцов в них выращивают лишь несколько дней, пока они ещё не летают. Использование металлических одноярусных клеток позволяет продлить срок пребывания молодняка некоторых видов птиц в сооружениях такого типа. Клетки имеют сетчатые полы, поэтому остатки корма, помет и прочие нечистоты проваливаются на поддон, в результате улучшаются зоогигиенические условия содержания. Суточному молодняку трудно передвигаться по сетчатому полу, поэтому первые 2-3 дня дно клеток застилают плотной тканью из холста, мешковины, упаковочной ткани. Очень важно, чтобы края ткани были тщательно подвернуты, не торчали бы нитки, в которых птенец может запутаться или склевывать их. По истечении указанного срока, когда птенцы окрепнут, ткань убирают. Под обогревателем можно оставить небольшой лоскут, периодически заменяя его чистым.

При массовом выращивании молодняка некоторых видов удобно использовать многоярусные клеточные батареи, размещая их в брудерном помещении. Отечественная промышленность пока не выпускает клеток, пригодных для выращивания молодняка дикихптиц. Зарубежные фирмы «Виктория» (Италия), «Националь» (Франции) производят клетки для выращивания молодняка фазанов, серых куропаток, перепелов. Для некоторых видов редких птиц такие клетки могли бы быть использованы. В клетке каждого яруса имеется источник локального обогрева. Кормушки и поилки размещены вне клеток и птенцы, просовывая головы через специальные прорези, склевывают корм и пьют воду.

В брудерных помещениях должна быть хорошая принудительная приточно-вытяжная вентиляция. Для этого используют калориферы с вентилятором, который гонит нагретый воздух по трубам, имеющим отверстия, в помещение (это так называемый метод душирования). Загрязненный воздух из брудерной удаляется через форточки, в которых дополнительно можно установить вентиляторы. Поскольку углекислый газ, аммиак и другие вредные примеси в воздухе скапливаются внизу помещения в зоне, где находится молодняк, делают принудительную систему вытяжки с забором воздуха в нижней части помещения. Надо, однако, иметь в виду, что молодняк птиц очень чувствителен к сквознякам.

В брудерной птенцов выращивают до 10-20-дневного возраста в зависимости от вида птицы и погодных условий. Затем им нужен выгул на открытом воздухе. Его оборудуют по-разному.

При напольном выращивании к наружной стороне брудера можно пристроить выгул. В стенке делают лаз с шиберной дверцей, открыв которую, молодняку дают доступ в выгул. Первый выпуск в открытые выгулы молодняка любого вида птиц - ответственный момент. Попав из помещения на открытый воздух, птенцы могут не найти обратной дороги, затаиться в траве, переохладиться и погибнуть. Поэтому в день первого выпуска в выгулах передвижной сетчатой перегородкой отделяют небольшую площадь и постоянно следят за поведением птенцов. Первое время при ухудшении погоды и на ночь их загоняют в помещение и лаз закрывают. В дальнейшем лаз остается открытым постоянно, и молодняк самостоятельно заходит в помещение для кормежки и обогрева. Еще позже временную перегородку в выгулах убирают, и птенцы пользуются всей площадью. Для водоплавающих в выгулах устраивают неглубокие (15-20 см) бассейны или купочные канавы с пологими краями (уклон до 30°), но доступ к воде открывают для молодняка 10-15-дневного возраста, когда начинает функционировать копчиковая железа. Поэтому первый выпуск на воду должен проходить под тщательный наблюдением человека, чтобы своевременно выгнать птенцов, из воды и загнать их под обогреватели. Известны случаи, когда молодняк уток даже в возрасте 10-12 дней, впервые попав на воду, погибал на воде от переохлаждения.

Выгулы могут иметь естественное покрытие. По окончании выращивания молодняка такие выгулы подвергают механическойочистке, дезинфекции, перепашке и в случае необходимости засевают травой. К следующему году они будут готовы для выращивания очередной партии молодняка. Но если птицам в выгулах грозит возможность заражения различными инвазионными заболеваниями, полы в них делают бетонированными или из асфальтобетона, поверх которого насыпают слой песка (его ежегодно заменяют), ракушки или другой подстилки. Твердое покрытие в выгулах хуже, чем естественная почва и трава, но, чтобы уберечь молодняка от заболеваний, приходится идти на это.

Комбинация брудерного помещения с выгулами имеет некоторые недостатки. В брудерном помещении питомников по разведению редких видов всегда будут присутствовать птицы разного возраста. Одну группу птиц (более раннего вывода из инкубаторов) уже надо выпускать в выгулы, а другим пока нужен режим раннего возраста. Открывание лазов в выгулы охлаждает помещение брудерной и может отрицательно сказаться на выращивании младших групп. Поэтому часто строят специальные помещения с выгулами - так называемые акклиматизаторы, куда переводят молодняк из брудерного помещения, т. е. в возрасте 10-20 дней. Помещение акклиматизаторов (оно устроено наподобие брудерного) можно не отапливать, температуру воздуха в нем поддерживают локальными обогревателями, подвешенными в каждой секции. Из акклиматизаторов через 1-3 дня (в зависимости от погоды) молодняк выпускают в выгулы. В остальном уход за птенцами здесь такой же, как и в выгулах, пристроенных к брудерному помещению.

В манежах и клетках (как одноярусных, так и многоярусных) птенцов выращивают до определенного возраста (в зависимости от вида птиц), а затем переводят в акклиматизаторы. В некоторых крупных хозяйствах, где выращивают дичь для, выпуска в охотничьи угодья, стремясь избежать заражения птиц почвенными инфекциями и инвазиями, молодняк содержат на сетчатых полах до момента перевозки в пункт выпуска. Для этого строят специальные акклиматизаторы, в которых клетки располагают в один ярус и на открытом воздухе их продолжением служат выгулы-клетки также приподнятые над почвой и имеющие сетчатые полы. В ряде конкретных случаев такую систему выращивания молодняка можно использовать и в питомниках для редких видов.

Существуют противоречивые рекомендации в отношении того, как скоро надо начинать кормить молодняк после вылупления. Одни специалисты считают, что кормить птенцов нужно сразу же, другие предлагают дать поголодать 6-12 ч. Учитывая, что молодняк настоящих выводковых птиц (например, фазанов) вскоре после вылупления уже в состоянии следовать за родителями и склевывать корм, мы склонны считать, что начинать кормить таких птенцов следует как можно скорее. С другой стороны, у некоторых видов (например, журавлей) в первые дни жизни птенец может существовать за счет содержимого втянувшегося в брюшную полость желточного мешка с остатками желтка, неиспользованного в эмбриональный период развития. Поэтому птенцов с несколько замедленным типом развития начинать кормить следует только тогда, когда они делают попытки просить корм, т. е. через 10-12 ч после вылупления.

Первое кормление и поение - исключительно ответственный этап. Птенцы большинства видов выводковых птиц быстро приучаются самостоятельно склевывать корм и пить воду из поилок. Однако надо помнить, что у некоторых видов (например, тетеревиных) птенцы клюют корм во время постоянного перемещения. Для таких птенцов следует расставлять много кормушек на путях их передвижения, чтобы была постоянная возможность склевывать корм. Некоторые птенцы начинают клевать только движущиеся корма. Подвижный корм (например, мучных червей) следует класть в кормушки поверх других (неподвижных) кормов. Склевывая шевелящийся объект, птенец, захватывает и другие корма, привыкая к кормушке.

Чтобы приучить птенцов диких птиц к самостоятельному склевыванию кормов, можно использовать менторов - суточных птенцов домашних птиц (цыплят, утят, гусят) или диких (фазанят), которые активно начинают клевать корм уже в первые часы жизни. Особенно удобно использовать для этого суточных птенцов домашнего японского перепела. Они не агрессивны, очень подвижны, мало потребляют корма. Можно заложить яйца перепелов (рассчитав срок инкубация) в те же инкубаторы, чтобы к моменту вылупления птенцов разводимого вида получить и суточный молодняк менторов.

Птенцы в первые два дня жизни имеют повышенную способность к запоминанию (импринтинг). Поэтому очень важно уже с первых кормлений приучать их к кормушке, виду корма, который будет использован в дальнейшем, способу скармливания. Особенно следует помнить об этом при выкармливании журавлей, дроф, хищных птиц, которые кормят своих птенцов из клюва. Таким птенцам предлагают корм с пинцета. Но если пинцет с кормом держать в кормушке на поверхности слоя лежащего в ней корма, птенцы быстрее привыкнут самостоятельно клевать из кормушек. Импринтинг, возникший у птенцов на вид корма и способ его предложения, очень стойкий.

Первый корм должен быть нежным, легкоперевариваемым и усвояемым. Желудочно-кишечный тракт суточного птенца еще не готов, к принятию грубых кормов - они могут вызвать различные расстройства и даже гибель птенца. Корма первых дней жизни часто называют нулевым, или стартовым, рационом. К ним относятся молочные продукты в свежем (простокваша) и переработанном виде (сухое молоко, обрат), яйцо (вареное и намельченное или яичный порошок). Однако необходимо помнить, что простокваша, вареное яйцо - это быстропортящиеся продукты, так же как мясо и рыба.

Сухие рассыпные и гранулированные корма хуже поедаются птенцами, особенно в первые дни жизни. Поэтому, как правило, используют слегка увлажненные мешанки. Необходимо иметь в виду, что увлажненные корма тоже подвержены скорой порче. Мелконарезанные нежные части растений можно давать уже во вторую-третью кормежку в первые сутки. На 3-6-й день стартовый комбикорм можно постепенно заменять кормами для раннего возраста, подмешивая их во все возрастающем количестве в прежний рацион. Зелень дают нарезанной. Молодняк должен иметь возможность постоянно склевывать мелкий гравий (гастролиты). По истечении 12-15 дней (в зависимости от вида птиц) молодняк переводят на корма для старшего возраста, на которых содержат до осени, а затем и на рацион для взрослых птиц, соответствующего периода. Все переходы от одного рациона к другому, введение новых компонентов в корма осуществдяют постепенно, в течение нескольких дней.

Оптимальные условия содержания и кормления гарантируют нормальный рост молодняка. Как и в эмбриогенезе, в постнатальный период рост молодняка происходит неравномерно. Периоды быстрого роста сменяются торможением, вызванным усиленной дифференцировкой тканей, изменением характера обменных процессов. Усиление роста одних органов и тканей замедляет рост других систем. Эти перестройки создают этапы повышенной чувствительности раавивающегося организма к внешним условиям жизни.

К сожалению, в литературе еще нет единого мнения по поводу периодизации роста птиц в постэмбриональный период (особенно для выводковых птиц). Критические этапы в развитии молодняка связаны с окончанием использования желточного мешка (3-5-й день жизни), интенсификацией роста оперения (особенно маховых и рулевых перьев), сменой первого птенцового наряда на второй и на оперение взрослых птиц (у тех видов, для которых это характерно), развитием половой системы и вторичных половых признаков и т. п.

