Помочь сайту

Если Вам помогла информация, которую Вы здесь обнаружили - помогите дополнить сайт другими уникальными материалами. Поддержите сайт любой суммой.

Павлющик Т.Е. и др. Некоторые морфологические характеристики глухарей, выращенных в искусственных...

Павлющик Т.Е., Малютина Н.В. Некоторые морфологические характеристики глухарей, выращенных в искусственных условиях // Разведение ценных и редких видов животных. Сборник научных трудов ЦНИЛ Главохоты РСФСР. Москва, 1987. С. 55-61.

 

 

НЕКОТОРЫЕ   МОРФОЛОГИЧЕСКИЕ   ХАРАКТЕРИСТИКИГЛУХАРЕЙ, ВЫРАЩЕННЫХ В ИСКУССТВЕННЫХУСЛОВИЯХ

 

 

В работе рассматриваются такие важные характеристики, отражающие состояние глухарей, выращенных и содержавших­ся в неволе, как индексы сердца, мускульного желудка и раз­личных отделов кишечника. Эти показатели определялись по общепринятой методике (Шварц и др., 1968) для птиц, погиб­ших в питомнике Березинского заповедника в 1972-1984 гг. Пол и возраст глухарей был известен.

Сердце. Абсолютная и относительная масса сердечной мыш­цы характеризует уровень двигательной активности животно­го. Хотя гипертрофия миокарда не всегда является единствен­ным ответом сердечно-сосудистой системы на повышение ак­тивности, основная закономерность здесь такова: чем большая работа совершается сердцем в единицу времени, тем резче вы­ражена его гипертрофия (Шварц и др., 1968; Дофинский, 1981). Таким образом, изменение абсолютной и относительной массы сердца у животных, содержащихся в неволе, в сравне­нии с дикими может служить показателем их двигательной ак­тивности и свидетельствовать об адекватности условий содер­жания.

Глухари в питомнике Березинского заповедника содержа­лись в ограниченных по площади вольерах и клетках (соответ­ственно 20-35 и 9 м2), причем максимальная продолжитель­ность жизни в неволе составила 11 лет. Сопоставление индек­са сердца глухарей из питомника и диких птиц (табл. 1) сви­детельствует о том, что изменчивость этого показателя у птиц из питомника не выходит за пределы нормальной видовой изменчивости данного органа. Следовательно, при содержании в неволе даже при ограничении площади клетки до 9 м2 дви­гательная активность глухарей сопоставима с таковой в при­родных условиях. Это вполне объясняется тем, что физиоло­гическая потребность данного вида в движении невелика: глу­харь в природе ведет довольно малоподвижный образ жизни,проводя в полете, особенно в зимнее время, всего несколько минут в сутки (Семенов-Тян-Шанский 1959; Потапов, 1982). В семействе тетеревиных глухарь имеет один из самых низких сердечных индексов, уступая только рябчику (Шварц и др., 1968).

alt

Мускульный желудок. Среди выращенных в питомнике глу­харей максимальная масса желудка обнаружена у самцов в возрасте 6-11 лет: 110,4±10,8 г. У самок старше одного года возрастные изменения массы желудка отсутствуют. Сравнение относительной и абсолютной массы мускульного желудка глу­харей из питомника и диких птиц (табл. 2) показало, что эти величины у птиц из питомника всегда ниже, чем в природе. Только у активно токующих самцов бассейна р. Енисея индекс желудка был ниже, чем у глухарей в неволе (Бухменов, 1973).

alt

Если принять за 100 % массу мускульного желудка у диких глухарей Березинского заповедника, то уменьшение ее у птиц из питомника составило 10,4 % для самцов и 8,5 % для самок, что значительно ниже сезонных вариаций массы данного ор­гана у тетеревиных птиц (Семенов-Тян-Шанский, 1959). В на­ших опытах глухари в неволе потребляли искусственные корма со средним содержанием сырой клетчатки 15 % от сухого ве­щества, что привело к сравнительно небольшому, по стабиль­ному уменьшению массы мускульного желудка в сравнении с дикими птицами. Поскольку это уменьшение не выходит за пределы сезонных изменений массы мускульного желудка ди­ких птиц, связанных с сезонными изменениями их рационов, можно предположить, что оно не будет существенным препят­ствием для перехода глухарей, выращенных в неволе, на ес­тественные корма в случае их выпуска в природу.

Кишечник. Суммарная длина тонких и прямой кишок у птиц из питомника представлена в табл. 3, слепого отдела ки­шечника - в табл. 4. Комментируя эти таблицы, необходимо отметить, что у глухарей, получавших искусственные корма, наибольшие изменения произошли именно в слепом отделе ки­шечника. Как известно, длина слепых кишок - признак адап­тивный,  зависящий  от рациона  и  от продолжительности зимнего периода, т.е. от длительности употребления тетеревины­ми птицами грубых кормов (Потапов, 1974). Длина слепых кишок варьирует у разных популяций внутри вида и у данной популяции в разные сезоны, причем северные популяции обыч­но имеют большую длину слепого кишечника, чем обитающие в южных широтах  (Потапов, 1974; Jasaway, 1976).

