Помочь сайту

Если Вам помогла информация, которую Вы здесь обнаружили - помогите дополнить сайт другими уникальными материалами. Поддержите сайт любой суммой.

Овсюкова Н.И., Михайлова Е.П., Рыбальченко А.А. Изучение сингамоза в Майкопском фазанарии

Овсюкова Н.И., Михайлова Е.П., Рыбальченко А.А. Изучение сингамоза в Майкопском фазанарии // Дичеразведение в охотничьем хозяйстве. Сборник научных трудов ЦНИЛ Главохоты РСФСР. Москва, 1982. С. 214-227.

 

 

ИЗУЧЕНИЕ СИНГАМОЗА В МАЙКОПСКОМ ФАЗАНАРИИ

 

 

Одной из самых патогенных нематод, паразитирующих у домашних и диких птиц является Syngмus trachea. Она имеет ши­рокий круг дефинитивных хозяев. Их список включает 34 вида птиц из шести отрядов. Сингамусы у птиц констатированы во всех географических зонах СССР, а также обнаружены в Западной Европе, Северной и Южной Америке и Австралии. Заражение сингамозом происходит как прямым путем (непосредственно инвазион­ными яйцами с созревшей личинкой), так и через резервуарных хозяев, которыми являются, в первую очередь, дождевые черви, а также многие виды жуков и некоторые моллюски. Яйца сингамусов слабо устойчивы во внешней среде. По данным К.М. Рыжикова (1949), в лабораторных условиях они теряют свою активность при сохранении свыше 30-35 дней. Цыплята, которым в корм при­мешивали помет с яйцами сингамусов, пролежавший зиму под сне­гом, весной не заражались, так как инвазионные яйца в зимнее время погибают. Однако инвазия хорошо сохраняется в резервуар­ных хозяевах. При этом интесивность заражения может быть очень высокой - более тысячи личинок в одном дождевом черве. Если учесть при этом, что дождевой червь живет в среднем 6-7 лет, а по данным некоторых авторов - до десяти (Тиунов, 1960), то легко представить, насколько стойкий очаг может создать даже небольшое количество этих резервуарных хозяев.

Огромное влияние на поддержание инвазии в естественных условиях оказывают дикие птицы. Однако, их роль в распростра­нении паразитов неидентична: наиболее активное участие в этом процессе принимают врановые птицы, широко распространенные по территории Союза. Например, у серой вороны в СССР зарегистри­ровано 90 видов гельминтов, среди которых наиболее часто встре­чаются Syngamus trachea. Экстенсивность сингамозной инвазии у серой вороны довольно высокая. В Костромской области она составляет 84,8 %, в Оренбургской области - 45,1 %, в Горьковской - 41,1 %, в Коми АССР - 37,5 %. Интенсивность инвазии колеблется от до 51 пары гельминтов (Будкин, 1974а). Значительно зара­жены сингамозом и грачи. В Горьковской области экстенсивность заражения составляет 72 %, в Витебской - 80,7 % при интенсивности от 1 до 19 пар гельминтов. В местах гнездования грачей об­разуется стойкий очаг сингамоза, обусловленный тем, что в этот период они ведут колониальный образ жизни с четко выраженным гнездовым консерватизмом. Колонии грачей существуют на одном месте до десяти лет, поэтому в них сингамусы встречаются посто­янно на всем протяжении гнездования. Инвазированность птенцов грачей по данным Будкина (1974б) непостоянна и зависит в боль­шей степени от погодных условий и особенностей биотопов в рай­оне гнездования, связанных с наличием резервуарных хозяев – дождевых червей. При этом интенсивность заражения старых мно­голетних колоний грачей в пять раз выше, чем "молодых".

Постоянные очаги сингамозной инвазии отмечены особенно в местах с теплым влажным климатом. В подобной эпизоотологической ситуации и климатических условиях находится Майкопский фазанарий Краснодарского лесоохотничъего хозяйства (ГЛОХ).

Он расположен в районе влажных дубовых лесов с теплым клима­том: короткой и малоснежной зимой; теплой, умеренно влажной весной; жарким, достаточно влажным летом; сухой осенью. Чис­ло дней с осадками – 115-150 в году. Здесь на протяжении ря­да лет отмечены вспышки сингамоза среди молодняка фазанов и павлинов, а также и взрослой птицы. Молодняк болеет намного тяжелее, поскольку просвет трахей у цыплят более узкий, чем у взрослых птиц - в результате чего даже одна пара сингамусов мо­жет вызвать удушье. Кроме того иммунологическая система моло­дого организма еще не способна противостоять внедрению гель­минта.