В период роста молодняка очень важно следить за изменением массы тела, отдельных линейных показателей роста частей тела, развитием и сменой оперения. Эти данные помогают контролировать режимы кормления и содержания молодняка и своевременно изменять их, внося соответствующие поправки.

Для большинства видов диких птиц закономерности роста, а следовательно, и параметры изменения массы тела, экстерьерных промеров изучены ещё недостаточно. Поэтому в питомниках предстоит разработать таблицы с показателями нормального роста молодняка, на которые в дальнейшем можно будет ориентироваться, проводя контроль за его развитием.

В начале выращивания интенсивность роста птенцов наиболее высока, а в дальнейшем рост замедляется. Поэтому в первые дни жизни молодняка целесообразно проводить контроль за ростом через более короткие промежутки времени, чем в последующий период. Эти интервалы должны быть равными на определенных этапах роста и одинаковыми из года в год. Периоды развития у разных видов птиц тоже разные. Обыкновенный перепел, заканчивая рост к 50-60 дням, становится половозрелым, у обыкновенного фазана рост прекращается к 5 мес., а полового созревания он достигает к 8-10 мес., у гусей рост заканчивается в основном к 5 мес., хотя увеличение массы тела еще продолжается в течение последующих 2 лет, а половая зрелость наступает обычно в 3-летнем возрасте. Поэтому нельзя установить одинаковые для всех видов периоды контрольных взвешиваний и промеров. Ориентировочно, можно рекомендовать проводить контроль за ростом в первую треть выращивания с промежутками в 1-5 дней, во вторую в 10 и в последнюю - в 30 дней, а в дальнейшем 1- 2 раза в год.

При изучении роста птиц пользуются как абсолютными показателями изменения массы и промеров, так и показателями среднесуточиого увеличения их. Последние вычисляют по формуле Броди:

 

R= 2(V2-V1) x 100

t(V1+V2)

 

где V1 и V2 соответственно начальная и конечная величины; t - интервал между измерениями, выраженный в сутках.

У птиц с выраженным половым диморфизмом разделять молодняк по полу можно с начала появления этих признаков (у фазанов, например, после 30-дневного возраста). Если половой диморфизм у птиц не выражен, отличить самца от самки можно по строению клоаки. Однако способ этот требует определенного навыка. По этому признаку можно определять пол уже в суточном возрасте, хотя и не всегда безошибочно. В последнее время установлено, что половой диморфизм проявляется и в голосовых особенностях суточных птенцов, которых можно различить при анализе сонограмм дискомфортных сигналов, издаваемых птенцами. Есть специальные приборы, с помощью которых с достаточно высокой степенью точности можно различать самцов и самок домашних птиц и некоторых диких (фазанов и крякв).

Молодняк, предназначенный для «ремонта» родительского поголовья птиц или для его пополнения, выращивают, не боясь, что он будет ручным. Другое дело, если группа птиц предназначается для выпуска в естественных условиях. Тогда применяют особые режимы выращивания. Импринтирование на человека у птенцов происходит в первые 2-3 суток. Очень важно, чтобы в этот период они не видели человека, не слышали его голоса. В дальнейшем - контакты с человеком также должны быть сведены до минимума (о технике преодоления импринтинга уже говорилось).

Для закрепления отрицательной реакции на человека проводят периодические сеансы «вспугивания»: появление человека в вольере или вблизи от нее сопровождают выстрелами, демонстрацией записей тревожных криков родителей и т. п.

Интересные работы проводят по импринтированию птенцов еще до вылупления их из яйца на голоса родителей. Для этого в инкубаторах устанавливают динамик и воспроизводят голос родителей. В дальнейшем специальные сеансы, сочетающие звучание голоса родителей с физическими подкреплениями (дачей корма, вспугиванием и т. д.), позволяют управлять поведением молодняка и воспитывать у него «дикий» стереотип поведения. Оказавшись на воле, птицы, выращенные с применением указанных приемов специального воспитания, быстрее приспосабливаются к самостоятельной жизни, быстрее дичают и вскоре не отличаются своим поведением от диких сородичей.

 

Болезни диких птиц в неволе.

 

В питомниках у диких птиц могут возникнуть те же заболевания, что и у домашних, однако в большинстве случаев характер, лечение и исход заболеваний имеют свою специфику. К сожалению, болезни многих видов диких птиц изучены еще недостаточно.

Находясь в неволе, дикие птицы чаще испытывают стрессы. Уплотненность посадки в загонах, вольерах, клетках, ограничение движения и перемещений на новые места, замена естественных кормов искусственным рационом (пусть даже включающим естественные корма) и другие факторы - все это создает обстановку для развития и проявления целого ряда заболеваний, которых не приходится наблюдать у вольных птиц. Значит ли это, что в природе птицы вообще не болеют? Конечно, нет. Они и на воле могут заболеть теми же болезнями, что и домашние, но больные и особенно погибшие птицы редко попадают в руки исследователей - они быстро становятся добычей хищников. Тем не менее, описаны многие заболевания и диких птиц, которые в ряде случаев поддерживают природные очаги этих заболеваний и становятся источником заражения домашней птицы.

При возникновении заболеваний и гибели птиц в питомнике необходимо немедленно обратиться за квалифицированной помощью к специалистам местной ветеринарной службы. Диагноз при любом заболевании ставят на основании клинических, патологоанатомических, биохимических, микроскопических, бактериологических и других специальных исследований (включая заражение лабораторных животных). В питомниках, как правило, нет возможности для проведения комплексных исследований. Поэтому необходимо приглашать специалистов для изучения течения процесса заболевания, направлять трупы павших птиц для исследования в специальные лаборатории.

Трупы должны быть свежими, в лабораторию их доставляют в специальной герметической таре. По договоренности можно доставлять части трупов, органы, ткани, соблюдая при этом соответствующие требования по фиксации образцов и меры предосторожности. Несмотря на то, что к борьбе с заболеваниями привлекают специальные ветеринарные службы, все работники питомника должны обладать хотя бы минимумом знаний о болезнях птиц.

Болезни птиц обычно разделяют на незаразные, вызванные расстройством деятельности отдельных органов или целых систем и нарушением обменных процессов, и заразные, причиной которых являются вирусы, бактерии, грибки, простейшие и черви. Заразные болезни, вызванные микроорганизмами, относятся к инфекционным заболеваниям, а вызванные простейшими, гельминтами и членистоногими - к инвазионным.

Незаразные болезни чаще встречаются в питомниках, и связаны они главным образом с новыми для диких птиц условиями содержания и кормления. Наиболее распространены заболевания, вызванные недостатком витаминов и их дисбалансом. Обычно в рационах не бывает полного отсутствия того или иного витамина, поэтому правильнее говорить не об авитаминозах, а о гиповитаминозах, т. е. о недостаточности их присутствия в организме птиц. Появляется гиповитаминоз, как правило, через определенный период, в течение которого возникают нарушения обмена веществ с проявлением клинических признаков заболевания. Обычно приходится сталкиваться с заболеваниями, вызванными недостатком сразу нескольких витаминов, тем более что в организме они находятся в тесном взаимодействии. Возникают и так называемые полигиповитаминозы, диагностировать которые труднее из-за наслоений клинических и патологоанатомических изменений.

При гиповитаминозе А в начале заболевания отмечается общее угнетение, вялость, снижение аппетита, слабость. В дальнейшем проявляются симптомы поражения эпителия дыхательного и пищеварительного трактов: слизистые выделения из носовых отверстий, у некоторых особей на языке и гортани появляются характерные желтоватые или беловатые налеты (их можно легко удалить). Бывают случаи поражения глаз: слезотечение, сужение глазной щели, гиперемия и набухание конъюнктивы, отечность третьего века, скопление в конъюнктивальных мешках творожистого экссудата. Возможны и параличи. Яйцекладка прекращается, клоака воспалена. Патологоанатомические изменения: атрофия кожи, мышц, селезенки, дистрофия печени. Слизистые носа, гортани и трахеи при этом воспалены, на слизистой пищевода имеются просовидные узелки - результат закупорки протоков слизистых желез отторгнутым ороговевшим эпителием пищевода.

При дифференциальном диагнозе необходимо исключить инфекционные болезни: инфекционный ларинготрахеит, кератит, конъюнктивит, оспу, дифтерит и некоторые другие, вызывающие поражение глаз и верхних дыхательных путей. Гиповитаминоз А в отличие от инфекционных заболеваний развивается медленно, без повышения температуры тела, а изменения в органах и тканях носят менее злокачественный характер.

При неглубоких поражениях устранить заболевание можно добавлением в корм витамина и каротина. Иногда прибегают и к внутримышечному введению витамина.

При длительной передозировке витамина А возникает гипервитаминоз А. Избыток в рационе каротиноидов не вызывает это заболевание. У молодняка при гипервитаминозе А перерождается печень, у взрослых птиц тормозится яйцекладка, снижается масса, воспаляются слизистые оболочки носовой и ротовой полости, в костяке откладывается избыточное количество солей. Очень высокие передозировки имеют токсическое действие. Избыток витамина А снижает в организме уровень витамина Е.

Гиповитаминоз Д вызывает рахит у молодняка и остеомаляцию (размягчение костей) у взрослых птиц. Молодняк водоплавающих птиц более подвержен заболеванию, чем молодняк куриных. В начале заболевания отмечается взъерошенность оперения, опускание крыльев, снижение аппетита и извращение вкуса, в помете заметны неперетертые остатки кормов. В дальнейшем развивается хромота, искривление конечностей, утолщение эпифизов. Птицы мало двигаются, больше лежат, при ходьбе наблюдаются неустойчивость, дрожание конечностей и судороги, часто птицы садятся на цевку. Молодняк плохо растет, неправильно развивается голова (становится большой и несимметричной) и клюв, пальцы ног искривляются. У взрослых птиц в период яйцекладки отмечается утоньшение скорлупы (иногда она вовсе не образуется), вялость, исхудание, кости становятся мягкими, ломкими. Диагноз ставят после того, как убедятся в обеспеченности рациона кальцием и фосфором, недостаток которых также может привести к аналогичным расстройствам. Затрудненное передвижение может быть вызвано недостатком витамина В2 и болезнью Марека.

Небольшой избыток витамина Д легко переносится и взрослыми птицами, и молодняком. Однако слишком высокие дозы вызывают гипервитаминоз Д. Происходит декальцинирование костей, и соли кальция откладываются в почках, артериях, сердечной мускулатуре. Длительное течение болезни приводит к отложению большого количества солей, в почечном эпителии, что вызывает уремию; нарушается образование скорлупы яиц.

Недостаток витамина Е вызывает гиповитаминоз Е: у молодняка наблюдаются, угнетенное состояние, вялость, сонливость, слизистые оболочки бледные, снижается, а иногда и пропадает аппетит. Наблюдаются нарушения питания мышц (миодистрофия), что приводит к судорогам ног, запрокидыванию головы на спину, вниз и в стороны, закручиванию шеи вокруг оси. Из-за нарушения координации движения птенцы лежат, беспорядочно двигают ногами, головой, крыльями, переворачиваются на спину. Могут быть парезы конечностей. У взрослых птиц, кроме указанных симптомов, отмечаются исхудалость, снижение яйцекладки, оплодотворенности яиц, повышается восприимчивость к инфекциям.

