Помочь сайту

Если Вам помогла информация, которую Вы здесь обнаружили - помогите дополнить сайт другими уникальными материалами. Поддержите сайт любой суммой.

Андронова Р.С., Андронов В.А. О методиках полувольного содержания дальневосточных аистов...

Андронова Р.С., Андронов В.А. О методиках полувольного содержания дальневосточных аистов CiconiaboycianaSwinh. и реинтродукции в природу // Дальневосточный аист в России. Отв. ред. Н.М. Литвиненко. Материалы совещания «Дальневосточный аист: состояние, популяции и стратегия сохранения» Владивосток, 13-15 сентября 1999 г. Владивосток: Дальнаука, 2000. С. 96-100.

 

 

О МЕТОДИКАХ ПОЛУВОЛЬНОГО СОДЕРЖАНИЯ ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫХ АИСТОВ CICONIABOYCIANASWINH. И РЕИНТРОДУКЦИИ В ПРИРОДУ

 

Кажущееся внешнее сходство европейского (Ciconiaciconia L.) и дальневосточного аиста (Ciconiaboyciana Swinh) резко противостоит образу жизни этих видов. В отличие от своего родственника, дальневосточный аист избегает селиться в населенных пунктах и ведет скрытный образ жизни. Сокращение мест обитания, влияние пестицидов, прямой отстрел птиц и многое другое привели к резкому сокращению численности дальневосточных аистов в природе. В настоящее время мировая популяция аистов насчитывает около 3000 особей, и при существующей тенденции внутрипопуляционного сокращения общей численности аистов (Андронов В.А., Кастрикин В.А., 1999) ситуацию с неопределенно длительным существованием вида в природе можно рассматривать как критическую.

Одним из традиционных вариантов сохранения дальневосточных аистов могло бы стать создание невольной популяции и искусственное разведение аистов с возможной перспективой реинтродукции потомства в природу. Однако работа в этом направлении продвигается медленно. В настоящее время в зоопарках мира содержится ограниченное количество птиц, а потомство стали получать с 1988 г.  лишь в немногих центрах (Komiya T., 1986; Baoqing H., 1991; Fulin J., 1991; личн. сообщ. K. Archibald). В противоположность европейскому аисту, который легко размножается в неволе и уже имеется опыт по восстановлению природных популяций (Tallone G., Camanni S., 1991; Gandloff B., Gandloff L., 1986; Herzig A., 1989), с размножением дальневосточного аиста связывается множество проблем (Archibald K., 1991; Rozdina O., et all, 1991; Murata K., et all, 1992). В литературе, за исключением отрывочных данных (Zhigang W., et all, 1991), нет сведений об опыте реинтродукции дальневосточных аистов в природу. И, тем не менее, наряду с охраной гнездового ареала и охраной аистов на местах зимовок, должна развиваться сеть питомников и центров по реинтродукции дальневосточных аистов, которая обеспечит сохранение генофонда вида и позволит решить вопрос с восстановлением утраченных географических популяций. Япония и Южная Корея уже создали центры по восстановлению исчезнувших популяций аистов на своих территориях и перспективно занимаются у себя искусственным разведением этого вида.

В России такие исследования проводятся в Хинганском государственном заповеднике на станции реинтродукции редких видов птиц.

Хинганский заповедник расположен на юге Архаринской низменности, являющейся основным очагом гнездования дальневосточных аистов в России (Andronov V., Darman Y., 1998). Поэтому организация здесь полувольного содержания аистов удовлетворяла историческим, ландшафтным и климатическим требованиям, выдвигаемым при содержании и разведении вида в неволе (Флинт В.Е. и др., 1986). Сбор материала проходил с перерывами в течение 6 лет, в период исследований на Станции содержали аистов разных возрастов – от суточных птенцов до взрослых птиц – всего 12 особей.

Наиболее полный опыт выращивания птенцов дальневосточного аиста был получен в 1988 г. при выкармливании 4-х птенцов, начиная с суточного возраста (Андронов В.А., Андронова Р.С., 1992). Для содержания маленьких птенцов использовали картонные коробки с искусственным подогревом, дно застилали мягкой тканевой подстилкой. С 5-ти дней аистят приучали к внешней температуре воздуха, а птенцам старше 12 дней уже не требовался дополнительный обогрев. С этого момента весь световой день аистята находились в искусственном гнезде на улице. До 1996 г. гнездо заменяла деревянная площадка, приподнятая над землей на 0,7-1 м, основание площадки забрасывали сухими ветками и соломой, но даже при такой высоте птенцы получали травмы, когда пытались с нее спрыгнуть. Позднее ее заменило сооруженное нами гнездо, искусно имитирующее настоящее. Как и платформа, гнездо возвышалось на уровне 1,30 м над землей. Эта высота позволяла без сложностей ухаживать за птицами, в тоже время ограничивала у них потребность в дополнительном передвижении по земле. До 2-х месячного возраста аистят оберегали от палящих солнечных лучей, устраивая над гнездом укрытие или унося на это время в помещение. В природе эту роль исполняют листва деревьев и раскрытые крылья родителей. В пасмурную и дождливую погоду птенцов передерживали внутри помещения. С 23-26 дневного возраста аистов уже можно было оставлять в гнезде круглосуточно.