Для выяснения степени зараженности резервуарных хозяев личинками сингамид мы провели исследование дождевых червей, собранных в вольерах и около них. Работа проводилась в летний период с 1975 по 1977 гг. Количество дождевых червей на площади 1 м при глубине 20 см вблизи вольер было неодинаковым и колебалось от 1 до 15 экземпляров в зависимости от типа почв. Сначала всех червей взвешивали, а затем помещали в чашку Петри с агар-агаром и после полного освобождения кишечника чер­вя от земли подсчитывали личинок компрессорным методом под лупой (табл. 1).

Таблица 1

Результат исследования дождевых червей на зараженность личинками сингамусов в Майкопском фазанарии

1975 г.

1976 г.

1977 г.

Масса червя (мг)

Кол-во личинок

Масса червя (мг)

Кол-во личинок

Масса червя (мг)

Кол-во личинок

2045

6168

1987

2007

2080

3004

2031

3001

6136

-

2063

2841

2033

-

3001

1968

1967

-

1070

1470

1470

1050

2000

-

1083

-

1573

-

1040

960

840

534

534

970

830

458

700

342

342

748

740

257

710

-

630

346

739

-

610

137

510

146

650

146

617

-

410

98

310

91

627

-

397

98

230

120

430

220

381

-

150

120

120

97

140

13

68

21

650

235

96

19

68

-

65

17

81

7

61

11

 

Как показали исследования, экстенсивность заражения дож­девых червей на территории фазанария на протяжении нескольких лет была примерно на одном уровне: от 66,3 % до 73,2 %, что свидетельствует о стойкости и давности сингамозного очага в этой местности. Большое количество личинок сингамид в организме червя связано с объемом пропускаемой через его организм почвы в течение жизни и прямо пропорционально массе червя. Так, у самого крупного из зараженных черней - массой 2045 мг выявлено наибольшее количество личинок - 6168, у самого мел­кого (65 мг) - наименьшее количество - 17. Можно считать, что на каждые 100 мг массы червя приходится от 150 до 160 личи­нок.

При экспериментальном заражении 10-дневных цыплят дозой 100 инвазионных яиц на голову отмечена 100%-ная их гибель (Будкин, 1977). Следовательно, каждый червь практически несет в себе несколько летальных доз для молодняка птицы.

В вольерах, где земля сверху посыпата слоем ракушечника, дождевых червей не обнаружено, но птицы имели клинические при­знаки сингамоза. Это связано с наличием иных резервуарных хо­зяев и периодическим перемещением фазанов по разным вольерам из зоотехнических соображений.

Содержание фазанов в вольерах по 120 голов способствует ежедневному контакту с инвазионным началом. В результате про­веденных гельминтокопрологических исследований молодняка фазанов в этом хозяйстве в течение 1975-1977 гг., а также вскрытия 1500 голов павшей птицы, установлено, что экстенсивность инва­зии держится на уровне 65 % без тенденции к снижению, а интен­сивность колеблется от 1 до 32 пар гельминтов. В природном биогеоценозе при такой плотности птиц и эпизоотологической об­становке произошло бы резкое снижение количества особей, пришли бы в действие факторы регуляции численности, как это быва­ет у млекопитающих во время эпизоотии (Макфедьен, 1965; Шмальгаузен, 1969; Оdum, 1954). На дичефермах, создавая искусст­венные плотности, мы имеем возможность сократить отход птицы, прервав биологическую цепь развития паразита, например, с помощью препаратов, способствующих удалению как половозрелого гельминта, так и находящегося на одной из промежуточных стадий развития. Наиболее приемлемым способом дачи лекарства мы счи­таем групповое скармливание в виде добавки к основному корму.