При вскрытии трупов отмечают отечность мозга, гиперемию, мелкие кровоизлияния, размягчение и набухание мозжечка и мелкие кровоизлияния в нем. Множественные отёки под кожей - окружающие ткани пропитаны жидкостью желтоватого или кровянистого цвета (экссудативный диатез). Мышцы сердца, мышечного желудка и скелетная мускулатура имеют вид вареного мяса. Могут быть отеки сердца, легких и почек. Похожая патологоанатомическая картина может наблюдаться при беломышечной болезни, отравлениях (особенно ртутными соединениями) и инфекционном энцефаломиелите, однако кровоизлияния в мозжечке особенно характерны для гиповитаминоза Е.

При недостатке витамина К наряду с общим угнетением, взъерошенностью оперения, опусканием крыльев наблюдается неостанавливающееся кровотечение даже при незначительных повреждениях кровеносных сосудов. На месте этих повреждений появляются кровоизлияния, кровоподтеки и гематомы. При вскрытии трупов видны внутренние кровоизлияния в самых разных органах или полостные, обнаруживаются изменения, характерные для полного обескровливания организма. Патологоанатомическая картина для гиповитаминоза К весьма характерна. В то же время похожие явления могут быть вызваны отравлением зоокумарином, дикумарином и другими веществами - антагонистами витамина К. Аналогичные изменения может дать колибактериоз, однако для него характерны разрывы печени.

Гиповитаминоз В1 вызывает вялость, слабость, дрожание конечностей, потерю равновесия при передвижении, взъерошенность оперения и ломкость пера, парезы и параличи ног, крыльев, запрокидывание головы, опускание ее вниз и поворот на 180°, сильное истощение и в конечном счете гибель. При вскрытии обнаруживаются увеличение сердца и кровоизлияния в нем, печень с признаками жирового перерождения и переполненным желчным пузырем, надпочечники увеличены, головной мозг и мозжечок гиперемированы, капилляры переполнены кровью, могут быть и точечные кровоизлияния. При дифференциальном диагнозе необходимо исключить: инфекционные болезни (чуму, холеру), при которых болезнь развивается быстро, с повышением температуры тела; лейкозы, характеризующиеся изменениями крови и кроветворных систем; рахит, вызывающие изменения в костях (этого не бывает при гиповитаминозе В1); подагру, при которой, как правило, не бывает параличей и парезов, а в суставах и внутренних органах находят отложения мочекислых солей.

При гиповитаминозе В2 молодняк плохо растет, теряет аппетит, истощается, а в дальнейшем наблюдается слабость ног (разъезжаются в стороны), пальцы скрючиваются. Перед смертью развивается паралич. Иногда отмечаются дерматиты вокруг глаз, на ногах, помутнение и покраснение роговицы ("кровяной глаз"), конъюнктивит. Во внутренних органах изменения происходят в печени (жировое перерождение, кровоизлияния), наблюдаются увеличение надпочечников, катаральное воспаление слизистой кишечника, атрофия мышц ног. При дифференциации диагноза следует исключить болезнь Марека (нейролимфоматоз), для которой характерны поражения периферических нервов и множественные опухоли.

Витамин В2 действует в организме только в присутствии витаминов В1 и В6, хотя бы в небольших количествах. Если в рационе полностью отсутствует протеин, витамин В2 не усваивается организмом птиц и становится токсичным.

Гиповитаминоз В3 приводит к задержке роста, недоразвитию пера, дерматиту: кожа вокруг глаз воспалена, перья на голове выпадают, покровный эпителий утолщен, веки воспалены и обычно склеены. Снижается яйцекладка и выводимость птенцов. При вскрытии трупов обнаруживают увеличение печени и изменение ее окраски (от светло- до темно-желтой). Ротовая полость и пищевод заполнены массами слущенного эпителия и экссудатом. Аналогичные симптомы могут быть при недостатке биотина (витамина Н).

Недостаток витамина В4 (холина) вызывает перозис "скользящий сустав", или ложный вывих), приводит к жировому перерождению и некрозам печени, дегенеративным изменениям в почках. Действие этого витамина тесно связано с марганцем, метионином, витаминами В12 и ВС.

Гиповитаминоз В5 также вызывает перозис. Кроме того, у молодняка наблюдаются замедление роста, поражение кожи (чешуйчатый дерматит, или пеллагра) вокруг глаз, около клюва и на ногах, медленная оперяемость. При вскрытии трупов обнаруживается катаральное воспаление желудочно-кишечного тракта, причем ротовая полость (особенно язык) и пищевод приобретают тёмно-красный цвет.

При недостатке в рационе витамина В6 у молодняка появляется общая слабость, крылья отвисают, рост задерживается, нарушается формирование пера, оно становится ломким. Появляются дрожь, судороги, птица падает на бок или спину, быстро перебирает ногами. У взрослых отмечается потеря аппетита, массы тела и снижение яйцекладки. Могут развиваться дерматиты в области бедра, вокруг глаз, клюва, на пальцах лап. Патологоанатомическая картина нехарактерна, за исключением расширения зоба и пищевода, которое может возникнуть на почве этого гиповитаминоза.

Недостаток витамина ВС (или В9) приводит к обесцвечиванию пера; расстройствам пищеварения, вызывает параличи и слабость ног. Самцы острее реагируют на недостаток этого витамина, чем самки.

Гиповитаминоз В12 ярче проявляется у молодняка и выражается в задержке роста, потере аппетита, взъерошенности оперения (перо сухое и ломкое). Крылья опущены, отмечается бледность кожи, она сморщивается. Развивается анемия, птицы сильно худеют. У взрослых птиц внешние клинические признаки могут не проявляться, но яйцекладка, как правило, снижается. При вскрытии трупов фиксируют изменение печени, которая находится в стадии перерождения и имеет жёлтый цвет; остальные паренхиматозные органы уменьшены, слизистые оболочки бледные, могут быть увеличены надпочечники. Отмечают воспаление слизистой желудка и эрозия мускульного желудка. Потребность в витамине В12 возрастает при недостатке витаминов В2 и В4; наиболее активно витамин В12 действует в сочетании с витаминами А и Д.

При недостатке витамина С клинические признаки не выражены, но замедляется рост, снижается яйцекладка. У тетеревиных птиц развивается алиментарная дистрофия с характерной для этого заболевания патологоанатомической картиной.

Недостаток витамина Н вызывает вялость, угнетенное состояние, снижение аппетита, задержку роста. Кожа подошв ног становится шершавой, мозолистой, трескается, появляются кровоточащие некротические язвы, приводящие к отторжению пальцев. Кожа цевки, вокруг глаз и клюва, а также на голове и некоторых участках тела покрывается чешуйками, развиваются дерматиты, облысения. При вскрытии видно, что печень находится в состоянии жирового перерождения, многочисленны подкапсульные кровоизлияния. Это заболевание легко спутать с гиповитаминозом В3. Для уточнения диагноза птиц разделяют на две группы: одной дают пантотеновую кислоту (В3), другой - биотин (Н), а по результатам лечения ставят окончательный диагноз.

При недостатке или избытке неорганических веществ (макро- и микроэлементов), а также при несбалансированности рациона по аминокислотному составу нарушаются обменные процессы в организме. Наиболее часто заболевания возникают под действием комплекса факторов (при дисбалансе витаминов, неорганических веществ, аминокислот, зоогигиенических условий).

Рахит, его клиника и патанатомия уже упоминались при описании гиповитаминоза Д, но эта болезнь может возникнуть и при недостатке кальция.

Мочекислый диатез (или подагра) развивается в результате накопления мочекислых солей в крови (гиперуремия), тканях и органах, что связано с понижением способности организма нейтрализовать и выводить с мочой мочевую кислоту и мочекислые соли (ураты). Причины заболевания различны: недостаточность витамина А, белковый перекорм на фоне витаминно-минеральной недостаточности, избыточное включение в рацион кормов животного происхождения (мяса, мясо-костной и рыбной муки и др.), преобладание в рационе кислотных кормов (кислый рацион), отсутствие подвижности, недостаток освещений, сырость, плохая вентиляция, переохлаждение, недостаточность воды для питья, поражение почек и печени при отравлениях.

Для развития клинической картины требуется определенный срок. Вначале можно отметить расстройство кишечника, развивается угнетение, сокращение потребления корма. Каловые массы окрашены в белый цвет, наблюдаются посинение видимых слизистых оболочек, понос, воспаление кожи вокруг клоаки. Оперение взъерошено, может быть выпадение пера. Нарушается движение, появляется хромота, птицы подолгу лежат. Суставы опухают, и в дальнейшем кожа в этих местах приобретает серо-белую окраску; бывают случаи вскрытия абсцессов, из которых вытекает беловатая гипсоподобная масса. Течение болезни, особенно у взрослых птиц, длительное. Болеют ею фазановые, тетеревиные, гусеобразные и, вероятно, другие птицы.

Патологоанатомическая картина может быть различной в зависимости от формы подагры. Различают суставную, висцеральную и смешанную формы. При суставной обнаруживают отложения солей в основном на суставных поверхностях и в капсулах суставов (они увеличены). При висцеральной форме характерные отложения солей (налеты) видны на печени, почках, сердце, брюшине. Налет легко удаляется и растирается между пальцами, как тонкий порошок. Почки в разрезе пропитаны уратами, мочеточники в виде белых шнуров тоже переполнены солями. Иногда последние откладываются даже в подкожной клетчатке, в мышечной ткани и сухожилиях. При постановке диагноза необходимо учитывать кокцидиоз почек (особенно у гусей) и суставный туберкулез, сальмонеллезный и микрококковый синовит (воспаление синовиальной оболочки капсулы сустава) и намины ног, имеющие другие первопричины.

Лечение должно начинаться с выявления и устранения причины заболевания; используют лекарственные препараты атафан или новоатафан, а также растворы: 1 %-ный двууглекислой соды, 0,5 %-ный карлсбадской соли и 0,25 %-ный уротропина для питья в течение 2-3 дней.

Алиментарная дистрофия (истощение) - заболевание, развивающееся на почве недостаточного и неполноценного кормления или полного и длительного голодания. Болезнь зависит также от условий содержания (недостаток кормушек). Особенно подвержен заболеванию молодняк. Смертность самцов, как правило, выше смертности самок. При дистрофии резко снижается резистентность организма, что может стать причиной возникновения на этой почве других заболеваний.

Больной молодняк отстает в росте, развитие его непропорционально, перья без блеска, отмечаются общая слабость, побледнение кожи и слизистых оболочек, могут быть поносы. Птицы малоподвижны, стремятся к теплу. При вскрытии павших птиц отмечают сильное истощение, уменьшение размеров внутренних органов, атрофию мышц, катаральное воспаление слизистых пищеварительного и дыхательного трактов (иногда пневмонию). Жировая ткань в области сердечной борозды, как и в остальных тканях, отсутствует. В подкожной клетчатке скапливается слизистый инфильтрат, вызывающий отечность.