Взрослых птиц, в зависимости от ситуации, содержали либо на свободе под присмотром человека, либо в вольере. В вольере птиц содержали и зимой.

Основу корма для аистов, вне зависимости от возраста, составляла свежая речная рыба, зимой ее заменяла свежемороженая речная или морская. Летом птицы также получали брюхоногих моллюсков, лягушек и мышевидных грызунов. Полувольное (вне вольеры) содержание летом позволяло аистам добирать необходимое питание в природе. Первое время аистят кормили маленькими кусочками рыбы с помощью пинцета, но уже к 10 дням они могли заглатывать мелкую цельную рыбу. До 2-х недельного возраста корм птенцам давали с интервалом в 2-3 часа, затем до месячного возраста – через 4 часа. До слета с гнезда птенцы получали корм 3 раза в день. Аистят старшего возраста, как и взрослых птиц, кормили 1-2 раза в сутки. Корм выкладывали на подстилку в гнезде в небольшом количестве. В жаркие дни птенцов поили водой с ложки. По наблюдениям за семьей аистов в природе, также известно, что в жаркую погоду самка поила птенцов водой, которую приносила в клюве. В период интенсивного роста, до 1,5-месячного возраста, аистята съедали за день пищу в количестве 2/3 своего веса, затем, несмотря на продолжающийся рост, суточное потребление не увеличивалось. Крупной рыбе аисты предпочитали мелкую, прежде чем проглотить рыбу, аисты разминали ее, «перебирая» в клюве. Взрослые птицы могут расчленять крупную рыбу на куски, но чаще просто заглатывают целиком. Наилучшим временем для кормления птиц было утро и вечер, днем они неохотно брали корм. Покинув гнездо, молодые аисты постепенно теряют с ним связь и в короткое время перестают нуждаться в родительской опеке.

Изучить вопросы реинтродукции аистов нам представилось возможным в 1985, 1988 и 1996 годах при содержании аистов в полувольных условиях. В 1988 и 1996 годах в природу успешно были выпущены 3 молодых дальневосточных аиста, которых с птенцового возраста содержали и выращивали на Станции реинтродукции редких видов птиц (в остальные годы птиц в природу не выпускали).

Самостоятельность в действиях у птенцов особенно быстро стала проявляться после их слета с гнезда. Это происходило в возрасте 2-2,5 месяцев. Покинув гнездо, аисты начали осваивать его окрестности и самостоятельно добывать корм. В течение дня они ходили вблизи гнезда и ловили насекомых, выискивали корм в прибрежной полосе озера и на участке болота. В первые 6-8 дней птенцы не удалялись от гнезда далее 100 м, на кормежку и ночевку прилетали на гнездовую площадку. Птенцы быстро обретали навыки полета и уже к концу первой недели после слета с гнезда могли набирать высоту, используя силу встречного ветра. Полет расширял возможности птенцов осваивать новые территории, и уже на 8-ой день они стали улетать на соседние болота. С этого времени связь с гнездовым участком и человеком поддерживалась только за счет подкормки, а также как безопасное место ночевки. Несмотря на то, что аисты весь день собирали корм в природе, к вечеру они возвращались голодными и выпрашивали пищу. Тогда они позволяли подойти к себе очень близко, и при необходимости их можно было даже поймать. К концу 2-ой недели жизни в природных условиях необходимость в искусственной подкормке у птенцов сократилась почти в 2 раза, что свидетельствовало о развитии кормового поведения и возможности обеспечения  себя питанием.

В конце августа у птенцов появилась потребность в дальних перемещениях. Весь световой день они проводили на болоте и только к вечеру возвращались, чтобы получить свою порцию корма. Но проделывали это аисты скорее по инерции, нежели из-за потребности в дополнительной кормежке, т.к. иногда не дожидаясь рыбы, они покидали стационар. Подобное поведение наблюдалось до середины сентября, изредка аисты оставались ночевать на крыше дома, но рано утром уже улетали на болото. С 2,5 месяцев они вели независимый образ жизни, могли разлетаться в совершенно разных направлениях и в течение дня не контактировать, что свидетельствовало о начале распада выводка. Молодые аисты отстаивали свои кормовые участки от посещения их посторонними аистами и ввязывались в конфликт из-за рыбы с полудикими журавлями, но в тоже время на своей территории проявляли терпимость по отношению друг к другу. В сентябре у птиц заметно теряется зависимость от человека и одновременно начинает развиваться территориальное и миграционное поведение. Радиус отлета от места выпуска в это время достигал 20 км. Настоящий отлет происходил в конце августа или середине сентября. Связь с птицами сразу терялась, только в 1996 г. после отлета пары аистов 22 сентября предположительно именно эту пару видели снова 30 сентября в 15 км от места выпуска на территории заповедника. Ускорить отлет аистов можно ранним отлучением от дополнительной подкормки.