Поэтому антгельминтик должен обладать большим терапевтическим индексом и быть малотоксичным, так как расчет дозы ведется на группу. Сложность воздействия препаратов на сингамид заключа­ется в том, что этот гельминт по типу питания гематофаг, име­ет хорошо развитую ротовую капсулу с восемью зубами, которы­ми он плотно прикрепляется к стенке трахеи. Поэтому при пероральном введении антгельминтика контакт его с паразитом дол­жен осуществляться через кровь хозяина, чтобы обеспечить пол­ный эффект имагинальной дегельмитизации. Организм хозяина так­же не остается безразличным к введению лекарств, в результатеего могут возникнуть побочные реакции со стороны различных систем организма, которые можно улавливать визуально по пове­дению птицы, а также с помощью различных лабораторых методов. Для борьбы с сингамозом фазанов в Краснодарском ГЛОХ мы провели ряд предварительных опытов по изучению влияния гель­минтов на организм фазанов, а также испытали несколько препаратов, обладающих ярко выраженным нематоцидным действием, сре­ди которых основное внимание было уделено нилверму и бенацилу. Механизм действия нилверма на нематод заключается главным образом в том, что этот препарат, являясь специфическим ингибитором фумаратредуктазы, нарушает процессы тканевого дыхания у гельминтов за счет блокирования реакции восстановления фумарата (Bossche, 1967). Нилверм прошел широкое испытание в практике и показал хороший результат при нематодозах (кишеч­ных и легочных) у овец, свиней, кабанов и т.д.

Бенацил - отечественный препарат, синтезированный в 1971 г., имеет смешанный механизм действия - гладкомышечный и холинолитический. При введении внутрь он вызывает усиление актив­ности кишечных ферментов в течение трех суток. Химиотерапевтический индекс бенацила больше 7. Бенацил прошел испытание в некоторых птицехозяйствах и показал экстенсэффективность более 80 % при аскаридозе и гетеракидозе кур (Веселова, 1973; Федотова, 1977).

На фазанах эти препараты ранее не испытывались, поэтому при выборе доз мы руководствовались уже известными для сель­скохозяйственных животных. Первый опыт мы провели в мае 1975 г, на самцах фазанов северокавказского подвида в возрасте одного года, давших положительный результат на сингамоз из 150 птиц, подвергшихся копроскопическому обследованию. Это поголовье раз­били на 6 подопытных групп, получавших препараты в различных дозах. Контролем служили зараженные фазаны, не получавшие ле­карств. Птицы подопытных и контрольных групп были примерно оди­наковой массы, упитанности, содержались в равных условиях на земляном полу в сетчатых вольерах, покрытых капроновой делью. Внутри вольер - деревянные кормушки и металлические поилки, ко­торые за период наблюдений не обрабатывались никакими дезосредствами. Основным кормом для фазанов служила мешанка из комбикорма с добавлением измельченной зелени. Оба препарата вводили в корм непосредственно перед скармливанием. Дегельминтизировали птиц по однодневному курсу. Копрологические исследования провели на третий и пятый день после дачи лекарств. Ре­зультаты исследования отражены в таблице 2.

Таблица 2

Антгельминтная эффективность нилверма и бенацила при сингамозе взрослых фазанов

Группа птиц и доза препарата (мг/кг массы тела)

Кол-во голов

Результат исследования

Примечание

Дата копро-логического исследования

Число

освободившихся птиц

Дата копро-логического иссле-

дования

Число освободившихся птиц

1. Подопытная (нилверм, 10)

5

25.V

0

27.V

0

Поедаемость хорошая; отклонений в поведении нет.

2. Подопытная (нилверм, 30)

5

25.V

3

27.V

0

Поедаемость хорошая; общ. сост. удовлетворительное.

3. Подопытная

(нилверм, 90)

5

25.V

1

27.V

0

Общее состояние угнетённое, перья взъерошены.

4. Подопытная (бенацил, 10)

5

25.V

0

27.V

0

Поедаемость хорошая.

5. Подопытная (бенацил, 30)

5

25.V

0

27.V

0

Общее состояние удовлетворительное.

6. Подопытная (бенацил, 130)

5

25.V

0

27.V

0

Общее состояние угнетённое, перья взъерошены, понос

 

Как показали результаты, эффективность действия нилверма и бенацила различная. После применения бенацила результаты копроскопического исследования на яйца сингамусов были положи­тельными как натретий, так и на пятый день, а нилверм в до­зе 30 мг/кг оказал антгельминтное действие на паразитов, в результате чего три фазана освободились от сингамусов. Повыше­ние дозы нилверма до 90 мг/кг не способствует улучшению нематоцидного эффекта и вызывает побочные явления, поэтому для последующих испытаний этого препарата мы брали дозы до 30 мг/кг.