Лечение и профилактика заболевания сводятся к устранению его первопричин. Если оно неглубоко затронуло организм, дальнейший исход его благополучен. Длительное течение заболевания в период развития молодняка приводит к инфантилизму (общей недоразвитости), который в дальнейшем отрицательно сказывается на способности птиц к размножению.

Гастроэнтерит - заболевание, характеризующееся воспалением слизистой оболочки железистого желудка и кишечника (катаральное, катарально-геморрагическое, фиброзное). Причиной его может быть потребление птицами недоброкачественных кормов и несвежей воды. Возникновению болезни способствует недостаток витаминов и микроэлементов. Она может протекать хронически, но чаще остро (особенно у молодняка). Характерны общее угнетение, слабость, отказ от корма, понос (фекалии пенистые, желто-зеленые или бурые с примесью непереваренных частиц корма, зловонные). При хроническом течении болезни птицы истощаются, помет у них жидкий с признаками, характерными для острой формы.

При патологоанатомическом исследовании павших особей отмечают катаральное, катарально-геморрагическое (с кровоизлияниями), фиброзное (с выпадением фибриновых волокон) или смешанное воспаление желудочно-кишечного тракта. Содержимое его жидкое, слизистое, с большим количеством газов, имеет кислый зловонный запах. Печень переполнена кровью и дряблая. При длительных формах течения заболевания слизистые оболочки анемичны, мускулатура кишечника атрофирована, он переполнен газами (метеоризм). Похожая патологоанатомическая картина может быть при отравлениях, а также при инфекционных заболеваниях (болезнь Ньюкасла, тиф-пуллороз, сальмонеллез, колибактериоз, пастереллез, энтерогепатит и др.), микозах и инвазиях.

Лечение должно начинаться с исключения недоброкачественного корма и воды. Больным птицам дают дезинфицирующие водные растворы (вместо питьевой воды): 0,05 %-ный формалина, 0,2 %-ный сернокислого железа и 0,02 %-ный марганцовокислого калия. Применяют и антибиотики (биомицин, неомицин, синтомицин, тетрациклин и др.), а также сульфамидные препараты (этазол, фталазол, сульфадимезин, сульгин) и фуразолидон.

При выращивании молодняка часто проявляется каннибализм (расклев птенцами друг друга). Этиология его до конца еще неясна. Среди причин, вызывающих каннибализм, отмечают неполноценность кормления, нерегулярность поения, нехватку гравия. Большое влияние оказывают условия содержания. Скученность птиц, их разновозрастность, повышение окружающей температуры, сухость воздуха, плохая вентиляция, нехватка кормушек (фронта кормления), насестов, гнездовых домиков, освещенность, отсутствие занятости птиц, различные стрессы - все это может стать причиной каннибализма.

Заболевание начинается обычно с выщипывания и поедания перьев. Появившиеся капельки крови привлекают внимание остальных птиц, и начинается расклев. Загрязненная и воспаленная клоака также становится местом начала расклева, а затем и вытаскивания внутренностей. Вероятно, однажды возникнув, расклев становится привычкой, которую приобретает все большее количество птиц. Может случиться, что даже устранение первопричины расклева не снизит в дальнейшем его течения.

Бороться с начавшимся каннибализмом трудно. Рекомендуют изолировать как клюющих, так и расклеванных птиц, уменьшить плотность посадки, создать укрытия, занять птицу (подвешивать пучки травы, давать кусками капусту или другие овощи), уменьшить освещенность, использовать красное или зеленое освещение, при котором кровь меньше привлекает внимание птиц. При этом, конечно, необходимо выявить и устранить первопричину расклева.

Места расклева смазывают смесью йода с глицерином, мазями (пенициллиновой, ихтиоловой), крепким раствором марганцовокислого калия, припудривают порошком стрептоцида, борной кислоты и т. д. Положительные результаты получали при введении в рацион рыбной муки (сверх нормы), подсолнечникового жмыха (до 6-8 %) и поваренной соли (до 1 %), сернокислого марганца (до 3 мг на голову молодняка), метионина (до 5-19,5 мг на голову ежедневно или через 1-2 дня); при включении в рацион клетчатки и лузги; сульфата кальция (гипс, гидрат) в дозе 0,5-0,3 г на голову в сутки; лимонной кислоты в течение 3-4 дней с повтором через 5-7 дней (в дозе из расчета 4 г на 1 тыс. голов) и т. д. Однако не всегда указанный вариант лечения приводит к устранению каннибализма, так как причины, вызывающие его, очень различны.

Перечень заболеваний, не связанных с инфекциями и инвазиями, на этом не исчерпывается. Описаны болезни органов пищеварения (аномалия роста клюва, воспаление и закупорка зоба, атрофия мускульного желудка, кутикулит, клоацит, диспепсия и др.), органов яйцеобразования (перитонит, воспаление яйцевода и его разрывы, затрудненная яйцекладка и т. д.), а также болезни, связанные с нарушением зоогигиенического режима (гипотермия, гипертермия, недостаток воды, аммиачная слепота и др.), отравлениями препаратами и семенами. (Подробно ознакомиться с признаками этих заболеваний можно в специальной литературе.)

Из заразных болезней мы подробнее остановимся лишь на тех, которые наиболее часто встречаются у птиц.

Аспергиллез - инфекционное заболевание, относящееся к микозам. Возбудитель его - гриб - поражает в основном органы дыхания и воздухоносные мешки птиц. Споры гриба заражают подстилку, корм и при определенных условиях летают в воздухе птичников. Заражение происходит через дыхательные пути. Попав в носоглотку, осев в ней, трахее, бронхах, легких или в воздухоносных мешках, споры развиваются и образуют колонии гриба, выделяющего токсин.

Болезнь может протекать в острой, подострой и хронической формах (последняя чаще наблюдается у взрослых птиц). Птица сидит с прикрытыми глазами, нахохлившись, шея втянута, крылья опущены, оперение взъерошено, дыхание учащено и часто затруднено, что заставляет птицу периодически вытягивать шею, открывать клюв. Из ноздрей может выделяться мутная слизь, могут быть конъюнктивиты и нарушение зрительного рефлекса без видимых изменений в роговице глаза. Птицы плохо поедают корм, много пьют. Нарушается координация движения. Взрослые птицы с хронической формой аспергиллеза, как правило, не размножаются.

При вскрытии павших птиц отмечают общее истощение; слизистые оболочки анемичны, из носовых отверстий можно выдавить слизистые или гнойно-слизистые выделения. Из внутренних органов обычно поражены легкие, в которых отмечаются разной величины узелки в разрезе желтого или сероватого цвета. При острой форме часто отмечается лишь пневмония (узелки из мицелия не успевают образоваться). При поражении воздухоносных мешков стенки их в месте поражения уплотнены, а в полости видны желтоватые или сероватые узелки разной величины. Бывает, что поражение захватывает большие участки внутренней поверхности воздухоносного мешка, и мицелий имеет вид зеленовато-серого налета. Нередко пораженный участок мешка плотно прилипает к прилежащему внутреннему органу или стенке грудобрюшной полости. В последней может быть мутная, нередко и кровянистая жидкость. Печень переполнена кровью, слизистая двенадцатиперстной кишки гиперемирована, нередко с точечными кровоизлияниями, набухшая.

Диагноз ставится на основе патологоанатомических исследований, клинических признаков и микологических исследований пораженных органов, а также кормов и подстилки. Аспергиллез следует отличать от пуллороза, колибактериоза и микоплазмоза. Лечение аспергиллеза пока не разработано. Пробовали использовать медный купорос в воде в стеклянных поилках (0,05 %-ный раствор из расчета 8-12 г на 1000 голов молодняка кур). В Казахстане был испытан метод лечения формалином, йодом и хлором в 4-5 циклов по 3-4 дня каждый. Основные меры профилактики - строгий контроль за качеством кормов и чистотой подстилки.

Из бактериальных заболеваний у птиц в питомниках может возникнуть туберкулез, возбудитель которого - микобактерия, специфичная для птиц. Возбудитель туберкулеза птичьего типа более устойчив к химическим и физическим воздействиям. Во внешней среде сохраняется длительное время: в почве и навозе до 3-5 лет; в воде до 7 и в зарытых трупах до 12 мес. Заражение птиц происходит обычно алиментарно (с кормом и водой) или аэрогенно (с вдыхаемым воздухом). В зависимости от этого и локализуется первичный очаг инфекции: при первом микобактерия внедряется в слизистую оболочку кишечника, где и образуется узелок (туберкула), при втором - в дыхательных путях и легких. Из первичных туберкул бактерии по лимфатическим путям попадают в другие органы, чаще всего в селезёнку, печень, почки, кишечник, легкие, кости. Здесь вначале образуются множественные миллиарные туберкулы, с развитием которых образуются крупные конгломерированные узлы.

Клинические признаки начала заболевания, как правило, остаются незамеченными. Инкубационный период может продолжаться от 2 до 12 мес. Первые симптомы заболевания выражены в угнетенном состоянии птицы, малой подвижности, исхудании, причем аппетит при этом сохраняется прежний. При дальнейшем развитии процесса вялость увеличивается, теряется аппетит, видимые слизистые оболочки (иногда и кожа) желтушные, при локализации процесса в кишечнике - понос, при поражении суставов - хромота, парезы крыльев и ног. Птица сильно слабеет, прогрессирует кахексия (общее истощение). Описанная картина заболевания может меняться в зависимости от вида птиц и быть менее выраженной.

Наиболее характерные патологоанатомические изменения отмечаются у птиц, погибших после хронического течения заболевания: сильное истощение, скелетная мускулатура атрофирована («острый киль»); во внутренних органах обнаруживают множество белесых, плотных, твердых на ощупь туберкулов размером от макового зерна до грецкого ореха или даже куриного яйца. На разрезе такое образование в центре имеет слегка размягченную некротическую массу, заключенную в плотную соединительнотканную капсулу. Локализуются эти образования у куриных птиц чаще в печени и селезенке, но бывает, что и в кишечнике, легких, почках, мозгу, мышцах, а иногда и во всех других органах и тканях. У водоплавающих обычно туберкулы образуются в легких (возможно, эти птицы подвержены аэрогенному заражению). При сильном поражении печени нередко отмечают ее разрывы и внутренние кровотечения. При поражении кишечника обычно туберкулы вскрываются в просвет кишки, и их содержимое вместе с калом выносится из организма, заражая среду.

Диагноз туберкулеза ставят на основании клинической и патологоанатомической картины, бактериологических исследований, а также прижизненной диагностики. Несмотря на очень характерные патологоанатомические изменения, бактериологические исследования (микроскопия мазков, а в ряде случаев и выделение микробов на питательных средах, экспериментальное заражение лабораторных животных) необходимы. Туберкулез птиц имеет сходство с псевдотуберкулезом, колибактериозом, тифом-пуллорозом, пастереллезом, лейкозом, аспергиллезом, мочекислым диатезом, а дифференцировка его от этих болезней может быть проведена только на основе бактериологических исследований.