Обобщая все выше изложенное, можно сделать следующее заключение. Выращивание дальневосточных аистов в неволе вполне выполнимая работа. Особенность методики  полувольного выращивания и содержания аистов удовлетворяет требованиям подготовки птиц к реинтродукции в природу. Несмотря на то, что с раннего возраста человек заменяет птенцам родителей, у последних не происходит привыкания к нему, и, обретая самостоятельность в действиях после слета с гнезда, аисты очень быстро теряют сначала зависимость от человека, а затем и связь с ним. Характер послегнездовой жизни дальневосточных аистов дает возможность проводить выпуск молодых птиц в первое же лето жизни, что значительно упрощает цикл работы по реинтродукции. Представленные методики еще требуют доработки, в особенности уточнения вопросов расселения аистов после выпуска в природу.

Авторы выражают искреннюю благодарность С.Р. Нафигиной и сотрудникам Станции реинтродукции редких видов птиц Н.В. Кузнецовой и И.В. Блана за оказанную помощь в сборе первичной информации.

 

 

В связи с резким сокращением численности дальневосточного аиста поднимается вопрос о необходимости организации центра по искусственному разведению и выпуску в природу дальневосточных аистов на территории России. Описываются методики содержания и выпуска аистов в природу, разработанные на Станции реинтродукции  редких видов птиц.

 

R.S. Andronova, V.A. Andronov

About methods of semi-wild rearing of Oriental White Stork Ciconia boyciana Swinch. and reintroduction in a wild

State Nature Reserve @Khinganskiy@, Arkhara, Amur region, 676740, Russia

 

Литература

 

1.  Андронов В.А., Андронова Р.С. О получении повторных кладок у дальневосточного аиста // Аисты. Минск, 1992. С. 176-180.

2.  Андронов В.А., Кастрикин В.А. Динамика численности жилых гнезд дальневосточного белого аиста в Хинганском заповеднике // Материалы международной  телеконференции «Биометрика - 2000». Сайт ТГУ.

3.  Разведение редких видов птиц // Флинт В.Е., Габузов О.С., Сорокин А.Г., Пономарева Т.С. М.: Агропромиздат, 1986. 206 с., (12) л. ил.

4.  Andronov V., Darman Y.The Oriental white stork action plan // The Sixth northeast  Asia and north pacific  environmental broom  workshop. Abstracts of articles. Peking, 1998, pp. 4-6.

5.  Archibald K. Recommendations for captive management of the oriental white stork (Ciconia boyciana) // Biol. and conservation of the Oriental White Stork Ciconia boyciana. - (Aiken), 1991. - Pp. 193-202.

6.  Baoqing H. Research on artificial rearing of oriental white storks in captivity // Biol. and conservation of the Oriental White Stork Ciconia boyciana. - (Aiken), 1991. - Pp. 207-211.

7.  Fulin J. Preliminary observations on captive breeding of oriental white storks // Biol. and conservation of the Oriental White Stork Ciconia boyciana. - (Aiken), 1991. - Pp. 213-217.

8.  Gandloff B., Gandloff L. Zucht and Wiederansielung des Weisstorches (Ciconia ciconia) // Voliere, 1986, 9, #2. - 51-53.

9.  Herzig A. Die WeiBstorch-Aufzuchtstation Schwarzach 1989 // Gefied. Welt., 1989, 113, # 11. - 342-344.

10. Komiya T. История дальневосточных аистов (Ciconia ciconia boyciana), содержащихся в Японии в неволе с 1951 г. // J. Jap. Assoc. Zool. Gard. and Aquariums, 1986, 28, #1. - Pp. 16-22.

11. Murata K., Hasegawa T., Matsushima K. Случай гибели дальневосточных аистов в неволе // J. Assoc. Zool. Gard. and Aquariums, 1992, 34, #2-3. - Pp. 23-27.

12. Rozdina O., Sotnikova E., Skakunova E. Notes on oriental white storks, Ciconia boyciana in Moscow Zoo, 1985-88 // Biol. and conservation of the Oriental White Stork Ciconia boyciana. - (Aiken), 1991. - Pp. 203-206.

13. Tallone G., Camanni S. Ilprogetto di reintroduzionedella cicogna bianca in Italia: situazione e prospettive // (Pap.) 2 Conv. naz. biol. selvagg., Bologna, 7-9 marzo, 1991, 19.- Pp. 735-739.

14. Zhigang W., Xiaodong H., Li W., Shen W., Quanhai Y. Hand – rearing and releasing oriental white storks // Biol. and conservation of the Oriental White Stork Ciconia boyciana. - (Aiken), 1991. - Pp. 181-192.