Второй опыт проводили летом 1976 г. с целью выяснения влияния сингамид на организм и хозяина. Для эксперимента было отобрано 30 голов фазанов 75-дневного возраста, которых распределили на три группы по 10 птиц в каждой. Фазанятам подопытной группы задали иилверм в дозе 15 мг/кг по двухдневному курсу; контролем служили 10 птиц, зараженных сингамозом и 10 неинвазированных, не получавших антгельминтик. Каждая группа птиц была помещена в отдельную вольеру. Для выяснения влияния сингамозной инвазии на показатели крови было проведено трехкратное гематологическое обследование фазанов на гемоглобин (по Сали) с одновременным подсчетом абсолютного и относительного количества лейкоцитов. Кровь у фазанят брали из подкрыльцовой вены. Интенсивность сингамозной инвазии по данным копроскопии в подопытной и контрольной группе до начала эксперимен­та составляла 12-18 яиц в поле зрения микроскопа.

Из таблицы 3 видно, что организм фазанов не остается безразличным к паразитированию сингамид. Так, количество ге­моглобина у зараженной птицы по сравнению с таковым у незараженных цыплят почти в два раза ниже. Удаление гельминтов спо­собствует постепенному повышению его уровня, однако и через 10 дней после удаления он остается сравнительно низким. Ве­роятно, это связано с продолжительным обескровливанием орга­низма птиц при паразитировании сингамид и стойким нарушением работы кроветворных органов. Патологоанатомическое вскрытие зараженных сингамозом фазанят в конце опыта показало анемич­ность как видимых слизистых, так и внутренних органов. Интенсивность инвазии в группе зараженныхфазанов в среднем составила 6-7 пар гельминтов.

Таблица 3

Влияние сингамозной инфекции на показатели крови у фазанов

Группа птиц

Количество голов

Показатели крови (в среднем) и дата исследования

18.08

24.08

28.08

Нв мг/%

лейкоциты, %

Нв мг/%

лейкоциты, %

Нв мг/%

лейкоциты, %

1. Подопытная (заражение + нилверм)

10

6,5

1,3

7,9

1,2

10,3

1,2

2. Контрольная (заражение)

10

6,2

1,2

6,7

1,5

6,7

1,6

3. Контрольная (незаражённая)

10

13,8

0,8

13,8

0,9

14,1

н.д.

 

Увеличение абсолютного и относительного числа лейкоцитов в 1 и 2 группах произошло за счет базофилов, а такие сегментоядерных псевдоэозинофилов и лимфоцитов, в то время как число эозинофилов не превысило 0,5 %. Лейкоцитоз обычно сопровождает воспалительные процессы в организме независимо от их происховдения (травматические повреждения, инфекция и т.д.). Связан он также и с присутствием гельминтов, поскольку после их удаления происходит постепенное снижение уровня лейкоцитов к 10-му дню. Однако, если например, при аскаридиозе резко вы­ражен аллергический компонент в виде эозинофилии, то при сингамозе у фазанов мы этого не отметили, что может быть связано с видовой особенностью как гельминта, так и хозяина.

Третий опыт. Цель его – изучить действие нилверма на преимагиальную форму сингамид. Для проведения этого эксперимен­та был взят молодняк фазанов и павлинов - как равноценных хо­зяев паразита. Подопытные группы фазанят (30 голов) и павлинят (37 голов) до месячного возраста, то есть до начала экс­перимента, содержали в брудерах на деревянном полу под лампа­ми, не выпускала в вольеры, чтобы не было контакта с инвазией. В возрасте 32-х дней фазанов и павлинов выпустили на землю в вольеры. При этой павлинам ежедневно давали нилверм из рас­чета 10 мг/кг массы тела по пятнадцатидневному курсу один раз в сутки. Аналогичная по возрасту группа фазанов нилверм не по­лучала. Поскольку препарат хорошо растворим в воде, на ночь поилки убирали, а утром ставили их с небольшим количеством раствора и следили за тем, чтобы все птицы пили. Затем давали воду без ограничения. Копроскопические исследования после выпуска фазанов и павлинов в вольеры проводили через день на протяжении 20-ти дней. В качестве контроля били взяты 30 фазанят, спонтанно зараженных и регулярно выделяющих яйца сингамусов. Результаты опыта представлены в таблице 4.

Таблица 4

Действие нилверма при сингамозе по профилактическому курсу

Даты исследования (1977 г.)