Лечить птиц, больных туберкулезом, очень трудно, поэтому большое значение имеет профилактика этого заболевания: принятие всех возможных мер по предотвращению заноса в питомник инфекции извне, контроль за правильностью содержания и кормления, при которых резистентность организма высокая, строгое соблюдение зоогигиенических и ветеринарно-санитарных условий; необходимо постоянно следить за эпизоотологической ситуацией по туберкулезу в окружающих хозяйствах, личных хозяйствах близлежащих населенных пунктов и особенно работников питомника. Все это можно осуществить только при тесном контакте с работниками местных ветеринарных служб.

Колибактериоз - заболевание, возбудителем которого является кишечная палочка, постоянно обитающая в кишечнике как диких, так и домашних птиц; в определенных условиях она становится патогенной. Однако имеется мнение, что истинный возбудитель не является постоянным обитателем кишечника, а заносится в хозяйство теми же путями, что и другие инфекции.

Случаи заболевания колибактериозом чаще отмечаются при нарушении санитарно-гигиенических требований и при неполноценном кормлении. Наиболее подвержены этому заболеванию водоплавающие. Болеют как молодняк, так и взрослые птицы. Источником заражения служат испражнения больных птиц, попадающие к здоровым с кормом и водой.

Наиболее подвержен заболеванию молодняк, в первые дни жизни, так как в желудочном соке его еще очень мало соляной кислоты, препятствующей развитию болезнетворных микроорганизмов. Содержание грубых частиц в кормах для молодняка раннего возраста, способных травмировать слизистую оболочку желудочно-кишечного тракта, открывает ворота для колибактерий. Любые нарушения питания (недостаток кальция, гиповитаминозы) и другие заболевания, сопровождающиеся воспалением слизистых оболочек и ослаблением естественных защитных реакций организма, приводят к интенсивному развитию кишечной палочки и проникновению ее в кровь. Таким образом, колибактериоз может развиваться на почве других заболеваний.

Инкубационный период болезни может занять от нескольких часов до 3-5 суток. В зависимости от течения заболевания различают сверхострую (обычно у уток), острую, подострую и хроническую формы. При сверхострой и острой формах клиническая картина, как правило, не успевает развиться. Появляется жажда, температура повышается на 1-2° выше нормы, а затем падает на 2-4° ниже обычной (за несколько часов перед смертью). Иногда наблюдается полная потеря аппетита. Поносы, как правило, не развиваются. При подострой форме успевают развиваться характерные признаки заболевания: крылья опущены, вялость, оперение матовое, поносы, потеря массы тела. Клоака у молодняка испачкана, на ней насыхают серовато-беловатые каловые массы. В дальнейшем могут быть судороги, усиление движений ног, крыльев, шеи и головы, а перед смертью - парезы. Хроническая форма чаще встречается у молодняка старшего возраста. Выражена она в истощении, отставании в росте, поносах.

У птиц, павших от острой и подострой форм, при патологоанатомическом исследовании отмечают изменения в печени (увеличение, размягчение, изменение цвета до желтого или глинисто-серого). На печени, в эпикарде и эндокарде видны точечные кровоизлияния. Слизистая оболочка кишечника отечная, и на ней после удаления сероватой слизи заметны точечные или полосчатые кровоизлияния. Селезенка при этом, как правило, в пределах нормы, в околосердечной сумке - экссудат; отмечают перитониты и скопление экссудата в грудобрюшной полости. При хронической форме сильное истощение и уже указанные изменения в печени и в полости тела. Часто обнаруживается пневмония. При дифференциации диагноза исключают пуллороз, кокцидиоз, анаэробный энтерит и пастереллез.

Лечение начинают с определения чувствительности выделенных бактерий к лекарственным препаратам: левомицитину, полимиксину, неомицину, мономицину, стрептомицину, синтомицину, формалину, применяют и нитрофурановые препараты (фуразолидон, фуразидин). Хороший эффект дает чередование разных препаратов. При появлении первых признаков заболевания больных птиц изолируют. Помещение и выгулы очищают и дезинфицируют. Улучшают кормление и содержание птиц, поскольку заболевание развивается на фоне ослабления сопротивляемости организма.

Из инвазионных заболеваний птицы наиболее подвержены гельминтозам, особенно сингамозу, который вызывают нематоды-сингамусы. Заражение птиц может происходить двояким путем: заглатыванием яиц (с кормом, водой) и поеданием промежуточных хозяев (дождевых червей, реже насекомых и моллюсков), в которых личинки живут в течение нескольких лет. Попав в организм птиц, личинка проникает через желудочно-кищечный тракт в кровеносное русло и вместе с кровью в легкие, а затем в бронхи и трахею. Присосавшись ротовой капсулой к стенке трахеи, сингамусы зубами разрушают стенки трахеи и бронхов, достигают кровеносных сосудов и питаются кровью. Самки сингамусов откладывают яйца в просвет трахеи или бронхов, откуда попадают в ротовую полость, заглатываются и, пройдя через желудочно-кишечный тракт, выводятся наружу. Во внешней среде при определенных условиях через 8-10 дней развитие личинки в яйце достигает инвазионной стадий. То же происходит и при попадании яйца в тело промежуточного хозяина.

Сингамусы закупоривают просвет бронхов и трахеи (особенно у молодняка). Больные птицы становятся вялыми, худеют, сидят с закрытыми глазами и часто, вытягивая шею и открывая клюв, зевают. Смерть может наступить от асфиксии (удушья). При вскрытии птиц в трахее и бронхах видны паразиты ярко-красного цвета, несколько напоминающие мотыля, в ротовой полости видна слизь красного цвета, в трахее и бронхах находят сгустки крови.

Диагноз ставят по клинической картине (характерные зевания) и копрологическим исследованиям (находят яйца сингамусов в помете). При вскрытии в трахее обнаруживают гельминтов, сгустки крови, красную пенистую и слизистую жидкость.

Лечение проводят препаратами - антигельминтиками (дают бенацил, панакур, нилверм). Зараженные выгулы и инвентарь чистят и дезинфицируют.

Естественным резервуаром сингамоза являются дождевые черви, которые зимой уносят в себе личинки глубоко в почву (большинство насекомых в стадии имаго погибают в зимнее время и перестают представлять опасность как промежуточные хозяева). Весной и в теплые дождливые дни черви выходят на поверхность, птицы склевывают их в выгулах и заражаются сингамозом. Для устранения червей выгулы засыпают слоем хлорной извести, а поверх нее - слоем песка 10-20 см. Через такую преграду черви не попадают в выгулы.

Среди инвазий, вызываемых простейшими, в питомниках может возникнуть гистомоноз, или тифлогепатит. Гистомонады относятся к классу жгутиковых. Во внешней среде они быстро гибнут, однако возбудитель гистомоноза долго сохраняется в яйцах гетеракисов - нематод, паразитирующих в кишечнике птиц. Есть указания на присутствие гистомонад в дождевых червях. Попав тем или иным путем в организм птиц, гистомонады локализуются в слепых отростках и сначала проникают в слизистый, затем в мышечный слой слепых кишок, вызывая воспаления, а впоследствии и некрозы. Участки поражений постепенно увеличиваются и могут захватить весь слепой отросток. Далее гистомонады проникают в кровь и поражают печень.

Латентная стадия заболевания длится от 7 до 30 дней. С проявлением болезни у птиц отмечают снижение аппетита и подвижности, стремление к теплу. Крылья опускаются, оперение теряет блеск, появляется понос с зеленовато-серыми выделениями (у глухарей они сметанообразные, сначала белые, а в дальнейшем желтые или желто-зеленые). Снижается масса тела, слабость прогрессирует и птицы погибают. Нередко перед смертью наблюдаются конвульсии. Из-за сердечной недостаточности кожа головы приобретает синеватый цвет (отсюда произошло английское название болезни «черная голова»).

При вскрытии павших птиц отмечают резкое уплотнение слепых кишок (иногда одной). Поверхность их бугристая и лишена характерного продольного рисунка, отмечается мраморность, цвет желтоватый. Содержимое кишки в виде творожистых уплотненных масс или пленок плотно соединено со стенкой кишки, в просвете которой остается узкий канал, заполненный коричневатой жидкостью или слизью. На печени обнаруживают очаги поражения различной величины, их центр окрашен темнее и углублен; узлы поражения располагаются и в толще печени. Диагноз ставят по симптомам (особенно при появлении «черной головы»), патологоанатомическим признакам и по выделениям гистомонад из пораженных тканей; дифференцируют его от туберкулеза и кокцидиоза.

Больных птиц лечат осарсолом (10-15 мг на 1 кг живой массы в течение 4-5 дней), хорошо зарекомендовал себя и регидозол (венгерский препарат). В профилактических целях, кроме указанных препаратов применяют фенотиазин или фуразолидон. Рекомендуют давать лук и чеснок, а также пропущенные через мясорубку листья березы, черной смородины, иглы сосны, лиственницы. Для профилактики тифлогепатита необходимо поддерживать надлежащее санитарно-гигиеническое состояние выгулов, мыть и дезинфицировать кормушки, поилки, избегать скученного содержания птиц.

При всех инфекционных и инвазионных заболеваниях зоогигиенические условия играют решающую роль, поэтому регулярное проведение санитарно-ветеринарных мероприятий в значительной мере обеспечивает профилактику заболеваний птиц.

 

 

Ветеринарное обслуживание питомников.

 

 

Ветеринарное обслуживание в питомнике складывается из систематического наблюдения за состоянием и здоровьем содержащихся в нем животных и регулярного проведения плановых санитарно-ветеринарных профилактических оздоровительных мероприятий.

Если в штате питомника есть врач или фельдшер, он ежедневно проводит обход всех загонов, вольер и помещений и наблюдает за внешним видом и поведением птиц. Больных или подозрительных особей отлавливают для более тщательного осмотра или изоляций. В отдельных случаях может появиться необходимость убоя птицы или отправки ее для детальных исследований в ветеринарно-бактериологическую лабораторию. На эту крайнюю меру иногда приходится идти, чтобы своевременно установить заболевание и принять срочные меры по спасению остального поголовья питомника.

Все трупы животных подлежат тщательному обследованию. Высококвалифицированный ветеринарный работник питомника может провести вскрытие трупов и установить патологоанатомическую картину. Однако для окончательной постановки диагноза необходимо провести целый ряд дополнительных исследований, что сделать в питомнике, как правило, невозможно. Это делают в специальных ветеринарно-бактериологических лабораториях, куда доставляют либо целиком трупы, либо патологоанатомический материал, соответствующим образом зафиксированный, а в ряде случаев и образцы кормов, подстилки, почвы, воды, беспозвоночных, собранных в выгулах и водоемах и т. п. Таким образом, тесная связь питомника с местной ветеринарной государственной службой необходима даже в том случае, если в питомнике есть специалисты-ветеринары.

