Помочь сайту

Если Вам помогла информация, которую Вы здесь обнаружили - помогите дополнить сайт другими уникальными материалами. Поддержите сайт любой суммой.

Лежнёва И.П. Использование селекции для улучшения культуры весенней капустной мухи...

Лежнёва И.П. Использование селекции для улучшения культуры весенней капустной мухи (Diptera, Anthomyiidae) при её массовом разведении // Первое всесоюзное совещание по проблемам зоокультуры. Тезисы докладов. Часть третья. Москва, 1986. С. 191-194.


ИСПОЛЬЗОВАНИЕ СЕЛЕКЦИИ ДЛЯ УЛУЧШЕНИЯ КУЛЬТУРЫ ВЕСЕННЕЙ КАПУСТНОЙ МУХИ (DIPTERA, ANTHOMYIIDAE) ПРИ ЕЁ МАССОВОМ РАЗВЕДЕНИИ


Весенняя капустная муха Delia brassicae Bouche является серьезным вредителем крестоцветных культур. Разрабатываемые в настоящее время биологические и генетические меры борьбы с этим объектом основаны на выпусках в поле больших количеств насеко­мых. Токсикологические и   биохимические исследования, проводи­мые на капустных мухах также должны быть обеспечены значитель­ными объемами стандартного живого материала. Следовательно, от того, насколько продуктивной и технологичной будет разводи­мая культура вредителя, зависит успех борьбы с последними.

Природную ленинградскую популяцию весенней капустной мухи, как показали наши исследования (Лежнева, 1984), характеризуют значительные индивидуальные различия по фотопериодической реак­ции и срокам преимагинального развития. В частности, при 18-ча­совом фотопериоде и температуре 22-24 °С только 75,0 % куколок развиваются   активно, но и у них вылет растянут на 15-20 дней. Около 2 % особей вылетают из пупариев лишь через 30-40 дней по­сле окукливания, т.е. налицо, по терминологии Р.С. Ушатинской (1973), субдиапауза. Остальные особи (23 %) при вышеуказанных условиях оказываются длительно диапаузирующими, для их реакти­вации необходимо продолжительное воздействие низких температур, что можно расценить как собственно диапаузу. Такая разнокачественность индивидуумов в природной популяций мух имеет безуслов­но адаптивную роль, но при массовом разведении она в значитель­ной степени затрудняет механизацию технологических процессов. Поэтому необходимо нивелирование индивидуальных различий, что может быть обеспечено с помощью селекционных методов.

Повысить однородность лабораторной культуры весенней капуст­ной мухи по восприятию 18-часового фотопериода и температуры 21-23 оС мы попытались с помощью непрерывного массового отбора ак­тивно развивающихся особей. В течение первых десяти сеансов от­бора число диапаузирующих куколок в культуре снизилось более чем в 5 раз, составив в 10-м поколении 4,8 %. Причем продолжите­льность диапаузы в линии оказалась значительно ниже, чем в при­родной популяции, большая часть диапаузирующих особей реактиви­ровалась в течение 40 дней,  без воздействия низких температур. Дальнейшие 11 отборов не давали ответа, и лишь в 22-м поколении число диапаузирующих куколок в культуре снизилось до 2,7 %.  В двух последующих поколениях низкий уровень диапаузы сохранялся, по интенсивности этот физиологический покой соответствовал субдиапаузе.

Начиная с 12 поколения, мы стали проводить в линии массо­вый отбор на сокращение индивидуальных различий по продолжите­льности развития личинок, одновременно выбраковывая мелких осо­бей. К 6-му поколению размах изменчивости по этому признаку сократился с 27 до 10 дней, причем 80 % личинок формировали пупарии за 5 дней, что вполне приемлемо для технологии разведения. Средняя плодовитость в этой селекционной линии при массовом содер­жании составила 192,1 яйца на одну самку в течение жизни, в 2,0 раза выше, чем в природной популяции.

Для природной популяции весенней капустной мухи характерна также значительная вариабельность по весу пупариев (от 5 до 24 мг). Однако прямое селекционное воздействие для выравнивания этого показателя применять сложно, т.к. разный вес пупариев обу­словлен не столько наследственностью, сколько средовыми факторами. Так, низкий вес пупариев наблюдался у особей, личиночное развитие которых проходило при недостатке корма или на неблаго­приятном субстрате - редисе, турнепсе, при избытке влажности, температуре более 25 °С; высокий вес пупариев отмечался при пи­тании на свежей брюкве, репе, редьке, при оптимальной влажности, коротком световом дне, температуре 12-14 °С, Повысить вес пупа­риев, а, следовательно, и плодовитость имаго, оказалось возмож­ным, используя выявленные нами (Лежнева, 1984) особенности фотопериодической реакции весенней капустной мухи. Как мы выясни­ли, этот вид в коротком дне еще на стадии личинки усиленно на­капливает резервные питательные вещества. При этой существенное повышение веса пупариев происходит даже при неизменном расходе питательного субстрата (1,5 г брюквы на 1 яйцо мухи). Наличие одновременно и качественной, и количественной реакций уже отмечалось у некоторых видов насекомых (Тыщенко, 1983; Заславский, 1984), но у весенней капустной мухи в природной ленинградской популяции у единичных особей отсутствовала качественная фотопериодическая реакция при полном сохранении количественной реак­ции, т.е. они активно вылетали из крупных, физиологически под­готовившихся к диапаузе пупариев. Эти особи оказались ценным материалом для получения высокопродуктивной линии весенней ка­пустной мухи. За 6 поколений отбора число особей, активно вы­летающих из крупных, сформировавшихся при 6-часовом дне пупа­риев возросло с 6,3 до 84,2 %.  Вес пупариев был в средней в 1,8 раза выше, чем при длинном, 18-часовом дне, плодовитость соста­вила  234,0 яйца на  самку (в 2,5 раза выше, чем в природной по­пуляции при длинном дне).

Таким образом, получено практическое подтверждение того, что методы селекции, ориентированные на фотопериодические реакции насекомых, могут быть полезны при массовой разведении фито­фагов в защите растений.