Результат копрологического исследования

Подопытная 1 (фазаны)

Подопытная 2 (павлины)

Контроль (фазаны)

Кол-во голов

Результат

Кол-во голов

Результат

Кол-во голов

Результат

14.06

30

отр.

37

отр.

30

полож.

18.06

30

отр.

35

отр.

30

полож.

20.06

28

отр.

33

отр.

30

полож.

22.06

28

отр.

30

отр.

28

полож.

24.06

27

отр.

28

отр.

28

полож.

26.06

25

полож.

27

отр.

28

полож.

28.06

23

полож.

27

отр.

28

полож.

30.06

23

полож.

27

отр

25

полож.

02.07

23

полож.

27

отр.

25

полож.

 

Как показали результаты наблюдений, во всех трех группах отмечен падеж молодняка. Наибольшим он был в группе павлинов, однако, ни в одном случае сингамоза не выявлено, в то время как в первой подопытной группе сингамусы обнаружены у трех фазанят из семи павших, а в контроле - у четырех из пяти со­ответственно. Количество гельминтов у павших птиц первой груп­пы колебалось от 4 до 8 экземпляров, а в контроле 8-10 пар. Первый положительный результат на сингамоз у молодняка фазана мы получили через 12 дней после выпуска его в вольеры, однако клинически это заболевание не проявлялось. Интенсив­ность инвазии составляла 2-4 яйца в капле, однако к концу опыта интенсивность увеличивалась до 5-6 яиц сингамусов в поле зрения микроскопа, что свидетельствовало об увеличении коли­чества заболевшей птицы. 30.06 у некоторых птиц отмечено «зевание».

Следовательно, ежедневная дача нилверма в дозе 10 мг/кг способствовала удалению неполовозрелых гельминтов, в резуль­тате чего павлины остались свободными от сингамусов.

Таким образом, территория Майкопского фазанария Красно­дарского ГЛОХ находится в зоне стойкого природного очага сингамоза, о чем свидетельствует высокая зараженность как резервуарных хозяев - дождевых червей, так и дефинитивных - фаза­нов.

Сингамозная инвазия заметно ослабляет организм птицы, вызывая постоянное обескровливание, в результате чего молод­няк истощается, теряет аппетит; у него происходит стойкое изменение состава крови в виде снижения количества гемоглобина и лейкоцитоза.

Эффективность действия нилверма при сингамозе взрослых фазанов составила 70 % при дозе, не превышающей 30 мг/кг.

Ежедневная дача нилверма по профилактическому курсу в дозе 10 мг/кг массы тела способствовала удалению неполово­зрелых форм гельминтов, в результате чего молодняк павлинов не заразился сингамозом за период наблюдения в условиях выпуска его на зараженную территорию.

 

Литература

 

Будкин Р.Д. К гельминтофауне врановых птиц среднего тече­ния реки Ветлуги. - Уч. зап. Горьковского вет. ин-та, 1974, вып.40.

Будкин Р.Д. Внутривидовой половой симбиоз у нематоды Syngamus trachea (Montagu, 1811) - Мат. Всес. об-ва гельминтол. 1974, вып. 26.

Будкин Р.Д. Гельминты врановых птиц Советского Союза и некоторые биологические особенности нематоды Syngamus trachea (Montagu, 1811) - Автореферат канд. дис, М., 1977.

Веселова Т.П. Современное состояние проблемы фармаколо­гии и токсикологии антигельминтиков для ветеринарии и задачи исследований в этой области. - В кн. "Проблемы общей и при­кладной гельминтологии. " М., 1973.

Макфадьен Э. Экология животных. М.; Наука, 1965.

Рыжиков К.М. Сингамиды домашних и диких животных. - В кн. "Основы нематодологии" т.1. М., 1949.

Тиунов В.И. Зараженность дождевого червя Eisenia foctida личинками метастронгилид и сохраняеность в нем личинок Metastrongylus elongatus. Тр. Моск. вет. академии, т.31, М., 1960.

Федотова М.Н. Испытание бенацила и БМК при аскаридиозе кур. Бюл. Всес. об-ва гельминтол., 1977, вып.20.

Шмальгаузен И.М. Проблемы дарвинизма. М.: Наука, 1969.

Odum E.P. Fundamentals of ecology, London, 1954.

Воssche H. Life Sci, № 16, 1967.