Регулярно проводимые санитарно-ветеринарные мероприятия - это общие меры профилактики заболеваний, диагностические и профилактические прививки, соблюдение правил личной гигиены обслуживающего персонала. К общим мерам профилактики заболеваний относится прежде всего предупреждение заноса возбудителей в питомник, что обеспечивается строгим соблюдением карантинных требований при завозе птиц из других хозяйств и отловленных на воле (их держат в изоляции не менее 30 дней), огораживание и зонирование территории питомника, постоянное поддержание в надлежащем состоянии дезинфекционных ковриков у входа в питомник, а также кюветов с дезраствором для транспорта. В качестве дезинфицирующих средств можно использовать 3-5 %-ный раствор креолина или 1-2 %-ный раствор формальдегида. Зимой в раствор для дезоковриков добавляют поваренную соль, чтобы он не замерзал.

Регулярно проводят борьбу с дикими птицами, залетающими на территорию питомника, не допускают россыпи кормов, свалок, способных привлечь их, а также борются с грызунами (дератизация), которые не только представляют опасность для молодняка (особенно крысы), поедают много кормов, но и могут быть переносчиками заболеваний из соседних хозяйств и частного сектора.

Дератизацию проводят с большой осторожностью, чтобы препараты не попадали птицам. В пустующих помещениях можно раскладывать пищевые приманки с зоокумарином и биокумарином. Применение фосфида цинка и мышьяковистых препаратов недопустимо! Эти препараты опасны даже в трупах павших грызунов, которые могут расклевать птицы, если они окажутся в вольерах. Лучше всего применять различные ловушки.

После очередной очистки помещений и выгулов нечистоты немедленно вывозят на пометохранилище, расположенное за пределами питомника на расстоянии не менее 300 м с подветренной стороны. Трупы (если они не направляются на вскрытие) в специальной таре перевозят к месту захоронения (скотомогильник) и закапывают на глубину не менее 1,5 м или сжигают в специальной печи (зимой допускается сжигание трупов в котельной). Тару после трупов тщательно моют и дезинфицируют.

Болезнетворные начала могут длительное время сохраняться и накапливаться в грязи, пыли, в земле, в выгулах. Периодическая дезинфекция в значительной мере предупреждает возникновение и распространение заболеваний. Перед дезинфекцией помещения, оборудования и инвентаря проводят механическую очистку их от грязи и пыли, моют горячей водой.

Одно из эффективнейших средств дезинфекции - высокая температура, которая достигается с помощью паяльной лампы. Такую дезинфекцию можно проводить в выгулах и помещениях из негорючих материалов; обработке подвергают металлический инвентарь (если он не окрашен) - клетки, кормушки, поилки, металлическую сетку перегородок и т. л. Мелкий инвентарь, включая пластмассовые изделия можно прокипятить в воде.

Из химических средств для дезинфекции используют негашеную и хлорную известь. Ею можно засыпать очищенные от загрязненного слоя почвы выгулы. Однако выпускать птиц в выгулы, обработанные таким образом, можно через 10-12 дней после засыпки их свежим слоем песка или какого-либо другого подстилочного материала. Закрытые помещения обычно дезинфицируют свежеприготовленными растворами, которыми смачивают поверхности. Хлорная известь не годится для дезинфекции металлического инвентаря и конструкций; жижеприёмники засыпают сухой хлорной известью из расчета 100 г извести на 10 л жижи.

Одно из наиболее распространенных дезинфицирующих средств - креолин. Применяют 3-5 %-ный горячий раствор (300 или 500 г на 10 л воды). Каустическую соду и едкий натр используют в виде 2-5 %-ных растворов, подогретых до 70 °С, которыми заливают полы и выгулы, обрызгивают стены. Сильнодействующее средство - формалин в виде 1-2%-ного раствора или паров формальдегида.

При работе с химическими препаратами необходимо быть крайне осторожным и пользоваться соответствующими средствами личной защиты (включая противогазы), особенно при работе в закрытых помещениях! К плановым дезинфекциям желательно привлекать специалистов местной государственной ветеринарной службы, которая имеет специальное оборудование, инвентарь, агрегаты для эффективного проведения обработки помещений и выгулов.

Сильным дезинфицирующим средством являются прямые солнечные лучи, а также искусственные источники ультрафиолетового излучения.

Дезинсекцию (уничтожение насекомых) проводят как в профилактических, так и в лечебных целях. Некоторые насекомые могут быть переносчиками заболеваний. Против клещей, постельных клопов и пухоедов применяют опрыскивание 0,5 %-ныя раствором хлорофоса, карбофоса или трихлорметафоса. Особенно тщательно следует обрабатывать щели, лазы, трещины - те места, где могут ютиться эктопаразиты и их яйца.

Дезинвазию делают для уничтожения яиц и личинок гельминтов и ооцист простейщих. Применяют химические препараты (5 %-ный раствор карболовой кислоты или эмульсии ксилофанта, 7 %-ный раствор аммиака, 10 %-ный горячий (до 70 °С) раствор однохлористого йода), а также огонь, сухой пар, водяной пар и кипящую воду.

Дезинфекцию, дератизацию, дезинсекцию и дезинвазию проводят в период, когда помещения и выгулы, пристроенные к ним, полностью освобождают от птиц. В питомниках - это время после перевода птиц из вольер (загонов) для размножения в зимовальные помещения и наоборот, а также при освобождении помещений после выращивания молодняка. Поскольку разрывы во времени между отсадкой птиц и новым заселением большинства сооружений довольно большие, плановые оздоровительные мероприятия не нарушают технологических процессов и не создают каких-либо затруднений в размещении взрослых птиц и молодняка. График этих мероприятий согласовывают с местной районной ветеринарной службой, он утверждается администрацией и становится обязательным для исполнения всеми сотрудниками питомника. Для каждого производственного участка (помещения, вольер, загонов) должен быть разработан и вывешен календарный план проведения ветеринарно-санитарных мероприятий.

Очень важно регулярно проводить уборку вокруг вольер, зданий и сооружений питомника. Периодически, не менее одного раза в год, тщательную уборку и дезинфекцию делают в помещении, где хранят корма.

Дезинфекцию инкубатория проводят по окончании сезона инкубации и перед ее началом. Инкубационные комнаты вместе с инкубаторами и их оборудованием дезинфицируют парами формальдегида так же, как при дезинфекции яиц перед закладкой их в инкубатор.

В ряде случаев может возникнуть необходимость прививок для диагностических или профилактических целей. В птицеводческих хозяйствах диагностические прививки применяют для выявления туберкулеза, а с помощью кровекапельной реакции (берут каплю крови у птицы и на предметном стекле прибавляют к ней каплю специальной жидкости) - для обнаружения пуллороза. Домашних птиц вакцинируют против болезни Ньюкасла, оспы, ларинготрахеита. Некоторые вакцины - это ослабленные, но живые культуры возбудителей. Их действие на большинство видов диких птиц еще не апробировано, и применять их в питомниках возможно лишь после тщательного изучения последствий такой вакцинации на контрольных особях. Уже сейчас известно, что некоторые дикие птицы погибают от живых вирус-вакцин, которые надомашних, птиц действуют безболезненно. Кроме вакцин, в профилактических целях используют лекарственные препараты: кокцидиостатики (например, фуразолидон) и антибиотики.

При поступлении в питомник кормов и подстилки образцы их в обязательном порядке надо направлять в лаборатории (районную, областную) для анализа на зараженность микроорганизмами и токсичность. При длительном хранении (свыше месяца) их тоже необходимо исследовать в специальных лабораториях. Помещение для хранения кормов и подстилки должно быть сухим, хорошо проветриваемым, недоступным для грызунов и диких птиц (воробьев, голубей и др.).

Тщательное, своевременное и регулярное проведение комплекса санитарно-ветеринарных мероприятий предотвращает возникновение в питомнике заболеваний, сохраняет здоровье птиц, создает условия для их интенсивного размножения.

Существующие санитарно-ветеринарные требования запрещают содержать разные виды домашних животных на одной ферме. В то же время в питомниках количество диких животных и масштабы их разведения значительно меньшие, чем на любой современной, даже маленькой, ферме. По согласованию с местными государственными органами ветнадзора допустимо создание питомников по разведению птиц разных видов. Опыт работы зоопарков мира показывает, что содержание разных видов животных на одной территории при надлежащем зооветеринарном обслуживании не приводит к негативным последствиям.

 

РАЗВЕДЕНИЕ ДИКИХ ПТИЦ

 

 

Журавлеобразные.

 

Журавли - сравнительно небольшая группа птиц, насчитывающая всего 15 видов. Распространены они в Европе, Азии, Северной Америке, Африке и Австралии. Шесть видов и два подвида журавлей, занесены в Красную книгу МСОП, пять из семи видов, обитающих на территории Советского Союза, - в Красную книгу СССР. Ряд видов, в первую очередь стерх и японский журавль, находится под угрозой исчезновения.

Журавли - крупные птицы, населяющие более или менее открытые заболоченные пространства, хотя некоторые виды приспособились к жизни в засушливых условиях, в кустарниковых и лесных ландшафтах. Все журавли - моногамы: пары у них образуются на всю жизнь. Половая зрелость в зависимости от вида наступает в возрасте 3-6 лет. В кладке обычно два яйца, однако чаще пара журавлей выращивает лишь одного птенца. Для некоторых видов (стерха, американского журавля) - это правило, так как их птенцы обладают повышенной агрессивностью и более сильный забивает слабого. Тип развития - выводковый. Потомство воспитывают оба родителя. В период гнездования журавли строго территориальны, и расстояние между гнездящимися парами измеряется обычно километрами.

Журавли сравнительно хорошо переносят неволю, и некоторые виды довольно легко размножаются в вольерных условиях. Основные центры вольерного разведения журавлей - питомник Международного фонда охраны журавлей (США), Исследовательский центр в Патуксенте (США), зоопарк Уэно (Япония). В Советском Союзе питомник редких видов журавлей создан, как уже говорилось, в Окском государственном заповеднике.

Размещение птиц. Журавлей содержат в загонах и вольерах, оборудованных зимовальными помещениями. Конфигурация вольер для содержания размножающихся пар существенного значения не имеет, однако площадь отдельных вольер для каждой пары должна составлять не менее 100 м2. Обычно вольеры имеют прямоугольную форму размером до 10х10-20 м. В последнее время разработаны вольерные комплексы шестиугольной формы, где центральная часть представляет собой зимовальное помещение, а выгульные вольеры располагаются в виде секторов. Такая форма дает экономию места и удобна для обслуживания. Высота стенок вольер около 2,4 м, размер ячеи сетки особой роли не играет, однако следует предпочесть мелкую ячею. Верх вольер затягивают капроновой делью, так как ампутировать конец крыла у журавлей не рекомендуется - это препятствует естественной копуляции. Птиц в возрасте до трех лет можно содержать в общем загоне, особенно зимой. При совместном содержании нужен, однако, постоянный контроль, так как проявления агрессии у этих птиц можно ждать в любое время. Наиболее неуживчивых птиц следует немедленно отсаживать. Вольеры обязательно должны быть оборудованы тамбурами и надежными запорами на дверях.