alt

alt

Дикие глухари Березинского заповедника имеют меньшую длину всех отделов кишечника в  сравнении с птицами, обитающими севернее. Однако даже в сравнении с птицами мест­ной популяции уменьшение общей длины кишечника у глуха­рей из питомника составляет 16,8 %, а слепого отдела - 17,4 % для самок и соответственно  14,4 и 21,9 %  для самцов. Низкая вариабельность как абсолютных, так и относительных показа­телей длины различных отделов кишечника указывает на их стабильность и косвенным образом свидетельствует о сохране­ниями значимости процессов пищеварения в слепом отделе ки­шечникадля глухарей, потребляющих в неволе искусственные рационы. Для сравнения укажем, что коэффициент вариации слепого отдела кишечникау диких глухарей составляет 11 % (Добринский, 1981), следовательно, вариабельность этого по­казателя у птиц из питомника сопоставима с нормальной для вида. Нормальные сезонные вариации в длине слепых кишок составляют примерно 11,6 % (Jasaway, 1976),   следовательно, полученные  в   наших   экспериментах   результаты   выходят   за пределы этих вариаций.

Одним   из   важнейших   факторов,   вызывающих  сокращение длины  кишечника  у  тетеревиных  птиц, разводимых в  неволе, является низкое в сравнении с естественными кормами содер­жание клетчатки в рационах. Так, в экспериментах на шот­ландской куропатке, получавшей искусственные рационы с 11-12 % сырой клетчатки, сокращение длины слепого отдела кишечника составило 48 %, а тонких и прямых кишок – 28 % (Moss, 1972), что почти в 2 раза превосходит полученные нами результаты при содержании в рационе примерно 15 % сырой клетчатки. Мы предположили, что, изменяя рационы содержа­щихся в неволе птиц в сторону увеличения содержания грубых зеленых и веточных кормов, можно до некоторой степени скор­ректировать негативное влияние искусственных рационов на длину кишечника. С этой целью мы сопоставили длину кишеч­ника у молодых глухарей, выращенных в питомнике и полу­чавших рационы, отличающиеся по содержанию сырой клет­чатки (табл. 5). Птицы, выращенные в 1983-1984 гг., полу­чали с 40-дневного возраста грубые зеленые корма: вико-овсяную смесь и желтый люпин. Хвою сосны они начали потреблять в 70-дневном возрасте. Глухари, выращенные в 1974 и 1976 гг., получали в течение всего периода выращивания мяг­кую огородную зелень. Хвоя сосны была включена в рацион с   90-дневного  возраста.   У   глухарей   1983-1984   гг.   отмечено статистически достоверное увеличение абсолютных размеров кишечника в сравнении с группой, рацион которой был огра­ничен по сырой клетчатке. Относительные размеры кишечника также оказались выше у птиц 1983-1984 гг., однако статисти­чески достоверные различия получены только для индекса суммарной длины тонкого и прямого отделов кишечника, что, возможно, связано с малой величиной выборки. Проведенное сравнение указывает на возможный путь совершенствования рационов глухарей при разведении в неволе с целью прибли­жения морфологических характеристик пищеварительного тракта к норме, свойственной диким птицам.

alt

 

Выводы

 

1. Величина индекса сердца у глухарей, содержащихся в
неволе, не выходит за пределы нормальной видовой изменчи­вости данного показателя, что свидетельствует об адекватно­сти условий содержания глухарей их физиологической потреб­ности в движении.

2. Уменьшение массы мускульного желудка у глухарей, потребляющих искусственные корма, содержащие около 15 % сы­рой  клетчатки, составляет 10,4 % для самцов и 8,5 % для самок  в  сравнении  с  дикими птицами местной популяции, что ниже сезонных вариаций массы данного органа.

3. Уменьшение длины кишечника у глухарей, содержащих­ся в неволе, может быть скорректировано путем увеличения содержания сырой клетчатки в рационе за счет грубых зеле­ных и веточных кормов.

 

ЛИТЕРАТУРА

 

Бухменов В.П. О соотношении половой активности глухарей с их морфо-физиологическими  особенностями   // Экология,   1973.  № 3.  С.  94.

Добринский Л.Н. Динамика морфо-физиологических особенностей птиц. М.: Наука, 1981.

Потапов Р.Л. Адаптации семейства Tеtraonidae к зимнему сезону // Труды ЗИН АН СССР. Л., 1974. Т. 55. С. 207-251.

Потапов Р.Л. Биоэнергетика тетеревиных птиц в зимний период // Тру­ды ЗИН АН СССР. Л., 1982. Т. 113. С. 57-67.

Семенов-Тян-Шанский   О. И.  Экология   тетеревиных  птиц. М., 1959.

Шварц С.С., Смирнов В.С, Добринский Л.Н. Метод морфо-физиоло-гических индикаторов в экологии наземных позвоночных // Труды Института экологии растений и животных Уральского филиала АН СССР. Свердловск. 1968. Вып. 58. С. 1-387.

Jasaway W. Seasonal variations in diet, volatile fatty acids production and size of the cecum of Rock ptarmigan // Соmр. Biochem. Physiol., 1976, 53A. P.  109-114.

Moss R. Effects of captivity on gut length in Red Grouse // Wildlife Management, 1972. V. 36. № 1. p. 99-104.

Pulliainen E. Heart-body weight ratio in the Willow grouse and Rock Ptarmigan in Finnish Lapland // Orris Fennica, 1980. V. 57.  P. 88-90.