Помочь сайту

Если Вам помогла информация, которую Вы здесь обнаружили - помогите дополнить сайт другими уникальными материалами. Поддержите сайт любой суммой.

Одинашоев А.О. Опыт содержания сибирского козерога в условиях неволи.

Одинашоев А.О. Опыт содержания сибирского козерога в условиях неволи // Первое всесоюзное совещание по проблемам зоокультуры. Тезисы докладов. Часть первая. Москва, 1986. С. 174-175.

 

 

ОПЫТ СОДЕРЖАНИЯ СИБИРСКОГО КОЗЕРОГА В УСЛОВИЯХ НЕВОЛИ

 

 

Сибирский козерог с давних времен служит объектом спортивной и промысловой охоты на Памире. Вместе с тем он может быть эффек­тивно использован при выведении новых более высокопродуктивных и лучше приспособленных к отгонно-пастбищному содержанию пород домашних коз. Материалом для данного сообщения кроме собственных данных послужил опыт местных жителей, в разное время занимавших­ся содержанием козлят сибирского козерога в условиях неволи. Коз­лята козерога в первые дни после рождения при опасности не могут быстро бегать за матерью и вынуждены прятаться на месте под каким-либо камнем, где их легко отловить. Козерогов в неволе содер­жали в отдельных помещениях, сооруженных из камней.

В начале 50-х годов учитель Мамадбунаев в долине Гунта (пос. Вир) на высоте 3500 м над ур. м поймал недельного козленка, кото­рый в условиях неволи жил около 1,5 лет. М.Музофиршоев в первых числах июня 1968 г. в Аличурской долине на высоте 4200 м над ур. моря поймал двух козлят (самца и самку) в возрасте примерно от 3 до 5 дней. В неволе козлят до 1,5 месячного возраста 3 раза в день кормили коровьим молоком. Позже козлят перевели на питание растительным кормом. Из Аличурской долины в сентябре козлят иеревезли в долину Гунта (пос. Чартым), где они жили до 9-летнего возраста. Самка сибирского козерога в неволе во второй половине мая 1971 г. на третьем году жизни родила одного козленка, в 1972 и 1973 гг. в те же сроки она также рождала по одному козленку. Беременная самка перед родами уходила в укромные места в горы на расстояние 3-4 км от поселка и там приносила потомство. В июне-июле, а в некоторых случаях до начала августа, кормящая самка скрывалась от кровососущих насекомых высоко в горах. Только в се­редине августа мать с козленком вместе возвращалась в поселок. Первый козленок жил в неволе до пяти, второй до четырех и третий до пяти лет, а затем они ушли в горы и больше не возвращались. Козлята в неволе растут сравнительно быстро и к осени достигают массы около 15-16 кг. Самец, пойманный в 1968 г. к 1976 г. имел массу 120 кг, а самка примерно 60-70 кг. Козленок, пойманный в бассейне р. Акбайтал в июне 1972 г., жил в неволе до августа. Молодой самец, пойманный в урочище Акархар в июне 1979 г., весил около 10 кг, в августе его перевезли на биостанцию Чечекты, где он жил до конца сентября. Ежедневно 3 раза в день, кроме травы, козленка кормили молоком и в течение дня козленок вместе с домаш­ними козлятами пасся на залуженных участках биостанции. Здесь он охотно поедал листья, стебли и цветки таких растений как клинелимус поникший, бескильницы Гаккеля, лапчатка Муркрожта, ячмень туркестанский и лапчатка памирская.

Зимой козероги ели сено, заготавливаемое для домашних живот­ных. В состав сена входили такие виды растений как люцерна, кле­вер, ячмень, горох, разные виды осоки, злаки и разнотравье. Зве­ри очень быстро привыкают к условиям неволи, охотно берут из рук корм (яблоки, картофель, морковь, огурцы, а также корки дыни иарбуза).

При скрещивания с самками домашних коз ангорской породы по­томство по внешнему виду и поведению больше напоминает сибирско­го козерога.