Поскольку журавли территориальные птицы, каждая вольера представляет собой как бы отдельную гнездовую территорию, которую пара защищает от соседей. Иногда пограничные конфликты бывают сильными и стойкими, поэтому стенку, разделяющую две таких вольеры, следует затенить срубленными ветвями деревьев, шифером, фанерой или тростниковыми матами. Вместе с тем полная перегородка нежелательна, так как визуальная связь размножающихся пар влияет на стимуляцию размножения особей всей содержащейся группы.

Общее зимовальное помещение, которое должно примыкать к комплексу наружных вольер, делят на секции по числу вольер и соответственно содержащихся в них размножающихся пар. Из каждой секции в вольеру ведет проход с поднимающимся шибером или дверцей. По противоположной стороне секций проходит коридор обслуживания. Площадь секций, на которые подразделяется зимовальное помещение, не должна превышать 6-7 м2. Пол в секциях в летнее время засыпают песком или гравием, а в зимнее - толстым слоем сухих стружек. В зимовальных помещениях в питомнике Окского заповедника с помощью электрокаминов и инфракрасных светильников поддерживают температуру в интервале от 3° до 5 °С. В те дни, когда температура наружного воздуха не ниже 4-10 °С, журавлей выпускают на прогулку в наружные вольеры. Продолжительность прогулок от 1 до 8 ч.

Корм и кормление. В природе журавли, преимущественно растительноядные птицы, однако при любой возможности они поедают и животный корм - насекомых, мышевидных грызунов, птенцов и яйца других птиц, рыбу; некоторые виды в определенные сезоны почти целиком переходят на животные корма. Поэтому при искусственном кормлении журавлей нужно стремиться не только к разнообразию корма, но и к его сезонности. В соответствии с этим в питомниках основным кормом журавлей признан специальный гранулированный комбикорм, рецепт которого разработан сотрудниками Международного фонда охраны журавлей. Предусмотрены три вида корма - для птенцов (стартовый), для размножающихся пар и для всех взрослых и молодых птиц вне периода размножения.

 

4. Состав комбикормов для журавлей.

Компоненты

Стартовый

Для молодых и взрослых во внегнездовой период

Для размножающихся

Зерно жёлтой кукурузы, %

34,75

37,0

40,55

Шрот соевый

(44 % протеина), %

19,0

12,5

15,0

Пшеница, %

12,0

12,0

10,0

Пшеничные отруби, %

-

5,0

-

Рыбная мука, %

6,0

3,75

5,0

Овёс, %

11,5

15,0

7,5

Известняк (38 % Са), %

-

0,5

3,5

Мясо-костная (мясная) мука (50 % протеина), %

5,0

5,0

4,0

Мука из люцерны

(17 % протеина), %

5,0

5,0

5,0

Сухие пивоваренные дрожжи, %

2,5

-

2,5

Вытяжка из зерна кукурузы, %

-

-

1,5

Сухая сыворотка, %

3,0

3,0

3,5

Двузамещённый фосфат Са, %

0,5

0,5

1,0

Соль йодированная, %

0,5

0,5

0,5

Метионин, %

0,05

0,05

0,75

Витаминный премикс, %

0,2

0,2

0,2

Окись марганца, г/т

200

200

200

Окись цинка, г/т

100

100

150

Вит. А, ИЕ/т

8 млн.

8 млн.

8 млн.

Вит. D3, ИЕ/т

2 млн.

2 млн.

2 млн.

Рибофлавин, г/т

3

3

3

Вит. Е, ИЕ/т

50 тыс.

50 тыс.

50 тыс.

Вит. В12, мг/т

10

10

10

Ниацин, г/т

75

75

75

Пантотенат Са, г/т

20

20

20

Холин, г/т

1000

500

1000

Протеин, %

23

19,4

20,5

Обменной энергии, ккал/кг

2554

2530

2533

Кальций, %

1,15

1,0

2,45

Фосфор, %

0,93

0,86

0,89

 

Из кормов, изготовляемых отечественной промышленностью, наиболее близки по составу стандартные комбикорма для бройлеров и индеек, однако к ним необходимо добавлять ряд премиксов в соответствии с международной рецептурой. В гранулированном комбикорме, предназначенном для журавлей, размеры гранул для взрослых птиц 4,68 мм и для птенцов 3,12 мм.

В качестве дополнительных кормов журавлям в течение всего года (особенно зимой) нужно давать зерно кукурузы, пшеницы, ячменя. Во время размножения необходимо добавлять в корм ракушку, скорлупу куриных яиц или другие продукты, содержащие кальций, который незаменим при формировании скорлупы журавлиных яиц. Очень важно также добавление животных естественных кормов - белых мышей, перепелиных яиц, свежей рыбы, суточных цыплят и даже творога. Однако не все журавли поедают эти корма охотно, что связано с индивидуальными вкусами птицы. Сильно варьирует и общее количество пищи, потребляемой в сутки. Эти колебания зависят как от индивидуальных потребностей птицы, так и от сезона: зимой журавли едят больше и охотнее, чем летом. Основное правило кормления: корм задают ежедневно и к следующей даче он должен быть съеден практически весь. Ориентировочно суточная норма составляет около 250 г на каждую птицу. При кормлении естественными кормами нужно иметь в виду возможность заражения эндопаразитами и проявлять к этому особое внимание. Ни в коем случае нельзя давать птицам корм при малейшем подозрении на его недоброкачественность!

Формирование размножающихся пар. Половой диморфизм у журавлей выражен очень слабо, поэтому определение пола, особенно у молодых птиц, вызывает затруднения. Общие размеры тела, линейная длина клюва, расстояние между лонными костями и анатомические особенности клоаки хотя и могут быть использованы для определения пола, но не дают уверенности в правильности этого определения. Даже поведение, свидетельствующее об образовании брачной пары на первых этапах бывает обманчивым, так как известны случаи образования однополых пар. В целом, однако, самки несколько мельче, изящнее и спокойнее, а расстояние между концами лонных костей у них больше, чем у самцов. Как правило, опытный глаз уже заранее определяет пол птицы, а дальнейшее ее поведение подтверждает или опровергает этот диагноз.

При формировании размножающихся пар нужно иметь в виду, что журавли очень агрессивные и сильные птицы. Поэтому первое и весьма продолжительное знакомство будущих партнеров проводится из соседних вольер, разделенных надежным барьером. Постоянно видя и слыша соседа, птицы понемногу теряют агрессивность, привыкают друг к другу и начинают проявлять интерес, который выражается в совместной вокализации, так называемом унисональном дуэте. Только после того, как такой дуэт станет повседневным явлением, можно попытаться объединить птиц в одной вольере. В этом случае лучше самца переводить в вольеру самки. Но при этом необходимо в течение нескольких дней внимательно следить за поведением птиц и при малейшем признаке агрессивности снова их рассадить. Пренебрежение этим правилом может стоить жизни одному из будущих брачных партнеров, причем роковая развязка занимает считанные секунды. Во всем процессе вольерного разведения журавлей формирование пар является, пожалуй, наиболее ответственным моментом.

Искусственное осеменение. Если журавли содержатся в достаточно высоких вольерах с покрытием из капроновой сетки и у них не купированы крылья или не подрезаны маховые перья, они обычно копулируют самостоятельно. Однако искусственное осеменение имеет много преимуществ, хотя и не исключает возможности естественной копуляции. Поэтому при вольерном разведении все образовавшиеся брачные пары следует приучать к искусственному осеменению и регулярно проводить его на протяжении всего периода яйцекладки.

При искусственном осеменении журавлей применяют массажный метод, техника которого вкратце описана в предыдущих разделах. Напомним, что при взятии спермы достаточно двух операторов, а при осеменении самки необходимы трое. Птицу в обоих случаях фиксируют между колен одного из операторов головой назад и одновременно массажируют у неё поясницу и бёдра, причём руки оператора проходят сверху под крыльями птицы. При достижении предкопуляционного состояния, она отвечает на массаж отведением в стороны полураскрытых крыльев, поднятием хвоста и глухим рокочущим криком. В этот момент следует мензуркой или пробиркой собрать сперму с нижнего края клоаки. Некоторые виды (стерх, чёрный журавль, красавка и др.) менее отчётливо отвечают на массаж поясницы, поэтому его следует сочетать с массажем клоаки. При массировании клоаки оператор делает пальцами движения, подобные тем, которые применяют при ручном доении, однако значительно более слабые и нежные. Так же осторожно нужно раздвигать наружный сфинктер клоаки при осеменении самки. Вообще искусственное осеменение - это процедура, которую в совершенстве можно освоить только в ходе длительной практики.

Искусственное взятие спермы начинают с конца февраля - первой декады марта. После того как получена сперма хорошего качества, приступают к искусственному осеменению, продолжая его до конца июня; длительность периода получения доброкачественной спермы 70-110 дней. Осеменение проводят, как правило, 3 раза в неделю и, кроме того дополнительно непосредственно после каждого снесённого яйца.

Инкубация яиц. Самка откладывает яйцо обычно в ночные или предрассветные часы прямо на землю в вольере, чаще всего около стенки. Поэтому в период яйцекладки необходимо каждое утро внимательно осматривать все вольеры, где содержатся брачные пары, и незамедлительно изымать отложенные яйца. При таком методе процесс овуляции не прекращается, и от одной самки вместо двух яиц (что характерно для природных условий), можно получить 6, 8 и даже 17. Нужно, однако, оговориться, что далеко не все эти яйца оказываются оплодотворенными. Тем не менее, известны случаи, когда от одной самки японского журавля получали за сезон до 7 нормальных птенцов. Отложенное яйцо во избежание его заражения рекомендуется брать в резиновых перчатках.

В настоящее время подавляющее большинство яиц, отложенных в вольерах, инкубируется искусственно. Прежде чем положить яйцо в инкубатор, его дезинфицируют слабым раствором формальдегида. После того как оно обсохнет, его измеряют, взвешивают, маркируют мягким карандашом ближе к острому концу (во избежание повреждения воздушной камеры) и регистрируют в специальном журнале (заносят сведения о родителях, дату откладки, массу и размеры).

Оптимальный режим инкубации - 37,6-37,7 °С , по сухому термометру и 29 °С по влажному. Яйца поворачивают автоматически один раз в час на 90° или вручную 4 раза в сутки на 180°. Кроме того, их периодически, дважды в сутки (утром и вечером), охлаждают: вынув из инкубатора, держат 15 мин при 10 °С.

При искусственной инкубации очень важным показателем является динамика потери массы, которая тесно связана с уровнем влажности в инкубационной камере. Потерю массы определяют взвешиванием яиц, которое производят один раз в два дня. К моменту вылупления потеря должна составлять 12-16 % (в среднем 13,3 %) первоначальной массы яйца. В тех случаях, когда масса начинает падать слишком быстро, необходимо увеличить в инкубационной камере влажность и, наоборот, при недостаточном ее падении влажность снижают.

На протяжения всего периода инкубации необходимо контролировать развитие эмбриона. Это достигается путем овоскопирования или водным тестом, о котором говорилось ранее. Овоскопирование на 10-й день показывает, оплодотворено яйцо или нет; на 20 день можно путем водного теста или овоскопирования определить, жив эмбрион или погиб в процессе инкубации. Наконец, за два дня до начала вылупления овоскопирование показывает, правильно ли положение эмбриона в яйце.

Длительность инкубации различна у разных видов журавлей и, кроме, того, варьирует индивидуально. В целом, однако, период инкубации составляет от 28 суток у мелких видов до 33 суток у крупных. Примерно за четыре дня до предполагаемого вылупления яйца переносят в другой инкубатор, специально приспособленный для вылупления птенцов. Температура в нем несколько ниже (36,9 °С), а влажность выше (33,3 °С по влажному термометру). Поворачивать яйца после переноса их в родильный инкубатор не следует, но взвешивать необходимо до появления проклева.

В процессе вылупления различают три стадии. Первая характеризуется писком и царапаньем, которые слышны из яйца, вторая - образованием наклева в скорлупе и третья - собственно вылупление. Период времени от первого писка птенца до проклева составляет у крупных видов (японского и даурского журавлей, стерха) от 18 до 41 ч, у более мелких (канадского, черного, красавки) - от 10 до 32 ч. Писк и царапанье птенца особенно отчетливо слышны, если поднести яйцо к уху. Яйцо в этот период очень активно двигается при проведении водного теста и заметно шевелится, если его положить на ровную поверхность.

По истечении нескольких часов птенец пробивает яйцевым зубом скорлупу в месте воздушной камеры (наклев или проклев). После этого наступает период относительного покоя, когда птенец подает голос, пищит, но не предпринимает больше попыток разрушать скорлупу; этот период составляет около суток, но иногда, затягивается до 36 ч. В это время отверстие в скорлупе желательно периодически слегка увлажнять теплой водой (опрыскивая его) или мокрым ватным тампоном для того, чтобы довольно толстая подскорлуповая оболочка не засохла и не создала дополнительного препятствия птенцу при вылуплении. Иногда можно пинцетом слегка расширить отверстие, не задевая, однако, птенца. Нужно только следить, чтобы не охладить его.

Само вылупление происходит довольно быстро и занимает обычно не более 2 ч. Птенец начинает поворачиваться внутри скорлупы, вокруг длинной оси яйца против часовой стрелки, вскрывая (проклевывая) одновременно скорлупу, с помощью яйцевого зуба в меридиональном направлении ближе к тупому концу так, что вершина яйца полностью отделяется наподобие крышечки. Прежде всего он высвобождает левое крыло, а затем голову, которая в нормальном положении эмбриона подвернута под крыло. Отдохнув, он одним усилием ног выталкивается из скорлупы - вылупление закончено!

Птенец появляется на свет беспомощным, мокрым, с закрытыми глазами. Если развитие яйца проходило нормально, желточный мешок у птенца полностью втянут и никакого кровотечения на животе не бывает. Журавленка нужно осторожно взять в руки, осмотреть, взвесить и снова положить в инкубатор, где он обсыхает примерно 24 ч.

Не всегда, однако, вылупление проходит гладко. Задержка этого процесса - следствие нарушений процесса инкубация, что может проявиться практически на любой стадии. В тех случаях, когда затягивается стадия писка и птенец не проклевывается в положенный срок, нужно попытаться помочь ему. Для этого следует, осторожно проколоть отверстие в скорлупе на месте воздушной камеры и слегка расширить его пинцетом - это облегчит птенцу дыхание и снизит механическую прочность скорлупы. Прокол скорлупы - ответственная операция и успешной она бывает только в том случае, если птенец достаточно сильный. Нередко, однако, после 30-40 ч попыток пробить скорлупу он ослабевает и от нехватки кислорода, и от длительных усилий. Тогда помощь оказывается безрезультатной, но шанс все же есть, и его необходимо использовать.

Нередко задержка происходит и на стадии проклева, и здесь ситуация складывается не менее трагично. Птенец лежит в яйце, слегка высунув наружу кончик клюва, попискивает, но не вылупляется. Проходит десять, двадцать часов, полтора суток. Писк отчетливо слабеет, и тогда приходит время вмешиваться. Нужно аккуратно пинцетом отламывать маленькие кусочки скорлупы по краям проклева, увеличивая отверстие до тех пор, пока не будет снят практически весь свод над воздушной камерой. Особенно следует опасаться повредить кровеносные сосуды подскорлуповой оболочки. Когда отверстие будет достаточно большим, необходимо осторожным мягким движением как бы вытряхнуть птенца из оставшейся скорлупы, имеющей сейчас вид грубого подобия чашки или стакана. Если у вынутого из скорлупы птенца на животе заметно легкое кровотечение, связанное с обрывом сосудов подскорлупной оболочки, или остатки желточного мешка, ранку следует промыть слабым раствором марганцовки и присыпать каким-либо антибиотиком. После этого птенца помещают в инкубатор для обсыхания.

Выращивание птенцов. Во время первых суток жизни, которые журавленок, проводит в инкубаторе, кормить его не нужно, так как он живет в это время за счет запасов желточного мешка (в виде втянувшихся остатков). Когда же он обсохнет, начнет становиться на ножки и передвигаться, его переводят в брудер и здесь начинают кормить. В брудерном помещении журавлят размешают поодиночке в напольных манежах площадью около 0,5 м2 (100х50 см) со стенками из мелкоячеистой капроновой сетки, открытых сверху. Обычно манежи делают разборными, чтобы вне периода размножения их можно было убирать. Пол необходимо застилать грубой мешковиной, чтобы у журавлят не скользили и не разъезжались ноги. Раз или два в сутки мешковину меняют (грязную отдают в стирку). Над каждым манежем подвешивают обогреватель (инфракрасную лампу ИКУФ-1). Высоту подвески нужно регулировать так, чтобы у пола манежа температура была около 30 °С. Лампу размещают у одной из коротких стенок, что помогает создать известный градиент температур и позволяет птенцу самостоятельно выбрать наиболее подходящее место. Кормушку и поилку нужно ставить у противоположной стенки. По мере роста журавленка лампу поднимают, так как он может разбить ее клювом или брызнуть на нее водой во время питья или купания.

В природе взрослые журавли кормят птенца в течение первых недель жизни, поэтому выведенных в инкубаторе птенцов приходится приучать к самостоятельному кормлению постепенно. После того как журавленок обсохнет, ему впервые предлагают корм. Берут окрашенную в желтый или красный цвет палочку (яркий карандаш), имитирующий клюв взрослой птицы, окунают ее в воду, а затем в кормушку, наполненную птенцовым (стартовым) гранулированным комбикормом. Гранулы корма прилипают к палочке, и тогда ее подносят к клюву журавленка. Как правило, птенец сразу же делает попытку клевать палочку и приставший к ней корм. Правда, далеко не всегда первая попытка оказывается удачной, но при известном навыке и терпении за 2-3 ч можно приучить его склевывать гранулы практически без ошибок.

Когда журавленок научится поедать комбикорм, его постепенно начинают приучать к самостоятельному кормлению. Для этого палочку с кормом подносят не к самому клюву, а держат над кормушкой, постепенно сближая с лежащим в ней комбикормом и даже опуская конец палочки в корм. Птенец в этом случае вскоре начинает брать корм уже не с палочки, а прямо из кормушки. Если это достигнуто, можно считать, что главные трудности позади и, если не случится что-нибудь непредвиденное, журавленка удастся вырастить.

Бывают случаи, когда журавленок в первые часы жизни в манеже не хочет склевывать предлагаемый корм, и тогда приходится прибегать к искусственному кормлению: птенца берут в руки, очень осторожно раскрывают ему клюв, кладут в него небольшую, слегка увлажненную гранулу и закапывают в клюв несколько капель воды - журавленок глотает эту порцию. Через несколько минут операцию нужно повторить. Следует, однако, помнить, что пищеварение у маленьких птенцов еще не отрегулировано, и поэтому очень важно не перекормить журавленка. Основное правило гласит: давать корм нужно очень маленькими порциями, но часто. Обычно журавленок после нескольких насильственных кормлений начинает питаться самостоятельно.

Если комбикорм составлен точно по разработанным рецептам, он в принципе удовлетворяет все потребности растущего птенца.

Однако в большинстве случаев полезно добавлять в пищу некоторые дополнительные корма - муравьиные куколки, свежий творог, сваренное вкрутую куриное яйцо, ягоды клубники и малины, нежную молодую зелень салата, одуванчика, люцерны, иногда свежую рыбу или мясо. Вместе с тем нужно иметь в виду, что журавлята легко привыкают к вкусным добавкам и начинают менее охотно поедать сухой стандартный комбикорм, поэтому баловать птенцов ни в коем случае нельзя.

При отсутствии комбикорма случайно попавшего в руки людей журавленка можно выкормить, используя упомянутые выше дополнительные корма в качестве основных. По мере подрастания птенца нужно добавлять в корм вареный рис и другие крупы, слегка смоченный водой или молоком хлеб, вареные измельченные овощи. Очевидно, однако, что при первой возможности такого журавленка необходимо передать в соответствующий питомник или зоопарк.

На протяжении всего периода роста журавлят нужно взвешивать, причем в течение первых трех недель ежедневно, а позже - один раз в 5-7 дней. Полученные при взвешивании данные не только имеют научное значение, но и служат основой контроля за правильностью роста. Наиболее уязвимое место журавлят - длинные ноги, которые при перекорме и излишне быстром росте тела могут существенно деформироваться. Кроме того, регулярный прирост массы должен рассматриваться как показатель общего здоровья журавленка, свидетельство того, что кормление и уход правильны. Средние показатели массы птенцов стерха и некоторых других видов журавлей приведены в табл. 5, 6.

 

5. Возрастные изменения массы птенцов стерха, г

Возраст, дней

Источники информации

МФОЖ (n=6)

ОГЗ* 1979 г. (n=2)

ОГЗ* 1980 г. (n=12)

1

112,8

135,0

128,6

2

106,6

133,0

121,8

3

108,7

132,5

109,8

4

109,7

142,0

120,0

5

119

150

134

6

131

160

149

7

153

175

164

8

185

197

168

9

210

222

184

10

247

230

207

11

266

256

229

12

322

300

265

13

308

345

301

14

398

400

345

15

399

436

388

16

494

505

422

17

527

538

470

18

625

660

561

19

660

730

597

20

773

774

648

 

* Окский государственный заповедник.

 

Естественно, что показатели средней массы, полученные исследователями в питомнике МФОЖ на сравнительно ограниченном материале, не могут быть достаточно жестким критерием, поэтому допустимы отклонения от них в обе стороны до 10 %.

 

==> Часть 2

Реклама